В мире

Версия: Россия дала турецким генералам шанс остановиться, но те всё равно развязали путч

«КП» опросила экспертов, могла ли Москва проинформировать Эрдогана о готовившемся против него мятеже
Версия: Россия дала турецким генералам шанс остановиться, но те всё равно развязали путч

Версия: Россия дала турецким генералам шанс остановиться, но те всё равно развязали путч

Фото: REUTERS

Арабские СМИ сообщили, будто 15 июля российские спецслужбы предупредили президента Турции за несколько часов до попытки переворота. Дескать, именно поэтому Эрдоган смог уцелеть и переиграть генералов-заговорщиков. «КП» опросила экспертов, насколько подобные утверждения соответствуют действительности.

— Нашим частям на сирийской авиабазе Хмеймим приданы батальоны РЭР и РЭБ (радио-электронной разведки и борьбы), — сказал «Комсомолке» технический директор Уральского информационно-аналитического центра Михаил Фрибен. — Они вполне могли перехватить и расшифровать переговоры путчистов и их высокопоставленных кураторов — до той же американской авиабазы «Инджирлик» оттуда лишь около двухсот километров. После этого, полагаю, произошло следующее. Наши проконсультировались с Москвой по закодированным линиям связи — и отправили в Россию то же самое сообщение и готовящемся в Турции перевороте — но уже по открытым (или минимально защищённым) каналам, чтобы его мог перехватить любой. Силы РЭР в этом регионе есть много у кого — и у американцев, и у верных президенту спецслужб, и генералов-путчистов. Последним таким образом дали возможность остановиться и сохранить свою жизнь и свободу — но те шансом не воспользовались, лишь лихорадочно сместив время начала операции на вечер 15 июля, хотя изначально она планировалась на 3 часа ночи. Но Эрдоган, сразу принявший меры предосторожности, конечно, одержал верх. Впрочем, что бы ни писали арабские СМИ, персонально его, думаю, никто из наших не предупреждал — слишком много чести, учитывая «тёплые» отношения Анкары с Россией.

— Засекреченные средства связи во всём мире контролируются контрразведкой — а в Турции она осталась верна Эрдогану, — комментирует военный эксперт Михаил Тимошенко — Но не дураки же путчисты — вести переговоры на ухо президентским агентам. Поэтому они могли воспользоваться другими каналами. Объяснялись наверняка словарными кодами — «Летите в Мармарис и убейте султана», конечно, не говорили. Но перехватить их сообщения наши средства РЭР в Латакии в принципе могли. Причём не случайно «слив» этой версии (со ссылкой на некие арабские СМИ) пришёл именно из Ирана: Анкара и Тенеран давно соперничают за влияние на Ближнем Востоке, а тут такой (для Эрдогана) конфуз: оказывается, вся территория страны давно под колпаком Кремля.

— Турция как член НАТО является объектом нашей радио-электронной и космической разведки, — пояснил «КП» главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. — Так что мы вполне могли зафиксировать приготовления к перевороту (например, передвижения армейских подразделений в сторону Анкары, Стамбула и Мармариса, где тогда находился глава страны). А вот был ли нами предупреждён сам Эрдоган — это, в отсутствие официальных комментариев российских или турецких властей, пока лишь версия СМИ. Которая, впрочем, имеет некое правдоподобие (подробности)

ВОПРОС РЕБРОМ

Каким способом мы могли предупредить турков?

На этот вопрос постарался ответить в прямо эфире Радо "Комсомолькая правда" Алексей Филатов, подполковник ФСБ в отставке, вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа».

- Алексей Алексеевич, вот вчера вечером появилась новость о том, что российская разведка предупреждала Турцию о готовящемся перевороте… На ваш взгляд, возможна ли такая ситуация, что наша разведка настолько действительно сильна, настолько развита, что могла увидеть то, что в другом государстве существуют такие проблемы?

Подполковник ФСБ в отставке, вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа» Алексей Филатов. ГУСЕВА Евгения.

