Экономика

Владимир ЖУК: У малого бизнеса большая миссия

Мы поговорили с представителем Московского областного отделения организации малого и среднего бизнеса «Опора России»
Николай ВАСИЛЬЕВ
Денис Буцаев (слева), заместитель Председателя Правительства Московской области, министр инвестиций и инноваций Московской области, и Владимир Жук, представитель Московского областного отделения организации малого и среднего бизнеса «Опора России».

Денис Буцаев (слева), заместитель Председателя Правительства Московской области, министр инвестиций и инноваций Московской области, и Владимир Жук, представитель Московского областного отделения организации малого и среднего бизнеса «Опора России».

В экономике штормит. Кризис бьет по флагманам отечественного бизнеса – крупным частным компаниям и государственным корпорациям. Казалось бы, перспективы малых предприятий еще безрадостней, «малышам» просто не хватит жирового запаса пережить эти непростые годы. Однако представитель Московского областного отделения организации малого и среднего бизнеса «Опора России» Владимир Жук уверен: именно «малыши» лучше всего приспосабливаются к кризисам, создают рабочие места в условиях безработицы и в конечном счете способны вытянуть на себе народное хозяйство.

- Задача в том, чтобы государство повернулось лицом к малому и среднему бизнесу. Сегодня их роль в экономике крайне мала. Это большая проблема для страны, но одновременно – огромный ресурс для развития, - говорит Владимир Жук. – «Малыши» способны добавлять три-пять процентов к экономическому росту. Конкретно в наших городах – Дзержинском, Котельниках, Лыткарино, Видном – могут быть созданы сотни новых предприятий, десятки тысяч рабочих мест. Нужно лишь подойти к делу с умом, ответственностью и, не побоюсь этого слова, патриотизмом.

- Никогда проблемы малого и среднего бизнеса не обсуждались в обществе так активно, как сейчас. С чем это связано?

- На самом деле о том, что развитию малого бизнеса нет альтернатив, в России говорят уже лет десять. Без этой мантры не обходилось ни одно публичное выступление, ни один экономический форум. Однако годы шли, а доля «малышей» в российской экономике как залипла на отметке 20%, так и остается на этом уровне. Развития не было, потому что не было главного – глубинного понимания, зачем нам это нужно.

Когда цены на нефть били рекорды, напрягать извилины особо не требовалось. Сырьевая копеечка исправно капала в бюджет, кормильцы «Газпром», «Роснефть» и «Лукойл» тянули на себе пенсии и другие социальные обязательства. Хватало на строительство школ, детсадов, дорог. Малый бизнес как бедный родственник сидел в тени больших корпораций, его задача была простой: не мешаться под ногами. Ну, хочешь, открой кафешку или магазинчик. Конечно, если в твой город уже не пришли федеральные торговые сети.

Сегодня ситуация изменилась. Против России введены жесткие санкции, а цены на сырье таковы, что скоро добыча энергоресурсов вообще может стать убыточной. Внезапно красивые слова о малом бизнесе, которые дежурно произносили чиновники, обрели конкретный смысл. Развитие малого и среднего сегмента экономики – это буквально вопрос выживания страны.

- Не слишком ли сильное заявление?

- Доказать это просто. Кто тянет на себе экономику в развитых странах Европы? Малый бизнес, вклад которого в ВВП в среднем составляет 50%.

Скажут, это блажь изнеженных европейцев – денег девать некуда, вот и создают свои микрофирмы, «стартапы» и «бизнес-инкубаторы». Хорошо, давайте посмотрим на развивающийся Китай. Доля «малышей» в экономике этого индустриального гиганта еще больше – 60%! Трудом простого китайца в маленьком цеху были созданы промышленные товары, которые завоевали весь мир.

На этом фоне российские 20% смотрятся до обидного скромно. Еще обиднее то, что вклад малого бизнеса в промышленное производство вдвое меньше. Это к вопросу об импортозамещении: чем будем замещать?

А между тем мировой опыт однозначно говорит: когда кризис валит с ног флагманы промышленности, именно малые предприятия могут стать опорой экономики, создавая рабочие места по всей стране. Большому танкеру на смену курса требуется время, а небольшие суда проделают маневр за считанные минуты.

И, кстати, сколько у нас флагманов: десять, двадцать? А малых предприятий могут быть – миллионы.

Виталий Панаморенко (слева), глава г. о. Дзержинский, и Владимир Жук.

Виталий Панаморенко (слева), глава г. о. Дзержинский, и Владимир Жук.

