Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+14°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ7 апреля 2015 21:00

Рак предстательной железы вышел у белорусских мужчин на первое место

В советские годы мужчины про эту хворь и думать боялись. Оказалось, нужно не бояться, а действовать. Как - в интервью заведующего отделом онкоурологической патологии РНПЦ онкологии и медицинской радиологии Сергея Полякова
Рак предстательной железы вышел у белорусских мужчин на первое место, обогнав по заболеваемости рак легкого, онкоуролог Сергей Поляков (второй справа) рассказал "Комсомолке", почему не стоит паниковать и как можно пытаться не допустить болезнь. Фото: личный архив.

Рак предстательной железы вышел у белорусских мужчин на первое место, обогнав по заболеваемости рак легкого, онкоуролог Сергей Поляков (второй справа) рассказал "Комсомолке", почему не стоит паниковать и как можно пытаться не допустить болезнь. Фото: личный архив.

В советские годы мужчины про эту хворь и думать боялись. Оказалось, нужно не бояться, а действовать: рак предстательной железы в старости может настигнуть практически каждого, такова особенность мужского организма. Почему рак не приговор и как можно пытаться предотвратить болезнь, «Комсомолке» рассказал заведующий отделом онкоурологической патологии РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н.Александрова Сергей Поляков.

Сергей Львович благодарен за выбор специальности своему учителю - академику и знаменитому хирургу-урологу Николаю Евсеевичу Савченко, который 20 лет (до 1986-го года) возглавлял Министерство здравоохранения БССР, после руководил кафедрой, преподавал.

В начале 80-х онкоурология в Беларуси лишь зарождалась. Сегодня Сергей Поляков заведует целым отделом, где выполняют порядка 1700 операций в год.

Пока здание онкоурологии в Боровлянах на реконструкции, но к концу года пациенты должны обустроиться в новых палатах с душем и туалетом. За счет удобств численность коек - их было 65 - немного уменьшится, но внедрение новых технологий и оборудования сократят сроки пребывания в стационаре. Врачи уверяют, что лечит не койка, а организация процесса. Зато увеличится количество операционных - их будет четыре.

Сергей Поляков: "При незначимом раке мы предлагаем отложить лечение". Фото: личный архив.

Сергей Поляков: "При незначимом раке мы предлагаем отложить лечение". Фото: личный архив.

- Сергей Львович, по раку простаты информации немного, порой это закрытая тема: неудобно, неприлично, да и боязно. Для некоторых - и вовсе приговор…

- Неправда, на ранних стадиях рак простаты лечится хорошо. Гораздо больше людей умирает от сердечнососудистых заболеваний, люди переживают инфаркты, инсульты, живут с артериальной гипертензией, но многие принимают это как норму.

- Так это ж привычные, почти родные диагнозы. А про рак многие предпочитают не знать, мол, лучше прожить, сколько Бог даст, и умереть спокойно: без операций, боли и стресса.

- Элемента фатальности быть не должно. Все, что вы сейчас перечислили, произойдет именно в такой последовательности, если человек этого боится и опухоль все же возникнет. В итоге могут быть и боль, и страдания, и страх. Чем раньше выявить болезнь, тем выше вероятность от нее излечиться.

Ежегодно в Беларуси регистрируется около 3,5 тысячи новых случаев рака простаты. По заболеваемости у мужчин он вышел на первое место, обогнав рак легкого. Порядка 40% всех выявленных - это 1 - 2-я стадии, из них порядка 90% - пациенты, которые после лечения живут более пяти лет.

«Аденома не является предраковым состоянием»

- Правда, что после 50 у каждого второго мужчины проблемы с предстательной железой: либо аденома, либо рак?

- Аденома предстательной железы встречается практически у всех мужчин. Она может мешать жить: затруднять мочеиспускание или не давать возможности вымочить из мочевого пузыря всю мочу. В то же время аденома может быть большой, но мужчина может без проблем прожить до 100 лет.

И главное: аденома предстательной железы не является предраковым состоянием. Это разные процессы. Когда мужчина знает про аденому и приходит к врачу, мол, меня ничего не беспокоит, но я хочу от нее избавиться, чтобы из нее не вырос рак - это неправильно. Еще раз повторю: эти процессы не взаимосвязаны.

