2016-08-24T01:55:05+03:00

"Признаюсь честно: я реально хотел быть министром"

Не стало Михаила Лесина - экс-министра РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
Поделиться:
Комментарии: comments296
Экс-глава холдинга и бывший российский министр печати Михаил Лесин скончался от сердечного приступаЭкс-глава холдинга и бывший российский министр печати Михаил Лесин скончался от сердечного приступаФото: РИА Новости
Изменить размер текста:

6 ноября 2015-го скончался Михаил Лесин - от сердечного приступа. Он родился 11 июля 1958 года в Москве в семье военного строителя. За свою жизнь много разных должностей занимал. Но широким массам, особенно журналистским, запомнился прежде всего двумя...

В 1999 - 2004 гг. был министром РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. В 2013 - 2015 гг. - председатель правления (гендиректор) холдинга "Газпром-Медиа".

Кстати, по инициативе Лесина был создан государственный телеканал Russia Today. Он также являлся основателем компании "Видео Интернешнл".

Я встречался с ним несколько раз, делал интервью. Однажды даже очень большое. Он сам приехал к нам в "Комсомолку" на улицу "Правды", 24. Выпили, поговорили, закусили...

Пожалуй, это - самый откровенный разговор Лесина за все время работы в верхах. Было это через полтора года после назначения на министерский пост... Полностью интервью вышло 5 декабря 2000-го. Вот несколько фрагментов...

По инициативе Лесина был создан государственный телеканал Russia Today Фото: РИА Новости

По инициативе Лесина был создан государственный телеканал Russia TodayФото: РИА Новости

«Сколько стоит министр Лесин?»

- К нам в редакцию периодически приносят заказные материалы на Лесина.

- Неужели? Так печатайте! Я привык.

- Рука не поднимается.

- И много, интересно, за меня платят?

- За вас - много...

«У государства есть большие ресурсы борьбы с прессой»

- Вы часто встречаетесь с Путиным?

- Нередко.

- И что же вы с ним обсуждаете?

- Много разных тем - в основном по нашей отрасли.

- Ага! Значит, вы точно там что-то нехорошее замышляете! Может, даже строите планы, как побороть прессу...

- Бороться с вами проблем никаких нет. У государства ресурсов для этого гораздо больше, чем у СМИ - для борьбы с государством.

- Чего же тогда не боретесь?

- Зачем? Вы сами научитесь строить с властью и обществом цивилизованные отношения. И потом, что значит бороться с прессой? Тогда придется изменить общественно-политический строй в стране. А у власти и в мыслях этого нет.

- Но есть же теория, что в принципе к этому все и идет...

- А давайте рассмотрим вашу теорию на обычном житейском примере. Жил-был крупный российский бизнесмен. Десять лет он чувствовал себя вольготно - давал, кому надо, взятки, получал почти задаром ресурсы. А тут у руля страны становится новый человек и начинает со всем этим бороться.

Понятно, бизнесмену это не нравится, и он объявляет: «Ребята, грядет диктатура!» А вы подхватываете. Ведь так получается? У нас же принято было бороться с властью, и по-прежнему это престижно.

- А власть сама то и дело подставляется.

- Может быть. Но надо смотреть в корень. Любой властный маятник может колебаться от анархии к полной диктатуре. Предпочтительнее - золотая середина. На мой взгляд, у нас маятник был все же ближе к анархии.

Теперь мы хотим в золотую середину. Но нельзя этот самый маятник просто взять и подвинуть туда, куда нам хочется. Он все равно сначала качнется в жесткую сторону. Поэтому надо подождать, посмотреть. Есть ли вообще реальные какие-то «угрозы демократии и свободе?» Оправдались ли опасения на сей счет?

«Самая большая угроза свободе слова - сами СМИ»

- Михаил Юрьевич, если от вас исходят «добрые дела», от кого же тогда - угроза свободной печати?

- От самих же печатных СМИ, которые не могут реально оценить собственные возможности, ситуацию на рынке, потребности и интересы читателей. Плюс зачастую проводят неверную маркетинговую политику. Отсюда - желание закрыть дыры в своем бюджете любыми путями, вплоть до криминального получения левого дохода за счет неучтенной косвенной рекламы или заказанных в чьих-либо интересах проплаченных статей. Это все негативно сказывается на здоровье СМИ.

За свою жизнь Лесин много разных должностей занимал. Но широким массам, особенно журналистским, запомнился прежде всего двумя... Фото: РИА Новости

За свою жизнь Лесин много разных должностей занимал. Но широким массам, особенно журналистским, запомнился прежде всего двумя...Фото: РИА Новости

- Но разве можно их в этом винить?

- Да, здесь много объективных причин. Во-первых, количество печатных изданий за какие-нибудь 5 - 8 лет достигло нескольких десятков тысяч и в последнее время ежегодно прирастает на 10 - 15 процентов. Поэтому остро ощущается дефицит профессиональных кадров для печатных СМИ.

