2016-03-02T22:02:14+03:00

Владимир Сунгоркин: Возглавит или нет Юля Тимошенко правительство, зависит только от её физического здоровья

Главный редактор «Комсомольской правды» о том, кто станет следующим премьером Украины, зачем встречались Патриарх и Папа, почему в России можно снять любого губернатора и почему Бойко-Великому нужно дать «Героя труда» [аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments5
Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин о том, кто станет следующим премьером Украины, зачем встречались Патриарэх и Папа, почему в России можно снять любого губернатора и почему Бойко-Великому нужно дать «Героя труда»Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин о том, кто станет следующим премьером Украины, зачем встречались Патриарэх и Папа, почему в России можно снять любого губернатора и почему Бойко-Великому нужно дать «Героя труда»Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

Владимир Сунгоркин: Возглавит или нет Юля Тимошенко правительство, зависит только от её физического здоровья

00:00
00:00

А. Яковлев:

- Добрый вечер всем слушателям Радио «Комсомольская правда». Меня зовут Александр Яковлев. В этой студии главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин. Владимир Николаевич, добрый вечер.

В. Сунгоркин:

- Добрый вечер.

А. Яковлев:

- Событий много. И внутриполитических, и ряд событий, которые мы обсуждали неделю назад. Встреча Патриарха Московского и всея Руси и Папы Римского. Но я хотел бы начать наш разговор с событий на Украине. Потому что там бурлит по-настоящему. Вчера Верховная Рада не смогла отправить в отставку правительство во главе с Арсением Яценюком. Не хватило 32 голосов. 194 депутата проголосовали за отставку. Необходимо было 226. Сегодня фракция «Батькивщина» под руководством той самой Юлии Тимошенко заявила о своем выходе из правящей коалиции. Наконец, сегодня губернатор Одесской области Михаил Саакашвили заявил, что на Украине вчера произошел олигархический переворот. И вдобавок ко всему этому сегодня Россия подала в Высокий суд Лондона иск против Украины по взысканию долга в 3 млрд. долларов. Что в Киеве происходит?

В. Сунгоркин:

- Самое пафосное заявление, конечно, сделал Саакашвили. И такое как бы высокое. Высокие отношения. В Киеве произошел олигархический государственный переворот, сказал Саакашвили. Он там действительно произошел. Он абсолютно прав. Но он произошел два года назад. Кстати, ровно два года, по-моему. В феврале 2014 года. Кстати, если бы они его тогда не произвели, они бы жили в более внятной, в более адекватной, в более процветающей или в менее несчастной стране, это точно. Что там на самом деле происходит? Ресурсов все меньше. Проблем все больше. Политики идут там в политику уж точно ровно с одной целью – пограбить бюджет. Я недавно тут с одним очень крупным специалистом по Украине разговаривал. К сожалению, не могу назвать его имя, он, к счастью, очень крупный наш работник российский, один из руководителей страны. И вот мы с ним вдвоем сошлись на том, что мы знаем два-три, может быть четыре имени людей, из верхушки, которых нельзя сходу и однозначно называть мошенниками. А так все остальные уже давно всем, кому положено, известны. Например, тот же Яценюк, с которого мы начали сегодняшнюю дискуссию, премьер, которого никак не могут отправить в отставку…

А. Яковлев:

- Уже Порошенко фактически призвал его уйти в отставку.

В. Сунгоркин:

- Да, уже президент его зовет. Уже почти половина Рады говорит: уходи, дорогой друг. Он не уходит. Теперь что на самом деле? На самом деле он занимался эти два года всякими коммерческими делами очень серьезно. Есть даже такая оперативная, как говорится, информация, что в последние примерно три месяца он достиг в своем личном богатстве рубежа в 1 млрд. долларов. И даже отмечал с группой сторонников это событие, как действительно событие личной жизни интересного буржуазного предпринимателя Яценюка. И вот они отметили это событие. И что ему теперь с этим миллиардом делать? Уйти в отставку? Тут же прилетит куча претензий со стороны прокуратуры, МВД, службы безопасности Украины. К нему очень много вопросов, как он этот миллиард заработал-то. Пока он премьер, он достаточно защищенная фигура. Как только он не премьер, высока вероятность, что его просто арестуют. Бежать? Ну, бежать тоже сценарий. Можно не сомневаться, что он тут же покинет страну, если и как только он перестанет быть премьер-министром. Я думаю, он покинет примерно в течение шести часов или, может быть, трех часов после того, как будет подписан указ о его отставке и он потеряет защиту, «крышу». Но ведь достанут где угодно, если будет желание. В наше время непонятно, где прятаться.

