2016-08-24T02:03:18+03:00

Тайна перевала Дятлова: Почему Семена Золотарева не хотели принимать в партию

Корреспонденты «КП» продолжают изучать загадочную личность самого старшего участника похода [эксклюзив]
Поделиться:
Комментарии: comments233
Тайна перевала Дятлова: Почему Семена Золотарева не хотели принимать в партиюТайна перевала Дятлова: Почему Семена Золотарева не хотели принимать в партию
Изменить размер текста:

Напомним, зимой 1959 года в горах Северного Урала пропали девять туристов, ушедших в поход под руководством Игоря Дятлова. Через месяц спасатели обнаружили их разрезанную палатку. А в радиусе полутора километров от нее - пять замерзших тел. Трупы остальных нашли только в мае. Почти все туристы были разутые и полураздетые. У некоторых - смертельные травмы. До сих пор не разгадано, почему ребята убежали на лютый мороз и на свою погибель.

Месяц назад мы начали серию публикаций, посвященных Семену Золотареву. Известно, что он прошел всю войну, в 1945-46 годах был курсантом в Московском военно-инженерном училище, после в Ленинградском. А осенью 1946 года был зачислен в студенты Белорусского института физической культуры.

О странностях военного периода нашего героя мы рассказали в прошлой публикации. Ныне поговорим об учебе Золотарева в Минске. Большую работу по этой теме проделал исследователь Сергей Чуйко. Специально для «Комсомольской правды» он отыскал уникальные архивные документы, о содержании которых мы и поведаем.

КУРСАНТЫ ИЛИ СТУДЕНТЫ?

Итак, в 1946 году наш Семен Золотарев поступает в Белорусский институт физкультуры в Минске. Сюда он приехал после демобилизации, имея на руках лишь проходное свидетельство.

Проходное свидетельство.

Проходное свидетельство.

На основе этого документа директор института Сарычев пишет записку начальнику паспортного стола с просьбой выдать студенту Золотареву паспорт. Хотя, по закону тех лет, выдать документы после демобилизации могли только по месту призыва в армию. Странный отход от правил.

Записка с просьбой выдать паспорт.

Записка с просьбой выдать паспорт.

Как бы то ни было, Семен Алексеевич сдает вступительные экзамены и поступает на факультет, который именуется «Специальный».

Семен Алексеевич сдает вступительные экзамены и поступает на факультет, который именуется «Специальный».

Семен Алексеевич сдает вступительные экзамены и поступает на факультет, который именуется «Специальный».

Что это был за факультет и почему он так назывался? Если верить документам, то специальным факультетом становятся наборы студентов только за 1945 и 46 годы. Следующие наборы числятся как основной факультет.

И вот какая очередная странность. В обычной практике факультет - это несколько кафедр по разным дисциплинам.

А в данном случае - все наоборот. Создаются два деканата - основной и специальный. Основному подчиняются первый и второй курсы, специальному - третий и четвертый. И на тех, и других готовят преподавателей по физкультуре, тренеров или сотрудников комитетов по спорту и физической культуре. Но есть отличие. На основном студенты посещают лекции по военной подготовке, а на специальном - по спецподготовке. Что такое спецподготовка? Об этом не говорится ни в одном документе.

ПЛАМЕННЫЙ ОРАТОР

То, что Семен Золотарев в 1944 году стал кандидатом в члены КПСС, а в 1949 году его приняли в партию, факт известный. Об этом мы знаем из его учетно-партийной карточки.

Запись в учетно-партийной карточке.

Запись в учетно-партийной карточке.

Но как проходил его прием? Об этом мы сейчас расскажем впервые. Есть протоколы институтских партсобраний, на которых Семен Золотарев не только присутствует, но и регулярно выступает.

Например:

«Выступление т. Гурьева Н.Н. Правильно ставит вопрос о специализации студентов. Хорошо, что у нас широкий профиль, но из-за этого у нас иногда страдает специализация. Студенты не знают даже, что такое некоторые виды спорта (спиннинг, регби). Судейскую категорию студенты должны иметь не только по своей специализации, но и по нескольким другим, так как на периферии нет специалистов и окончивший институт должен быть многосторонним по спортивной квалификации. Друйкин - пятно на курсе, до сих пор имеет задолженность; курс постановил, чтобы он сдал задолженность к 5/III».

