Политика

«Уже никто не скажет, что это сепаратисты стреляют сами по себе»

Украинский политик признал, что война ведется с мирным населением
Генерал-полковник в отставке, главный переговорщик с украинской стороны по обмену пленными Владимир Рубан

Генерал-полковник в отставке, главный переговорщик с украинской стороны по обмену пленными Владимир Рубан

Фото: СОЦСЕТИ

Глава общественной организации «Офицерский корпус», генерал-полковник в отставке, главный переговорщик с украинской стороны по обмену пленными Владимир Рубан в эфире украинского телеканала hromadske.tv рассказал о том, что происходит сейчас в Донецке. Фактически впервые украинская сторона признала, что ведет войну с мирными жителями.

«Из района аэропорта бьет артиллерия»

- Блокировка Донецка не работает. Возможно, она и работала бы, но идет обстрел города. Я уже даже хочу предложить ордена и медали украинским артиллеристам, которые стреляют из района аэропорта, из района 25-й бригады по мирным домам, по мирному населению. Может, они вполне заслужили это. За точность и за неточность.

Одно дело, когда оперативные какие-то, мобильные минометные группы ездят и обстреливают город. Тогда можно сказать, что это какая-то третья провокационная сторона. Но когда бьют из района аэропорта артиллерийские установки, здесь уже никто не скажет, что это сепаратисты стреляют сами по себе.

«Не попасть в заданную точку - надо ухитриться»

- Здесь странные моменты. Мне говорят, что снаряды летят не туда, где находятся военные объекты. Давайте сами посудим: артиллерия - наука довольно точная. Изучают траекторию полета снаряда, баллистику. Это изучают даже не артиллеристы, в других военных училищах. И не попасть в XXI веке из орудия в заданную точку - надо ухитриться. Вот такое впечатления, что наши все время ухитряются.

«Ведется обстрел для устрашения»

- Идет постоянный обстрел скорее для устрашения. Не разрушения объектов, а устрашения, но устрашают мирное население путем хаотического попадания в разные объекты. Там много неразорвавшихся снарядов торчат прямо в дороге или в огородах. Но слава богу, что хоть Горловку еще не снесли с лица земли вместе с мирным населением. Ее обстреливали очень жестко, еще когда я заходил туда на обмен пленных. И даже зная, что я туда захожу с группой, все равно Горловку продолжали обстреливать.