Во-вторых, рынок этот развивается без учета реальных потребностей общества. Сколько надо таблоидов, а сколько серьезных изданий - это не просчитывалось, не исследовалось. Отсюда - возможные перекосы.

А еще - не отлаженная система распространения, проблемы полиграфического комплекса, который устаревает и гибнет, искусственный дефицит бумаги... Все это - результат многолетнего несистемного подхода к развитию отрасли.

И, наконец, еще одна причина - несоответствие сегодняшнего закона о СМИ реальному положению вещей. Мы обязательно должны прописать роль издателя, владельца, редакции и журналиста во всем этом процессе.

Опять же я считаю, что сегодня степень свободы и печатных, и электронных СМИ максимальна, а ответственность за то, что пишется и о чем говорится, - категорически минимальна.

Вот, собственно, главные причины того, почему наши СМИ серьезно утратили влияние на общество и доверие со стороны и читателей, и зрителей. Если мы не придем к пониманию этих проблем, срочно не займемся их решением - столкнемся с серьезным кризисом, особенно в печатных СМИ. Многие популярные издания могут просто погибнуть.

- Выходит, впереди нам ничего хорошего не светит?

- Все зависит от того, с какой энергичностью мы будем действовать. Если сможем «подлатать» закон о СМИ, сделать законы о политической рекламе, о телевидении и радиовещании, изменения пойдут достаточно быстро. Плюс если при этом нам удастся ограничить государство в информационном поле...

- А государство-то чем вам помешало?

- Сегодня оно является самым главным игроком на этой площадке: слонообразным, неповоротливым. У него сосредоточены все основные ресурсы - 65 типографий, 62 издательства, огромное количество предприятий инфраструктуры, передатчики, радиостанции... Государство и само неуклюже действует, и других тормозит, и ресурсов для модернизации не выделяет, потому что их нет...

Поэтому потенциал для развития отрасли я вижу как раз вне рамок госсобственности. При этом государство, естественно, не устраняется совсем, а становится одним из игроков на информационном рынке, довольствуясь более скромной ролью, чем сейчас.

А чтобы вы не заподозрили меня в крамоле, замечу: наша позиция находит полное понимание и поддержку у президента.

«Президент читает газеты от корки до корки»

- Интересно, президент читает дайджесты или «живые» газеты?

- Разумеется, «живые». И новости смотрит тоже «живьем». А уж «Комсомолку» точно читает.

- Ну и как она ему?

- Я не знаю. Он свои эмоции, как правило, держит при себе. Но четко понимает, какая газета что собой представляет, как распространяется, каково ее влияние. И еще: я ни разу не слышал от него, что такая-то газета плохая, а такая - хорошая...

- И тем не менее сейчас в Кремле на газеты обижаются чаще, чем это было при Ельцине. Не знаете, почему?

- Потому что обидно. Потому что пресса стала злее. Мы открыли здесь такой широкий шлюз... Я считаю себя человеком достаточно выдержанным и «пуленепробиваемым», и то стал заводиться, раздражаться.

- Разве «отмороженных» статей стало больше?

- Конечно. Причем если раньше пытались кольнуть какой-то конкретикой, то сейчас - «по слухам», «якобы», «из некоторых источников». Вот это и бесит...

Я тоже как-то попал в переплет. Мне жена устроила дикий скандал после того, как заглянула однажды в Интернет, а там - про то, что я, оказывается, в 1987 году накупил видеомагнитофонов и тиражировал на них порнографию. Да и маму жалко, она человек пожилой, всему верит.

- А вы на самом деле не тиражировали?

- Да вы что?

- Ни одному министру печати не доставалось столько, сколько Лесину...

- Да, мне можно было совершенно спокойно перекладывать ответственность на чужие плечи - своих заместителей, других чиновников. Но я привык все брать на себя, особенно в сложных ситуациях. И, как показывает практика, нарываюсь сам. Вот и получаю.

- То есть все это вам поделом?

- Конечно, в том смысле, что я - и только я - должен отвечать за свои слова и действия. Может быть, моя вина еще и в том, что я не объясняю какие-то свои поступки.

- Сколько вы получаете за эту нервотрепку?

- Зарплата у меня составляет в общей сложности 12 тысяч рублей.

- На что же вы живете?

- На свои доходы, которые заработал до того, как стал министром.

- Вы богатый человек?

- Не богатый, а достаточно обеспеченный. За последние два-три года я заплатил несколько миллионов рублей налогов. Потому так откровенно об этом говорю, что эти деньги не свалились с неба - я их заработал.

* * *

- Зачем вам тогда министерский портфель? Для ощущения власти?

- А вот как раз это меня никогда не интересовало... Признаюсь честно: я реально хотел быть министром. Приложил большие усилия для создания этого министерства. В отрасли далеко не все в порядке. И на телевидении, и в печати, и в средствах массовой коммуникации.

Я был уверен: вот приду со своей энергичной командой, за полгода все это разгребу - и начнем по-нормальному работать. Ничего подобного! Дело движется, но пока еще вязко и медленно.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также