***

«Правление СКИФа бездействует. Для велосоревнований машин не оказалось, т.к. они были в личном пользовании хозяйственников. Плохо работает у нас душ. Хозяйственники не на месте».

***

«Студенты жалуются, когда же нас вытащите из пещеры-подвала, там жить совершенно невозможно. Теперь, правда, у нас есть бачок для воды, но и из пещер студенты не захотели переселиться на стадион, так как там хуже, холодно.

Комнаты убираются плохо, везде паутина, нет метелок, чтобы сами студенты могли убрать, нет тумбочек в общежитиях на стадионе.

В столовой партшколы обеды стоят дороже, чем в столовой политехнического института. Белье меняется очень редко, необходимо организовать прачечную для студентов, надо, чтобы студент имел возможность кипятить воду.

Необходимо организовать коллективные походы студентов в кино и театры».

Обратите внимание, как он говорит – конкретно, с критикой административно-хозяйственной части института, которую возглавляет товарищ Фрейдин. О нем мы расскажем позже. И вот после таких выступлений весьма странно выглядит его прием в партию.

ПАРТБЮРО: «МЫ НЕ ВИДИМ ЕГО НИ В СПОРТЕ, НИ В УЧЕБЕ»

Вообще-то процедура приема была достаточно формальная. Сначала партийное руководство института на партбюро согласовывало - достоин ли кандидат, а уже после их решение оформлялось протоколом партсобрания. На бумаге весь процесс занимает максимум полстраницы. В случае с Семеном обсуждение явно затянулось. Вот стенограмма рассмотрения его кандидатуры на партбюро. Февраль 1949 года.

ЗАСЛУШАЛИ:

Заявление кандидата ВКП(б) Золотарева С.А., 1921 года рождения. Участник отечественной войны. С 1938 года член ВЛКСМ, с сентября 1944 года кандидат ВКП(б).

БУЛОЧКО, доцент, заведующий кафедрой фехтования: Какая успеваемость?

ОТВЕТ: Отлично и хорошо.

БОГДАНОВ, начальник военной кафедры:

Почему товарищи считают его индивидуалистом и он не участвует в общественной работе? Почему демобилизовался из училища?

(ОТ АВТОРОВ: Имеется в виду Московское военно-инженерное училище, а после Ленинградское, куда Семен был направлен на учебу после окончания Великой отечественной войны).

ОТВЕТ: По окончании войны попал на прием в ленинградское училище. А мой год рождения попадал под демобилизацию и начальник училища демобилизовал. И поступил в институт.

БУЛОЧКО: Участвовал ли в войне? Есть ли награды?

ОТВЕТ: Участвовал. Орден Красной Звезды и медаль «За Отвагу».

(ОТ АВТОРОВ: Это был очень странный ответ Золотарева. Неужели Семен так волновался, что напрочь забыл, какие у него есть награды? По документам его награждали Орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Сталинграда», «За взятие Кеннигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Медали «За Отвагу» в его послужном списке точно нет. Неужто ради красного словца ввернул? А смысл?).

ГЕТМАНЕЦ, руководитель объединенной кафедры легкой атлетики и лыжного спорта: Он может и должен учиться, но мы не видим его ни в общественной работе, ни в спорте, ни в учебе. Такая тенденция для коммуниста является неправильной. Коммунисту надо всегда показывать пример, надо перестраиваться.

ФРЕЙДИН, завхоз института: Я считаю, что Золотарев ни от чего не отказывается. Не думаю, что он всегда обособленный. Но он был инициатором строительства комнаты и сейчас у них чисто. Вопрос перевода его в члены партии послужит уроком для улучшения и активности его в работе.

БУЛОЧКО: Пассивен во всех мероприятиях. Учится средне. Не участвует в научных конференциях. Почему вы не инструктор-общественник? Надо, чтобы товарищ Золотарев показал себя. Март, апрель. Оправдает себя за этот период. А потом посмотрим. Надо перестроиться за три месяца, а потом разобрать снова.