- В одном интервью вы говорили о том, что малый бизнес «патриотичнее» крупного. Что имелось ввиду?

- Мы сейчас говорили о деньгах, которые способны приносить государству этот сектор экономики. Но счастье за деньги не купишь. Малый бизнес умеет нечто такое, что с трудом дается крупному. По своей природе малый бизнес гораздо ближе к людям, поэтому способен создавать вокруг себя комфортную, человечную среду для жизни. И здесь мы переходим от глобальных масштабов России конкретно к нашему городу, улице, двору.

Возьмем для примера небольшой городок в ближайшем Подмосковье. В одном из них я живу и работаю. Половина горожан сегодня трудится в Москве, та же картина в Котельниках, Лыткарино, Видном. Три-четыре часа на дорогу – это для наших граждан печальная норма. Изматывающее стояние в утренних пробках, ежедневные затраты на бензин и общественный транспорт, а потом такая же нервотрепка по пути назад. Когда человек добирается домой, он выжат как лимон и хочет одного: выспаться, ведь завтра снова в тот же скорбный путь.

Работа в Москве – это долго, дорого и нервно. При нормальной зарплате большинство из нас не задумываясь согласились бы остаться у себя в городе. Офис рядом с домом ежедневно дарит часы драгоценного времени, которые ты можешь посвятить семье, воспитанию ребенка, спорту. Большая польза и семейному бюджету: уменьшаются затраты на транспорт, питание, амортизацию автомобиля. И, конечно, огромная выгода для городской казны, ведь люди тратят деньги и платят налоги не в Москве, а в родном городе.

Развитие малого и среднего бизнеса означает дополнительные средства на строительство школ и детсадов, ремонт подъездов и дорог, благоустройство и озеленение. Сегодня финансирование идет из бюджетов других уровней, порой по остаточному принципу. Может, разумнее задуматься о наполнении муниципальной казны, чем клянчить деньги у области и федерального правительства?

Потенциал Видного, Лыткарино, Дзержинского, Котельников дает уверенность, что у нашего малого бизнеса большое будущее. Более того, сама его структура может быть современной, инновационной, качественной.

- Почему вы так верите в потенциал наших муниципалитетов?

- Вообще, «малыши» бывают разными. Кто-то занимается торговлей, кто-то логистикой – транспортными перевозками. Кто-то строительством или производством. Как говорится, все профессии нужны, но самым перспективным является наукоемкий, инновационный бизнес. А в России с ним беда, учитывая огромный перекос в сторону «купил-перепродал».

Однако экономика в современном мире так не работает, она так прозябает. Пример правильного подхода к малому бизнесу – лидеры хайтека «Apple» и «Гугл». Корпорации, которые сегодня стоят сотни миллиардов долларов, возникли из микро-компаний, изначально объединявших кучку энтузиастов. Небольшой городок Купертино в Калифорнии, где находится штаб-квартира «Apple», по количеству жителей сопоставим с Дзержинском. А доходы этой компании равняются бюджету России. Представляете, сколько налогов она платит в местный бюджет и сколько на эти налоги там строится?

Понятно, что это идеальная история успеха. Но почему бы не попытаться повторить хотя бы ее тысячную долю в наших муниципалитетах? Существующие у нас научные школы, близость к огромному рынку Москвы, образованное и работящее население – всё это позволяет утверждать, что ставка на развитие инновационного бизнеса вполне оправданна. ВНИИГАЗ в Ленинском районе, создающиеся ныне технопарк в Лыткарино и научно-технологический парк «Угреша» в Дзержинском – уверен, на этих площадках будет коваться наше будущее.

- К созданию «Угреши» вы причастны самым непосредственным образом.

- Да, группа единомышленников при участии директора филиала Международного университета природы, общества и человека «Дубна» Бабкена Балояна разработала проект создания площадки, которая объединит десятки инновационных предприятий. Для нашей активной молодежи это станет своего рода бизнес-инкубатором: ребят будут учить воплощать в жизнь свои инновационные идеи, зарабатывая деньги и для себя, и для города. В частности, предполагается проведение исследований и испытаний материалов с заранее заданными свойства в области биотехнологий и охраны окружающей среды. Существуют ценнейшие разработки по очистке воды новыми сорбентами. Это те самые нанотехнологии, о необходимости которых долго говорили в правительстве России. Их тоже надо выводить на рынок.

Уверен, что в перспективе Дзержинский может получить статус наукограда. Со всеми вытекающими, например, дополнительным госфинансированием на развитие общественной инфраструктуры. Мы сегодня видим, что в плане комфорта для жизни тот же наукоград Дубна - один из самых уютных городов Подмосковья.