Подполковник ФСБ в отставке, вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа» Алексей Филатов. ГУСЕВА Евгения.

- Если вы сейчас обратите внимание, то уже по итогам этого неудавшегося путча арестовано и отстранено от работы тысячи людей. То есть, тысячи людей были в той или иной степени задействованы в подготовке этого переворота неудавшегося. О чем это говорит? О том, что, конечно же, среди этих людей были агенты иностранных, разведок. Я уверен, что не только российские спецслужбы предупреждали Эрдогана, я думаю, что многим было известно о готовящемся перевороте. Может быть, не было понятно точное время, но как тактически все это будет продвигаться, предположить очень легко. Потому что самая главная была цель – это президент, его нейтрализация, вплоть до убийства, и взятие под контроль всех вооруженных сил и СМИ. Короче, есть такая классика переворотов. Поэтому я уверен, что, наверное, Эрдогана предупреждали все дружественные спецслужбы. И я думаю, поэтому, президент и спасся, хотя и утверждает, что ему повезло. Практически знали точно время и место проведения операции по ликвидации, и поэтому президенту удалось уйти вовремя - наверное, благодаря каким-то оперативным мероприятиям, введения в заблуждение противника - вплоть до использования двойника. И в итоге путч был подавлен. Для Эрдогана, конечно же, это победа. И победа его разведслужб и дружественных разведок — возможно и нашей.

- Алексей Алексеевич, а если сравнить вот эту ситуацию с историей Крыма. Вот то, что там жители хотят отделиться, это знали только наши спецслужбы, на ваш взгляд, или также иностранные?

- Дело в том, что ситуация с Крымом заранее не планировалась нашим руководством. Это

явилось ответом на несоблюдение договоренностей, которые были достигнуты в Киеве по итогам майдана. И действия по Крыму нашим руководством, можно сказать, принимались с колес. То есть, не было глубокой проработки и поэтому многие говорят, что американцы как бы прошляпили эту ситуацию и уже постфактум были как бы оповещены о том, что вот уже практически власть у крымчан, они готовы голосовать. И вообще, настроения были давно понятны, что, если им дать возможность, проголосовать, конечно же, они будут за отделение и присоединение к Российской Федерации. Здесь разные вещи. То, что было запланировано в Турции, готовилось много месяцев, много людей вовлечены, велика возможность утечки. А с Крымом получилась операция в жесточайшем цейтноте. Иностранные спецслужбы ничего не рассекретили потому, что решение было принято на самом высоком уровне ограниченным кругом лиц и сразу же пошла реализация. Утечки бть не могло.

- Еще такой вопрос. Существует ли такое понятие – дружба иностранных спецслужб? И, может быть, приведете самые яркие примеры, какие службы каких стран между собой дружат? И вообще, как информация передается технически?

- Формально есть разведки дружественных стран. Взять, например, блок НАТО или бывший Варшавский договор. Но я хотел бы все-таки отметить, что это видимая такая дружественность. Почему? Вот буквально последний случай, когда американская разведка следила за политиками, как Меркель, Олланд, Саркоз. Вроде как дружественные государства. Но дело в том, что в понятии разведки нет дружественное и недружественное государство. Потому что разведка это такая широкая сеть, которая не может, скажем, начинать работать там по щелчку какого-то политика. Глубокая разведка организовывается годами. Агентура складывается десятилетиями. Поэтому агентурная сеть присутствует во всех странах – и дружественных, и недружественных. Потому что сегодня эта страна друг, а завтра - уже противник. Поэтому разведка должна быть готова работать в любой момент по любой стране. Разведка должна быть повседневной, непрерывной и в отношении всех стран. Потому что для разведки нет друзей и противников, для разведки есть объект разведки, глубина разведки и получаемая информация.

Задержанные организаторы военного мятежа. Ключевая роль отводится бывшему главе ВВС Турции Акину Озтюрку (первый ряд, в центре).

Задержанные организаторы военного мятежа. Ключевая роль отводится бывшему главе ВВС Турции Акину Озтюрку (первый ряд, в центре).