- Читала, что в 80 лет практически у каждого мужчины, если захотеть, можно обнаружить рак простаты.

- Да, но в большинстве случаев это тот рак, который никогда себя не проявит.

- Не зря за рубежом существует классификация вредных анализов. Например, таким считают онкомаркер предстательной железы ПСА - для пожилых мужчин. Мол, жил нормальной жизнью, увидел увеличение, занервничал и умер от стресса.

- Да, если мужчине 75 лет, его особо ничего не беспокоит - главное не нервничать и не начинать усиленно искать. Это не значит, что мы отказываем, но целенаправленно вызывать таких мужчин к урологу и брать ПСА - это неправильно.

Есть даже шутка: вначале доктор находит болезнь, а потом пациент начинает ею болеть.

«Понятия мужского здоровья в нашей стране не существует»

- Я вчера ради интереса ввел в интернете в поисковик: «Что такое мужское здоровье?» Кроме названия мужского журнала, ничего не увидел. Определения мужского здоровья как такового у нас, к сожалению, не существует.

- Многие даже не знают, что такое предстательная железа. В интернете написано, что это орех.

- Это точно не орех (улыбается). Некоторые шутят, что это мужское сердце, мозги и так далее. На самом деле это орган, вырабатывающий секрет, входящий с состав семенной жидкости - среды, благодаря которой сперматозоид осуществляет функцию оплодотворения.

Железа небольшая, располагается глубоко в малом тазу, сразу за мочевым пузырем.

- Что делать мужчине, когда на УЗИ говорят: у вас увеличена простата?

- Это лукавый термин, что значит - увеличена? Человек большой - у него большая железа, маленький - маленькая. Да, железа объемом 100 кубических сантиметров - явно много, даже если человек большой. Но размеры железы не говорят о наличии злокачественной опухоли.

Ранних симптомов рака предстательной железы не существует. Маркер ПСА позволяет заподозрить онкологию на ранних стадиях. Но он может повышаться и после езды на велосипеде или полового акта накануне анализа.

Сейчас в Беларуси проводится скрининг, цель которого - снизить смертность от рака предстательной железы, привлечь внимание пациентов, врачей. На первом этапе - определение ПСА, на втором - выполнение биопсии, только после ее проведения и исследования клеток можно поставить диагноз рак. УЗИ - хороший дополнительный метод, но для диагностики рака простаты он не носит решающего характера.

Наша группа интереса - мужчины от 50 до 65 лет - вроде бы, не самый подверженный болезни возраст. Но именно в этом возрасте опухоли простаты агрессивные и часто смертельные. Именно у пациентов в этой возрастной группе можно добиться наилучшего результата в излечении и снизить смертность у нашего мужского населения. После 70 лет вероятность того, что мужчина умрет от рака простаты, снижается.

- Сколько лет самому молодому пациенту из вашей практики?

- Было 36, он и сейчас под наблюдением, но такой возраст - скорее, уникальный случай.

«При незначимых раках мы предлагаем отложить лечение»

- Для многих приговор даже не сам диагноз, а биопсия, во время которой столь нежный орган превращают проколами чуть ли не в решето…

- Тут важно расставить приоритеты. Любая инвазивная процедура, когда нарушается кожа или слизистая, бывает болезненной и может привести к осложнениям. Биопсия предстательной железы не настолько болезненна, как кажется, и может выполняться под местным обезболиванием.

Иногда эта процедура может привести к кровотечению, вызвать воспаление, задержку мочи. Но чтобы успокоить, скажу, что процент осложнений, требующих лечения, после первичной биопсии предстательной железы составляет менее 1%.

- Кому вы отказываете в лечении?

- Есть такое понятие - незначимые раки предстательной железы. Когда его выявили, но на основании многих критериев мы предполагаем, что данный случай будет неагрессивным, проявит себя очень нескоро и такого пациента можно активно наблюдать. Мы не отказываем, но важно понимать, что любое лечение, которое мы предложим такому пациенту, может повлиять на качество его жизни.

- Что вы имеете в виду?

- Например, в результате операции может возникнуть нарушение эректильной функции. Поэтому предполагая, что у пациента незначимый рак, мы можем перенести начало лечения на более поздние сроки. И, возможно, в ближайшие 10 лет он проживет нормальной жизнью, а после активизации опухоли будет вовремя пролечен и избавится от болезни.