- Расчеты показывают, что «Угреша» позволит создать 500 рабочих мест. Пример, когда высокие технологии объединяются с конкретной социальной пользой.

- Таких примеров только в наших муниципалитетах можно создать десятки. При одном условии: государство должно повернуться лицом к малому бизнесу. До сих пор он прозябал на третьих ролях, «любимой женой» государства были монополисты. Но эта стратегия пригодна для сытых и спокойных времен. Сегодня же в экономике штормит.

Вы, конечно, заметили, что в недавнем послании президента Путина внешней политике было уделено совсем немного внимания (Украину не удостоили вниманием вообще). Три четверти президентской речи – экономика, экономика и еще раз экономика. Путин понимает, что величие страны не столько в силе оружия, сколько в процветании граждан. Политический суверенитет без экономического – как «Белаз» без дизтоплива. Выглядит внушительно, а работать не может.

Для меня суть президентского послания в мощном сигнале чиновникам: хватит кошмарить бизнес. Путин привел страшные цифры. В 2014 году следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по экономическим составам, а приговором закончились лишь 15% дел. При этом 83% предпринимателей в итоге полностью или частично потеряли бизнес. «Попрессовали, обобрали и отпустили», - беспощадно охарактеризовал ситуацию президент.

Административный произвол и коррупцию надо резко снизить. В условиях кризиса чиновничьи аппетиты обходятся стране непомерно дорого.

- Как эта проблема решается в Московской области?

- Надо сказать, что мы сегодня одни из лидеров в плане борьбы с бюрократизацией экономики. Например, в Подмосковье начали работу многофункциональные центры (МФЦ), которые по принципу «одного окна» оказывают услуги бизнесу: оформляют госрегистрацию прав на недвижимость, ставят на кадастровый учет, выдают лицензии на предпринимательскую деятельность и т.д.

Раньше предпринимателю приходилось обивать пороги десятков чиновничьих кабинетов. И в каждом могли намекнуть на «ускоренное решение вопроса» за определенную мзду. Теперь же достаточно собрать пакет документов и отнести в МФЦ, который берет на себя все согласования. Ясно, что коррупциогенность процесса уменьшается: предприниматель теперь почти не соприкасается с чиновниками. Но механизм МФЦ еще нужно отлаживать. В ряде случаев сроки оказания услуг достаточно велики.

Или, например, область взяла под контроль все земельные сделки в Подмосковье. Теперь земля распределяется исключительно через аукционы. То есть почти исключен местный чиновник.

Теоретически это должно стать мощным источником пополнения бюджета. Но и здесь есть свои подводные камни. Что делать малому предпринимателю, которому нужен небольшой клочок земли, чтобы открыть автомойку или построить продуктовый магазинчик с парикмахерской? Приобрести землю втридорога многим «малышам» не по средствам. Выходит, что идея с аукционами нужная и благая, но ее стоит скорректировать с учетом интересов малого бизнеса. Например, наделить местные власти правом самостоятельно распределять землю площадью менее 1000 кв. м под социально значимые проекты.

В Московской области сегодня идет большая работа по борьбе с коррупцией и поддержке малого бизнеса. Но как во всяком большом деле предсказуемо возникают текущие проблемы, требующие корректировок. Помочь государству решить их должны общественные объединения предпринимателей. Такие, как всероссийская организация малого и среднего бизнеса «Опора России».

- Вы входите в руководство областного отделения «Опоры».

- Да, это как раз объединение предпринимателей из малого и среднего сектора. Мы помогаем молодым бизнесменам встать на ноги, помогаем в оформлении документов, осуществляем бухгалтерское сопровождение. Даем консультации, информируем о муниципальных закупках. Вместе мы осуществляем социальные проекты, например, проводим новогодние елки для детишек, через благотворительные организации помогаем инвалидам, спортсменам. Это наш родной город, и заботиться о благополучии его жителей – долг местных предпринимателей.

Надеюсь, есть и наша заслуга в том, что доля малого бизнеса в экономике одного из курируемых много городов выше средних показателей Подмосковья: 34% против 24%. Конечно, этого всё равно мало, и работу нужно усиливать.

- Если в двух словах сформулировать вашу позицию относительно роли малого бизнеса в современной экономике, как бы она звучала?

- Что хорошо для малого бизнеса – хорошо для всех. Те страны, которые это понимают, сегодня в лидерах по достатку и качеству жизни.