А. Яковлев:

- Юлия Тимошенко вновь на первых ролях. Тут она заявила, что депутатам предлагали 1 млн. долларов за то, чтобы они голосовали против отставки правительства. И многие поговаривают, что Юлия Тимошенко хочет повторить финт 2007 года и возглавить вновь, уже собьемся со счета, в какой раз правительство Украины.

В. Сунгоркин:

- Это вопрос денежных ресурсов того или иного претендента на власть. Это все «свадьба в Малиновке», помните, там очень интересовались все персонажи отрицательные, есть ли у атамана казна. Если казна Яценюка пока еще, как мы только что упоминали, миллиард, то есть с чего и заплатить отступные депутатам. Я думаю, там чистый и беспримесный торг идет.

А. Яковлев:

- Так и было, скорее всего?

В. Сунгоркин:

- Конечно. Зная опять же эту публику. И идет чистый торг. Возможно, в итоге Яценюк придет к выводу, что выгоднее все-таки уйти в отставку. Вопрос выгодно – не выгодно чисто в прикладном значении решающий.

А. Яковлев:

- У Тимошенко есть шансы возглавить правительство?

В. Сунгоркин:

- Да, обязательно. Потому что женщина невероятной энергии. И весь вопрос, возглавит она или нет, это ровно одно: это ее физическое здоровье. Если она сейчас подкрепилась год, лечилась хорошо, не в тюрьме, чай, сидела эти два года, как в предыдущих сериях, то вполне возможно. Эта – может.

А. Яковлев:

- Порой кажется, что история действительно движется по спирали. Два года назад мы обсуждали Украину, она всегда шла первым номером. И сегодня вновь начинаем наш эфир с событий на Украине. Завертелось, закрутилось – это кратко можно сказать. Парламент Украины не смог отправить в отставку правительство Арсения Яценюка. Хотя Порошенко призвал Яценюка уйти в отставку де-факто. Саакашвили назвал это олигархическим переворотом. Тимошенко заявила о том, что один миллион предлагали, просто покупали голоса депутатов за один миллион долларов. Что происходит? И что будет с братской, с близкой все-таки нам Украиной и с их политической верхушкой?

В. Сунгоркин:

- Есть такая игра – борьба нанайских мальчиков. Я не знаю, насколько она сейчас популярна. Когда-то она была популярна. Там один человек сам с собой боролся, надев такой специальный костюм. Так и здесь. Одна группировка, просто для каких-то политиканских, не политических, интересов они устраивают то или иное шоу для того, чтобы манипулировать в том числе и народом. Вот смотрите, слегка дистанцировавшись – миллион платят, не миллион за голосование то или другое, что у нас получается. У нас сейчас украинский народ, посматривая одним глазом в телевизор, другим глазом в свой пустой карман, он все время… Что такое механизм выборов? Это всегда выпуск пара и некое обещание хорошего будущего. Если этого долго нет, возникает опасная ситуация. Сейчас идет как бы борьба с Яценюком. Как бы. Яценюка просто так не сковырнуть. В итоге что происходит с народом Украины? Народ Украины делится на болельщиков за Яценюка, против Яценюка, за Порошенко. Кто-то говорит: а я за Юлю. Но они же, каждый из этих лидеров, имел свой электорат. А кто-то говорит: не, Юля уже плоха, давайте поддержим Порошенко. Или еще кого-то. Очень много пассионарных людей. А давайте Саакашвили поддержим, говорит какая-нибудь еще группа пассионарных молодых, азартно настроенных граждан Украины. Группа, в которую входят два-три миллиона, возможно. И народ занят. И народу дают такую картинку, что вот настоящая реальная политическая жизнь. Вот что будет дальше? Они, безусловно, Яценюка вытолкают в отставку. Но сначала-то он поборется.