Предложение: отложить разбор с тем, чтобы разобрать после. За - 2, против - 4. Принять в члены партии. За - 4, против - 2.

Потрясающая ситуация. Большинство членов партбюро против приема Семена Алексеевича Золотарева в ряды КПСС. Причем, против выступают не рядовые преподаватели и студенты. А Константин Трофимович Булочко – заслуженный тренер, фронтовик, один из лучших специалистов по русскому рукопашному бою. Богданов – офицер, фронтовик, главный по военной подготовке студентов. А защищает нашего героя только завхоз Фрейдин. Тот самый Фрейдин, работу которого Золотарев критикует на институтских собраниях. Правда, он непростой завхоз, а здешний биограф вождя СССР. Абы кому не поручат читать лекции на тему «Биография товарища Сталина». А когда Фрейдин в числе иных педагогов и студентов отправляется в Москву для участия в 1947 году в параде физкультурников на Красной площади, то почему-то в списках только его должность звучит как «советский работник». Напрашивается аналогия с «серым кардиналом».

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

ПАРТСОБРАНИЕ: «РЕКОМЕНДАЦИИ ПОТЕРЯЛИСЬ»

Через неделю в институте состоялось партийное собрание. И вновь протокол.

БОГДАНОВ: На партбюро мнения разделились и пришли к решению вопроса о приеме на партийное собрание. Против Золотарева говорит то, что, во-первых, ничем себя не проявляет в общественной жизни, во-вторых, большой индивидуалист - обособляется от студентов.

КОТОВ, секретарь парторганизации, начальник кафедры марксизма-ленинизма: т. Золотарев расскажите вашу биографию и дайте объяснение по сомнительному вопросу.

Золотарев рассказывает биографию.

БУЛОЧКО: Когда вступили в партию?

ОТВЕТ: Во время пребывания в действующей армии в качестве сапера.

ПАВЛОВ: Почему демобилизовались из училища?

ОТВЕТ: По указу Верховного Совета соответственно году рождения.

БУЛОЧКО: Имели ли партийные взыскания?

ОТВЕТ: Не имел.

ФРЕЙДИН: Какие выполняли поручения?

ОТВЕТ: Работал агитатором, выполнял мелкие поручения.

НИКОЛАЕВ: Как вы проявили свое лицо как коммунист перед беспартийными?

ОТВЕТ: Считаю, что выполнение партийных нагрузок говорило о моем партийном лице.

КОТОВ: Каковы взаимоотношения с товарищами?

ОТВЕТ: Я всегда считал, что хорошие.

САРЫЧЕВ - директор института: Каковы ваши отметки по основам марксизма-ленинизма? ОТВЕТ: Отлично.

КОТОВ: Как вы объясняете свою оторванность от студенческой массы?

ОТВЕТ: Не знаю. Я впервые услышал об этом на партбюро.

ПАВЛОВ: Как вы разошлись с составом своей комнаты?

ОТВЕТ: Я ушел из комнаты, когда стал строить новую. Так что с теми товарищами я не живу.

КОТОВ: Чем объяснить ваш длительный кандидатский стаж - 5 лет?

ОТВЕТ: Приехав на первый курс, я сдал вам рекомендацию, как секретарю. Вы сказали - обождать. Затем ответили, что рекомендации потерялись.

КОТОВ: Затеряться рекомендации не могли, по-видимому вышел их срок годности.

ФРЕЙДИН: Плохого о Золотареве ничего не знаю.

ЧЕЛЫШЕВ, однокурсник Семена: Золотарев действительно обособляется, индивидуалист. Считаю, что нужно повременить с приемом в партию.

БОГДАНОВ: Как вы Золотарев допустили сегодня срыв политзанятий, плететесь в хвосте, а не возглавляете группы?

ГЕТМАНЕЦ: Золотарев имеет пережитки старого крестьянина, нигде не выступает ярко.

НИКОЛАЕВ, однокурсник Семена: Столкнулся с ним как с невнимательным студентом. И слышал от других студентов, что Золотарев уходил от лыжной подготовки. Заметна оторванность от общего дела.