- Как вот эта информация технически передается? Нужны ли подтверждения какие-то? Как ее озвучить другой разведке?

- Формально у каждой разведки есть свой штаб, есть свое руководство. Между руководством формальные связи налажены: спецсвязь, спецобменники информации, фельдъегерская почта и так далее. Тут ничего нового изобретать не надо. Если есть информация, то это официально посылается. Есть в общем-то входящие номера разведсообщений, есть подтверждения, что эти сообщения приняты и в какой-то момент, если вдруг возникнет необходимость перед руководством страны - всегда можно документировано подтвердить, что разведданные были получены, были переданы и были приняты. А уже там как бы страна дружественная или недружественная, приняла она меры или не приняла, это уже на совести той разведки, куда эта информация поступает. Сейчас весь вопрос состоит в объединении разведок. Например, у европейского государства есть большая проблема: они хоть в едином поле экономическом, но очень ревностно силовики относятся, когда в их зону на территории государства заходят чужие силовики. И вот эта большая проблема и она, в том числе, сейчас порождает эту несогласованность между силовиками разных стран. И такая ревность как раз и порождает вот эти участившиеся теракты и, если честно, неэффективную их работу против бандподполий террористических. И у них сейчас стоит вопрос все-таки организоваться по американскому принципу, когда над Штатами есть такая федеральная разведка, которая может работать на территории любого штата. Хотя американцы точно так же относятся к своим штатам. Они многие не говорят – я живу в Америке. Они говорят – я живу в Калифорнии. То есть, для них Америка – это тот же набор как бы штатов, государств. Но есть центральная разведка и она- вы видите по последним десятилетиям – достаточно эффективно справляется с проблемой такой, как терроризм.

- А наша разведка на каком уровне? Наши ребята впереди планеты всей? Можно так сказать, что они работают лучше других разведчиков?

- Наверное, чтобы оценивать разведки, какого-то объективного показателя не существует. Нет такого, как на производстве показателя: количество выпущенного товара, качество его. Здесь все достаточно субъективно. Но корни нашей разведки уходят очень глубоко. ЯНаши разведчики во время Второй мировой войны очень здорово себя показали - тогда традиции и ковались. Отсюда великолепные результаты по проведению оперативно-боевых мероприятий. Поэтому наша разведка сильная, но, вы знаете, говорить, кто сильнее – наши или МОССАД – я бы не стал. Наверное, надо смотреть количество обезвреженных операций противника – вот по этим вещам. Но опять же объективно оценить, там пятерку или четверку с минусом поставить, практически невозможно.

- А были ли подобные случаи, когда наша разведка предупреждала и спасала?

- Случаев таких предупреждений разведок очень много. О готовящихся терактах больше всего - что позволяло их не допустить. Но, как правило, это не афишируется. Потому что за раскрытием преступных бандформирований идет большая оперативная работа, годами, причем… Вот уже постфактум, как вот с турецким неудавшимся переворотом, да, наши разведчики доложили, что информация на высшем уровне Эрдогану прошла, что у него готовится госпереворот. Ия думаю, что он, получив это подтверждение очередное, я думаю, что он этим подтверждением воспользовался и поэтому для себя достаточно удачно провел эту спецоперацию — ведь в итоге этого переворота его позиции, как президента, усилились. Он знал эту информацию, он готовился к ней, готовился к реализации, вовремя ушел, подавил бунт и теперь зачищает политическое пространство.

Янукович, например, так не смог...

- … и поэтому его пришлось спасать нашему спецназу. В данном случае, тоже наша разведка хорошо сработала?

- Я вам так скажу. Хотя ситуация с Януковичем, на мой взгляд, развивалась молниеносно, хотя шел счет даже не на сутки, а на часы, я не считаю, что это была сложная операция для наших профессионалов – эвакуация одного человека с территории тогда еще дружественной близлежащей страны. Нельзя сказать, что это какая-то суперкомбинация. Это нормальная работа для разведки, для нашего силового блока.