А. Яковлев:

- То есть рано или поздно мы в течение полугода…

В. Сунгоркин:

- Нет, может, это будет в течение недели, никто не знает. Часть процессов неуправлямые. Нельзя сказать, что есть некий режиссер, который скажет: а в третьем акте, это будет через две недели, выйдет Яценюк и скажет: я ухожу, я устал. Может, это будет завтра. Потому что все работают на сцене с не очень определенным сценарием. Ну, тенденция такова, что Яценюк точно уйдет. Вслед за этим начнутся разоблачения Яценюка. Яценюк начнет разоблачать кого? Порошенко, Саакашвили и прочих марионеток в этом театре. Так как Юля целые два года была на просушке, во всей этой революции она не воевала нигде, до этого она в тюрьме сидела, тоже пострадала за правду, раз в тюрьме сидела. Значит Юля будет смотреть на все это. Когда все уже будут в известной субстанции покрыты, значит, неприличной, тогда выйдет в буквальном смысле вся в белом, она будет с распущенными волосами, в белом платье буквально, с гордо поднятой головой. И она должна всем образом, ей пиарщики подскажут: ты должна напоминать Жанну д'Арк, спасающую Францию.

А. Яковлев:

- По-моему, она уже вчера вышла.

В. Сунгоркин:

- Она вчера вышла. Но это как бы генеральный прогон такой. А дальше вот она должна претендовать на первое лицо, на досрочные выборы. Я жду вот такого. Хотя вроде бы она уже много раз играла в этой роли. И как бы всем надоела. Но перерыв-то был. Нечаянно так лет пять прошло, как она последний раз сыграла героическую роль. То, что она в тюрьме просидела, это тоже украшает образ ее. В тюрьме по политическим делам якобы сидела. Так что будет вот так.

А. Яковлев:

- За газовый договор с Россией.

В. Сунгоркин:

- Да. Я жду, что Юля должна такую роль Жанны сыграть. И у нее получится.

А. Яковлев:

- Но ведь все эти персонажи, о которых мы говорим - Порошенко, Яценюк, Тимошенко и даже Саакашвили, - мы за ними-то следим, и Украина прежде всего за ними следит уже лет десять, да все двадцать, всю новейшую историю Украины. А новых лиц там мы не увидим?

В. Сунгоркин:

- Новые-то появляются. То Кличко объявился. Яценюк тоже не из самых таких затертых персонажей. Он взлетел в последние шесть примерно лет. А зачем там новых? А Саакашвили вам чем старый? Он для Украины новый герой-любовник. Я думаю, будет схватка теперь между Саакашвили за пост премьера и Юлией. Хотя там есть и Аваков, есть и некто Луценко. Я думаю, все они будут рвать власть. Там, видите, что получается. Там скопилось слишком большое количество пассионарных людей во власти.

А. Яковлев:

- И амбициозных.

В. Сунгоркин:

- Вот у нас, кстати, Путина ругают, что скучно нам тут, все как бы в подчиненном положении.

А. Яковлев:

- Один политик в стране.

В. Сунгоркин:

- Ну вот у нас, наверное, одна крайность. Что политики как-то пожухли, по разным причинам. Но как-то бедновато у нас с политиками. А Украина – это другая крайность. Там этих политиков, причем пассионарных, с ресурсами, ну явно избыток. Хватило бы на четыре страны. Ну вот история ставит такой эксперимент. Что происходит со страной, переполненной самостоятельными политиками, имеющими реальные властные ресурсы. Вот у нас есть, допустим, министр внутренних дел Колокольцев. Он ходит, службу свою правит, но нельзя же сказать, что Колокольцев – это политик. И слава богу. Он и не должен быть политиком. Он – министр внутренних дел. Министр внутренних дел в Украине Аваков – это реальный политик, который с утра до вечера со всеми ругается, шумит и выкрикивает политические лозунги.

А. Яковлев:

- Активный пользователь Фейсбука.

В. Сунгоркин:

- Губернаторы. Вот еще, я думаю, Коломойский так из-под коряги поглядывает.

А. Яковлев:

- А еще есть Ринат Ахметов и оппозиционный блок.

В. Сунгоркин:

- Ринат Ахметов давно так в тишине сидит. Они сидят, но они своего слова последнего не сказали.

А. Яковлев:

- Вернемся уже в нашу страну. Важное событие произошло на этой неделе. Речь идет об очередной отставке губернатора. Владимир Путин отправил в отставку губернатора Забайкальского края Константина Ильковского. Любопытно, что президент также объявил выговор главе Карелии господину Худилайнену. А ранее в правительстве раскритиковали реализацию программы расселения ветхого жилья в этих двух регионах. С чем связаны такие резкие решения?

В. Сунгоркин:

- Конечно, можно все сводить к разговору о ветхом жилье. Вот не было бы в Забайкальском крае ветхого жилья, или отремонтировал бы Ильковский…

А. Яковлев:

- Который только три года, кстати, был губернатором.