Удивительное дело! Большинство высказывается не в пользу Семена. А его все равно принимают в партию. Почти единогласно, лишь один член партсобрания позволил себе воздержаться. Сдается нам, что это был либо Булочко, либо Богданов. Судя по их репликам, они уж точно не считали Золотарева достойным звания коммуниста. Не пройдет и года, как оба будут уволены из института. Причем, Богданова уволят с треском - по причине «невысокой педагогической культуры и морального разложения». Любопытно, связано ли это с тем, что они были против вступления Золотарева в ряды КПСС?

По нашему мнению, Золотарев мог являться сотрудником Госбезопасности. Здоровый, спортивный, умный и смелый парень, войну прошедший – просто находка для разведки и контрразведки. Вряд ли могли гэбэшники обойти такого человека вниманием. А если так, то наш герой, наверняка, мог, если не сам, то через покровителей, влиять и на кадровую политику института. Но кто эти покровители? Об этом мы постараемся рассказать в нашей следующей публикации. Тогда же поведаем и о странной ситуации с распределением Золотарева. Ведь его направляют в Гродно, а он по какой-то причине едет в Пятигорск, где в это время активно разрабатываются урановые рудники.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

Протоколы институтских партсобраний.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Золотарев был слаб в гимнастике

Будучи в Минске нам удалось встретиться с человеком, который преподавал у Семена Золотарева гимнастику. Это Михаил Цейтин. Легенда белорусской акробатики. Михаилу Ильичу – 95 лет. Но он до сих пор обучает студентов и принимает у них зачеты и экзамены. В это верится с трудом, но Цейтин помнит одного из своих первых учеников – Семена Золотарева и узнает его на фотографиях.

- Красивый парень он был - Саша Золотарев.

- Именно Саша?

- Да.

- А по паспорту он был Семен.

- Да я знаю. Он был моим студентом. Я помню его. Нравилось ему имя Саша. Он специализировался на гимнастике. Он вообще хороший парень был, интересный. Единственное, он не мог достичь результатов в гимнастике, потому что у него были тугие плечи. Он на кольцах выкрут не мог сделать. А вот тренерские задатки у него были хорошие.

- А про войну рассказывал он?

- Нет. А он разве воевал?

- Ну да. Прошел всю войну.

- Надо же! Я не знал этого! Он никогда про это не заикался.

- А почему? Может быть, он был причастен к каким-то спецслужбам?

- Если бы это было так, я бы об этом знал.

- Потому что вы тоже были причастны к органам?

- Да.

- Но это странно, что он прошел всю войну и не говорит об этом? Были тогда в вашем окружении такие?

- Не помню таких. Обычно все мы фронтовики много чего про войну рассказывали. А как же! Каждый делился пережитым. Золотарев точно никогда о военном не вспоминал, потому я думал, что он не воевал.

- Из-за странностей в биографии Золотарева даже есть мнение среди наших читателей, что-де он мог быть немецким шпионом… .

- Ерунда это. Он открытый, общительный парень был. Правда, он мог, например, на войне оказаться в такой нехорошей ситуации, из-за которой ему приходилось скрывать свое военное прошлое.

- То есть, нехорошая ситуация исключает работу на немцев?

- Если бы это происходило на территории Беларуссии, то разведка донесла бы. А если нет, то не знаю. Нет, не могу представить Золотарева на той стороне.

- Михаил Ильич, а Золотарев гимнастикой занимался по своему желанию или было какое-то распределение по видам спорта?

- Да, он сам хотел заниматься. Но способностей к гимнастике у него не было.

- Вы помните какие-то необычные, яркие случаи, связанные с Золотаревым?

- Нет, ничего такого особенного.

Мы благодарим Михаила Ильича за интересную беседу!

А пока просим всех, кто знает какие-либо достоверные факты о трагедии на перевале Дятлова, написать нам: konata@kp.ru, vars@kp.ru. Или позвонить: (495) 637-64-97.

Читайте электронную книгу: «Кто прячет правду о гибели группы Дятлова»

Смотрите также наш фоторепортаж: «Зимняя экспедиция «КП» и Первого канала на перевал Дятлова»

Перевал Дятлова: Тайна под грифом секретно.Корреспонденты «КП», расследуя одну из засекреченных тайн ХХ века, обнаружили неизвестные факты известной трагедииКП-ТВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также