Но активное наблюдение подразумевает жесткую тактику, которую пациенты порой не выдерживают. Чтобы знать, активизировался процесс или нет, надо кроме регулярных лабораторных тестов, раз в год выполнять биопсию.

- Ого, каждый год? Пациенты не говорят: давайте лучше один раз удалим, чем 100 раз будем прокалывать?

- Есть и такие. Но есть и другой момент. Например, мы выявили опухоль у пациента в возрасте 78 лет, у которого есть болезни сердца или легких. И он нас буквально трясет за грудь: лечите меня от этого рака! Важно объяснить, что вероятность того, что он от него умрет, близится к нулю. Эта опухоль может развиваться еще долго, а другие болезни - прогрессировать и являться противопоказанием к активному лечению. Таких пациентов, как вы выразились, мы отговариваем. В этом возрасте не надо каждый год делать ПСА и биопсию. Лечить имеет смысл, если опухоль проявляет себя болью или затрудненным мочеиспусканием.

«Результаты биопсии можно перепроверить»

- Бывают неправильные диагнозы, можно перепроверить анализ биопсии?

- Конечно, в ряде случаев пациент имеет право перепроверить анализ, показать его другому морфологу. Рак предстательной железы - это не острый аппендицит, когда счет идет на минуты, здесь реально работает поговорка: семь раз отмерь - один раз отрежь.

- Верно, что спортсмен-вегетарианец имеет меньший риск заболеть раком простаты, нежели офисный работник, страдающий ожирением?

- Теоретически да. Если брать причины, на первом месте - возраст, на втором - образ жизни и питания. Один из факторов риска - пища, богатая животными жирами. Возьмем, к примеру, китайцев или японцев, которые болеют раком простаты реже. Переехав в США, начав больше употреблять фастфуд и жиры, они начинают болеть чаще, чем их соотечественники на родине.

Сергей Львович к тому же заядлый грибник и предпочитает зонтики. Фото: личный архив.

Сергей Львович к тому же заядлый грибник и предпочитает зонтики. Фото: личный архив.

Но иногда родственники пациента сокрушаются: он не пил, не курил, спортсмен, а все равно заболел, почему? Всех причин мы не знаем. Есть генетические моменты, поломки на уровне генома.

- Но хоть что-то женщины заранее могут сделать для мужчин?

- Только любить (улыбается)! Ранняя диагностика - это лучшее, что мы можем сделать. Следите за питанием, гуляйте по вечерам. Для предстательной железы полезны томаты. Особенно ликопины, которых много в томатных соусах, желательно не острых и натуральных.

Плюс цинк, его много в белых семечках. Плюс здоровый образ жизни. Пациенты, продолжающие курить, хуже поддаются лечению. Соблюдение этих правил важно, но, к сожалению, это не 100%-ная гарантия.

- А как вы относитесь к народным методам?

- Я видел пациентов, которые в результате лечения народными средствами попадали в реанимацию. В народе часто лечатся ядами, не понимая, что они могут отрицательно сказаться на любом органе и организме в целом.

- Многие мужчины боятся этого диагноза?

- Есть люди, которые, не имея болезни, уже умирают от нее. А есть безразличные к здоровью: да, у меня опухоль, но мне некогда - надо картошку сажать! В момент посадки и уборки урожая пациентов меньше.

Иногда мужчины доводят себя до жуткого состояния: приходит почти неживой. Причем не всегда из далекой деревни, но и профессора: мол, у меня студенты, экзамены. Ну и что, что запоры, ну и что, что я в туалет хожу пять раз за ночь. Отношение наших граждан к себе порой ужасает. Хорошо, что большинство соотечественников - все же активные деловые люди, которые привыкли управлять своей жизнью и решать проблемы, а не загонять их внутрь.

ДОСЬЕ «КП»

Сергей ПОЛЯКОВ, онколог-уролог, кандидат медицинских наук, врач высшей категории.

Окончил Минский мединститут, ординатуру в области онкологии. Заведующий отделом онкоурологической патологии с группой лучевой терапии в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Александрова в Боровлянах.

Проходил стажировку в Германии (Кельн и Аахен). Член Белорусского общества онкологов, Белорусской ассоциации урологов, Российского общества онкоурологов, Европейской ассоциации урологов. Стаж работы - 26 лет.