В. Сунгоркин:

- Это ветхое жилье. И было бы ему счастье – работать губернатором. На самом деле теперь, в Забайкальском крае это ветхое треклятое жилье было, есть и будет еще сто лет. Вот край так устроен. Это мой родной край, на всякий случай. Я по маме оттуда – из Читинской области. И с Ильковским я хорошо знаком. И край хорошо знаю, я там бываю каждый год. Почему там ветхое жилье? Потому что это сырьевые края. Там очень много жилья строится изначально в расчете, что авось, небось, на двадцать лет. То ли это рудники, где вычерпаем руду, и черт с ним, мы на двадцать лет сюда пришли. То ли это строительство Байкало-Амурской магистрали, где тоже пришли строители, времянки поставили. И так весь Забайкальский край – бывшая Читинская область. Очень много рудников, очень много всяких промыслов типа лесоразработки. Дороги, соответственно. Это все сопровождается огромным количеством временного жилья, которое быстро переходит в разряд ветхого. Вот это такая объективная картина. Хоть там Папу Римского назначь.

А. Яковлев:

- Почему это происходит?

В. Сунгоркин:

- Так устроена жизнь на Северах. То же в Магаданской области, то же в Амурской области. Но Забайкалье – наиболее суровое. Это самый суровый, неприветливый край. Потому что Бурятия дальше там Байкал их греет. Амурская область – там житница, там помягче климат. И даже рис выращивают. А вот Забайкальскому так досталось. Первое, когда говорят, что он плохо работал с ветхим жильем, ну, это и так, и не так.

А. Яковлев:

- Причина не только в этом. А в чем?

В. Сунгоркин:

- А теперь пошли к причинам. Я думаю, у нас сложились некие правила определения, кто такой губернатор. Губернатор – это всегда либо человек, посаженный кем то из высших небожителей Кремля, отправленный туда. И выросший где-нибудь здесь, в пределах Садового кольца. Таких губернаторов много уже. И прошедшие так называемую федеральную школу. Ну, например, это губернатор Приморского края, если про те же края говорить. Он из Москвы, бывший зам. министра образования, сейчас руководит Приморским краем. Это один сценарий. Человек пообтерся здесь, в администрации походил, его все тут знают. А возглавь-ка ты край, ты знаешь, где тут в Минфин дверь, где куда.

Второй сценарий. Это местный патриот. Опять же, если те края брать, это хоть Бурятия – там все время местный человек сидит, хоть Иркутская область – там губернаторы меняются, но они все местные. И тут – Забайкалье. Первое его преступление – он не местный. На мой взгляд, это была ошибка. Он хоть и из тех краев, но это для нас с вами одни и те же края. Он из Якутии. Но он не местный.

А. Яковлев:

- Реальные причины решения Путина об отставке Ильковского связаны не только с программой расселения ветхого жилья. Ильковский – не местный. Это первая проблема.

В. Сунгоркин:

- Для всей страны он откуда-то оттуда. Но на самом деле он из Якутии, но не из Читинской области. А для местного патриотизма это имеет всегда большое значение. Тем более граничащие такие края. Я там бывал в разных организациях. И, разговаривая с читинцами, с забайкальцами, они всегда очень ревниво относились. Опять, это не его вина, ну назначили его туда. Что вот, наш губернатор-то Ильковский не наш, не забайкальский, не гуран. Там есть такие местные всякие словечки. Не чалдон, а вот он якут. Он не якут, он из Якутии. Это, как ни странно, тоже сильно влияет. В общем, весь этот перечень – он такой нормальный, интеллигентный губернатор. В моем вот представлении, я с ним не раз общался. Но не срослось. Я думаю, он должен найти себе более адекватную для него работу. Он не политик. Губернатор должен… Ильковский был депутатом Госдумы. Значит – политик. Точнее, он – не политикан, не популист. Вот приезжаешь, я был там, там второе в мире месторождение медных руд Удокан. Забайкальский край исключительно богатая территория. Приезжаем на Удокан. Вот слово за слово, разговариваем, выпиваем. Один говорит: вот мы не любим губернатора, ой не любим. Чего такое? Да не приезжал он к нам. Другой говорит: да как же не приезжал? Вот приезжал и тогда. Выясняется, что приезжал. И не один раз, а три. Но все равно, не наш он, не понимает он нас, забайкальцев. Он из Якутии. Якутия – это сильно отличается. И вот на таком уровне оно все создает какую-то странную атмосферу. Он приехал, и они от него ждали каких-то других слов. Он должен был то ли сказать, что-нибудь: братцы, сопереживаю вам, как вы тут на севере преодолеваете, герои, мужество, и вот вам водки, знак «Доблесть Забайкалья» или что-нибудь. Он во все эти игры не играл. Вот есть у нас такие народные губернаторы, типа в Кемерово Аман Тулеев. У него всегда целый набор всяких наград для шахтеров таких, сяких. У него всегда есть патриотический призыв. У него от души идущие слова. И Аман Тулеев держит кузбасский весь этот край под своим контролем и в руках. А этот был технократ. И вот эти вещи приводят к тому, к чему приводят.

А. Яковлев:

- Все-таки это был губернатор, это редкий случай в нашей стране, представляющий не «Единую Россию», а «Справедливую Россию». Сыграло ли это роль?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, и это тоже фактор. Кого-то надо снимать, а этого не жалко. Вот и все. «Крыши» не хватило. А то, что любого губернатора можно снять у нас, это медицинский факт. И всегда найти ему или ветхое жилье, или о медицине мало беспокоится. Вот ему впаяли буквально, этому бедолаге губернатору Ильковскому, какие-то проблемы в детдомах Забайкальского края. Что-то там, там оживилась такая мелкая преступность в детских домах. Слушайте, губернатор, отвечающий и за детдома, тем более Забайкальский край – это гигантский край, это, конечно, сильно. Но это опять подчеркивает, что снять можно любого.

А. Яковлев:

- Если посмотреть уже глобально на федеральном уровне, получается, у губернаторов все меньше полномочий, меньше ресурсов. Многие об этом говорят.

В. Сунгоркин:

- Да.

А. Яковлев:

- Все решается в Москве. Все ключевые решения принимаются в Москве. Не только политические, но и финансовые решения, что важно.

В. Сунгоркин:

- Конечно.

А. Яковлев:

- А с другой стороны, за все отвечают губернаторы. К каким политическим последствиям это может привести? Не увидим ли мы те процессы, которые мы видели в конце 90-х, когда губернаторы начали объединяться и высказывать свое недовольство?

В. Сунгоркин:

- Нет, они у нас дрессированные. И на каждого губернатора, почти на каждого, есть обязательно какое-нибудь досье в Следственном комитете. О том, что он неправильно какую-нибудь бумажку подписал и тендер провел неправильно. И всегда есть пригляд у спецслужб, где там жена у него подвизается, и сын, и так далее. То есть они заложники. Какой-то аналогии с девяностыми быть не может по простой причине. В 90-х у нас не было государева ока. У нас была практически разрушена ФСБ, ее реорганизовывали каждые два года. И у нас не существовало такого Следственного комитета, который существует сейчас. Сейчас любого практически губернатора можно еще и привлечь к ответственности. Не важно, справедливо, несправедливо, но при обилии всяких конкурсов, тендеров и при обилии государственной собственности в каждом крае, что требует огромного количества бюрократических процедур, которые не нарушить невозможно.

А. Яковлев:

- Тогда другая опасность. Не получится ли так, что все эффективные сильные управленцы просто не пойдут туда? Потому что ресурсов немного, все решается в Москве.

В. Сунгоркин:

- А куда идти тогда? Можно красиво рассуждать: а не пойдут они. Вот ему говорят: а пойдешь ли ты, друг… Сейчас, кстати, кто-то на Читу пойдет, на Забайкалье. Вот мой прогноз, даже без всякого прогноза, сейчас явно идет какое-то обсуждение. А может, уже завершилось. Кому Забайкалье возглавить. Есть два варианта назначенцев. Как наша власть устроена. Первый назначенец – это человек, который пользуется высочайшим доверием в Кремле, где-то за внутреннюю политику у нас отвечает Володин. Значит, это должен быть человек, возможно, депутат Госдумы, возможно, член Совета Федерации, возможно, работник Администрации Президента. А Администрация Президента у нас огромная, там много управлений. Оттуда делегирован губернатор в Тулу только что. Заметьте, он делегирован из Администрации.

А. Яковлев:

- Минобороны.

В. Сунгоркин:

- Вообще это ФСО. Потом Минобороны. Главное – отсюда, из Москвы, в пределах Бульварного кольца, скажем так. У нас делегирован перед этим губернатор в Краснодар, который, да, из Краснодара. Но он был делегирован из Управления делами Президента. Я думаю, здесь что-то будет похожее. Будет какой-то проверенный человек направлен. Либо от противного, так как предыдущий у нас был руководитель в Забайкальском крае не местный, значит теперь назначат местного работника. Что тоже может быть, потому что желающих ехать в Забайкалье из Москвы, я не думаю, что много. Там действительно суровая, неуютная жизнь по-прежнему.

А. Яковлев:

- Мы сказали о выборах, о том, что скоро выборы. И единороссы сейчас с удовольствием, видимо, набросятся на «Справедливую Россию». Вспомнят они экс-главу Самары, который представлял «Справедливую Россию», сейчас вот вспоминают Ильковского, нападая на Миронова и компанию. Все-таки непосредственно к выборам хочется обратиться. Неожиданная новость, хотя, может быть, новостью это не является, пока это слух. Дмитрий Медведев примет участие в дебатах на выборах в Госдуму. Вообще-то по закону он должен это сделать. Но Наталья Тимакова, пресс-секретарь председателя правительства, сказала, что Дмитрий Медведев еще думает, в какой конкретно форме он будет поддерживаю «Единую Россию». Он, скорее всего, будет первым номером партии. Впервые в новейшей российской истории человек, который занимал президентский пост, примет участие в дебатах.

В. Сунгоркин:

- Во-первых, еще не примет.

А. Яковлев:

- Если это состоится.

В. Сунгоркин:

- А вот давайте попробуем представить: а с кем он будет дебатировать?

А. Яковлев:

- Видимо, с Жириновским и Зюгановым.

В. Сунгоркин:

- Вот представьте: Медведев против Жириновского либо Медведев против Зюганова. Мой прогноз, что он проигрывает с треском. Потому что весь публичный опыт Дмитрия Анатольевича никогда не был связан в публичном пространстве с открытой полемикой. Посмотрите, где он делает заявления? Он делает заявления либо с трибуны, просто все сидят слушают, аплодируют, аплодируют, кончили аплодировать. Либо круглый стол, где тоже все его подчиненные и все очень осторожны. Либо журналисты. Ну, журналисты, каждый в меру собственного представления о прекрасном, задают какие-то неудобные вопросы, а он на них отвечает. Такая идет: вы спросили – я ответил. Теперь выходит Жириновский, которому терять нечего. И который боится и считается, уважает ровно одного человека на всем белом свете – это Владимира Владимировича Путина. Все остальное – не считается для Жириновского. Жириновский будет нести свою пургу такую. Чего интеллигентному Дмитрию Анатольевичу делать? Проигрывать. А вы представляете, это все на камеры, народ смотрит. Да нет, ну вы что! Зюганов с его тоже зычным поставленным голосом: зачем вы продали наши богатства Родины, отвечайте, Дмитрий Анатольевич. Мой прогноз такой: нигде никакой… Разве что с каким-нибудь подставным из партии пенсионеров, каким-нибудь мальчиком для битья, он еще может, конечно, поговорить.

А. Яковлев:

- То есть этого не будет?

В. Сунгоркин:

- Дебатов… Дебатища такие в духе хотя бы как у Соловьева «Поединок», конечно, ничего этого не будет. Если это будет, это будет такая форма политического самоубийства. А оно ему надо? Зачем? Я думаю, вокруг него много людей, которые, даже если он сам вдруг скажет: не, я пойду в этот поход, я им скажу, я их никого, этих демагогов, политиканов, - то ему скажут: Дмитрий Анатольевич, ну смотри, вот сейчас они тут наговорят, вот ты представь все, как оно будет.

А. Яковлев:

- Проанонсировал обсуждение исторического события – встречи Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. Впервые эта встреча произошла. Очень тепло она прошла, был сделан ряд важных заявлений. Тут много любопытных деталей. Как вы оцениваете эту встречу? И что будет после нее?

В. Сунгоркин:

- Встреча, безусловно, историческая. Как бы они ни встречались, все равно она историческая. А они встретились, скажем так, на радость христианам, очень хорошо. Я думаю, что теперь должно быть, учитывая большое заявление, которое они сделали, надеюсь, что они будут встречаться регулярно. Допустим, раз хотя бы в полгода, в худшем случае – раз в год они должны встречаться и договариваться, искать те форматы, где можно было бы проводить что-то вместе. Это могут быть и культурные, и религиозные мероприятия, и какие-то фестивали, и какая-то издательская деятельность, и медийная деятельность. Ведь ее много. И миссионерство. Я имею в виду, продвижение христианства в тех территориях, где оно ослабло или где оно уже выдавлено. Объединение усилий может быть такое, что договариваются, хорошо, в условном Северном Ираке пусть будет сфера влияния католиков, а в условном Южном Ираке, я говорю все условно, чтобы меня не хватали сейчас и говорили: какой северный, какой южный? Там все не так, а эдак. Ну, как наши знатоки обычно. А вот в этих провинциях чтобы продвигалось христианство, потому что оно тут существовало двести лет назад.

Вот эти вещи очень важные. Чтобы не распыляли усилия и ресурсы, которые есть у церквей. Деятельность церкви абсолютно материальна. Не только духовная. Здесь они могут очень много достигнуть. А дальше потихоньку, не спеша, договариваться о тех ритуальных вещах, где мы разошлись на ровном месте, я считаю. Когда Рождество праздновать, когда Пасху праздновать. Мы же празднуем по-разному. А это плохо. Это тоже знак некоего раскола. Представляете, если все христиане в один день празднуют Пасху, если все христиане мира в один день празднуют Рождество. Ну пусть договорятся. Я не думаю, что христиане, паства будет браться за колья и идти куда-то кресты ломать: не отдадим наше 25 декабря! Или: не отдадим наше 7 января никогда!

А. Яковлев:

- Но ведь, если они договорятся, это будет событие уже не столетнего масштаба, а тысячелетнего.

В. Сунгоркин:

- А почему не договариваться? Эта история описана как нелепая еще Джонатаном Свифтом. Там шла огромная борьба – с тупого конца яйцо разбивать или с острого. Тупоконечники и остроконечники. Это очень важные последствия, когда вы празднуете один праздник в один день.

А. Яковлев:

- Порой самые разные персоны соседствуют в нашем эфире. И так получилось, что сегодня соседом в нашем эфире с Патриархом и Папой Римским стал Василий Бойко-Великий. Это президент агрохолдинга «Русское молоко», фигура прелюбопытнейшая. На днях стало известно, что Следственный комитет России по итогам десятилетнего расследования прекратил большое уголовное дело в отношении этого человека. Ему инкриминировалось мошенническое хищение 25 тысяч гектаров в Рузском районе Подмосковья. Легализация преступных доходов и организация преступного сообщества. Там отдельным производством есть еще эпизод с хищением в тысячу гектаров земли. Тем не менее, все основные вопросы сняты. Как так получается, что десять лет человек был под прицелом уголовного преследования, а тут – невиновен. И вообще история знаковая для нашей страны.

В. Сунгоркин:

- Типовая история. У нас законодательство по земле настолько неупорядочено. Причем оно сознательно неупорядочено. Потому что, пока оно неупорядочено, законодательство о земле, пока оно меняется каждые четыре года, на этом кормится огромное количество народу. Чиновники кормятся на выдавании разных бумажек, межевании очередном, разрешении о переводе земли из категории в категорию. То она для дачного, то для сельхоз, то еще для чего-то. На этом кормится огромное количество чиновников – на бумажках.

А. Яковлев:

- Особенно в Московской области.

В. Сунгоркин:

- Да почему? По всей стране. В Московской области это вообще уже запредельные формы приняло. Потому что очень дорогая земля. А по всей стране у нас законы везде одинаковые. Вторая кормушка – для правоохранительных органов. Для тех же Следственных комитетов. С утра до вечера принимай заявления и разбирайся с ними. Вот у меня есть знакомый фермер в Тюменской области. Он, конечно, немножко уже зациклился на этом, но он уже лет пятнадцать воюет за свою землю. То ее признают, то не признают. То какой-то сосед у него чего-то оттяпывает. У него, у его соседа, у конкурентов, у каждого по двадцать томов доказывающих бумаг. Суды идут бесконечно. Кто-то налетает, кого-то сжигает. И так далее. Вот эта борьба за землю идет. Я упомянул Тюмень, потому что вы сказали про Московскую область, а вот Тюменская – не самая черноземная область, точнее сказать, вообще не черноземная, но этот известный фермер там воюет уже лет двадцать. Бесконечно. Он мне недавно опять прислал письмо: помогите! Я уже не знаю, чем помочь. Мы уже о нем писали раз восемь. Ну четыре точно писали.

Теперь – Василий Бойко-Великий. Конечно, его надо позвать на радио. Он колоритнейший человек. 25 тысяч гектаров земли.

А. Яковлев:

- И успешный предприниматель.

В. Сунгоркин:

- Он и в тюрьме посидел со всей своей успешностью. Сколько лет жизни он потерял, неизвестно, но потерял часть жизни. Вы в магазины зайдите в московские и в области тоже, везде есть продукты «Рузские» - молоко, кефир, ряженка, сметана.

А. Яковлев:

- Там еще штрих-коды зачеркнуты, потому что это сатанинские цифры.

В. Сунгоркин:

- Он еще у нас такой православный весь истовый. У него все строго, не забалуешь. Это человек, я с ним лично не знаком, хотя много раз его тоже видел на всяких форумах, он ходит такой вечно в колоритном костюме, его ни с кем не спутаешь. То ли он улан какой-то, то ли гусар, то ли просто истовый православный. Если бы он эту землю, эти 25 тысяч гектаров, разными путями не скупил, там были претензии, то он не так скупил, не у тех скупил, где-то что-то подделал, - но, если бы он не скупил, она бы, скорее всего, эта земля, зарастала. Даже в Московской области вот этот Рузский район, а дальше у нас Лотошинский район, Волоколамский район, да там тысячи гектаров заросли деревьями. У меня у самого там дом, поэтому я эти места знаю. И по-прежнему там земли в банках заложены, по-прежнему они отягощены всякими бумагами, что их ни продать, ни перепродать, ничего. Вот сколько земли там до горизонта зарастает деревьями, мусором лесным, и сколько выставлено на рынок. На рынке сегодня вот этих районов, того же Рузского района, примерно, я думаю, 5 процентов земли сегодня в рыночном обороте. А 95 % - это чья земля? Это банка «Возрождения», условное название. А это чья? А это финансовой корпорации такой-то. А это кто? А это Советская власть. Вот как Советская власть была в 1991 году, так она и осталась. Она земля районов, земля области.

А. Яковлев:

- А еще есть Минобороны, Академия наук.

В. Сунгоркин:

- ВАСХНИЛ и так далее. И далеко не надо ходить, просто проехаться по району и посмотреть, что произошло с нашим героем Василием Бойко-Великим. Я думаю, это его псевдоним. Я думаю, он просто Бойко, но я согласен, что он великий. Ему надо звание Героя дать. Вот у нас возродилось звание Героя труда. Вот надо ему дать. Потому что он в перерывах между судами, тюрьмами, разборками, допросами, у него все равно всё производилось и производится. Зайдите после этой программы в магазин. И вы увидите - обязательно в любом большом продуктовом магазине есть продукты «Рузские». Большое событие, надо его с этим поздравить. И дальше написать. Ему инкриминировалась легализация преступных доходов и организация преступного сообщества. У нас производство молока, мяса и сметаны, творога – это есть преступное сообщество. Очень знаковая история, что его отпустили. Я подозреваю, что его могли отпустить, отвязались от него только благодаря вмешательству высших людей в стране. Потому что иначе давно бы его захомутали. Но слава богу, хоть одного отвоевали.

А. Яковлев:

- Это исключительный случай? Или то, о чем говорит Путин, он говорит и об эффективном использовании земель сельхозназначения, и о поддержке бизнеса? Может, это хороший сигнал?

В. Сунгоркин:

- Я думаю, это эхо вчерашнего или позавчерашнего заседания – встречи Путина с руководством Верховного суда, где он называл самые жуткие цифры о том, что у нас тысячи уголовных дел возбуждаются в адрес предпринимателей. Дальше эти дела закрываются, до суда не доходят. Но волшебным образом, пока идет это следствие, предприниматель теряет и землю, незаконно полученную, как выражаются, и постройки, и коров своих, и всё он теряет. Поэтому я думаю, что это уже просто следствие двух вещей. Бойко действительно великий, он действительно упертый. Видимо, готов был, как протопоп Аввакум, взойти на костер, но не отдать ничего. И отвязались. А второе – то, что пора с этим чего-то делать. У нас импортозамещение надо делать, надо людей чем-то кормить. А у нас человек, у которого 25 тысяч гектаров земли распахано в Рузском районе, десять лет был под прицелом.

А. Яковлев:

- Это была программа «Что будет».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