Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Экономика25 октября 2016 22:00

Углеводородная организованная преступность

21 октября 2016 года в Ульяновске вынесен приговор семи членам преступной группы по делу о хищении нефти из магистральных нефтепроводов в Ульяновской и Пензенской областях
Саша СОЛЯРИК
Преступники похитили тысячи тонн нефтепродуктов на 70 млн. рублей, за что получили от 3 до 8 лет лишения свободы.

Преступники похитили тысячи тонн нефтепродуктов на 70 млн. рублей, за что получили от 3 до 8 лет лишения свободы.

Фото: Николай ХИЖНЯК

Преступники похитили тысячи тонн нефтепродуктов на 70 млн рублей, за что получили от 3 до 8 лет лишения свободы. Кроме того, лидер преступной группы выплатит штраф — 1,8 млн рублей. Ранее в Иркутске лидер нефтяных грабителей получил 20 лет.

Сам факт осуждения воров на реальные сроки примечателен. Шутка ли, но до сих пор пойманных «врезчиков» либо сразу отпускали, либо давали условные сроки. А тут суды стали квалифицировать такие случаи как оргпреступность и бац! - 8 и 20 реальных лет колонии. В том же Иркутске после 20-летнего приговора «врезчикам» криминальные врезки в трубу практически сошли на нет.

Но картина в целом по стране обратная - число врезок растет.

С 2011 по 2016 г. из 284 возбужденных в Ленинградской области уголовных дел в суд направлено всего 15, причем ни один из организаторов хищений нефтепродуктов через врезки так и не был осужден.

Самое громкое дело за хищения топлива из магистральных трубопроводов по Ленинградской области, возбужденное в июне 2015 года в отношении т.н. ОПГ «Спортсмены», было прекращено в ноябре того же года «за отсутствием события преступления».

Российская безнаказанность контрастирует с наказанием за аналогичные преступления в Китае. Там за одиночную врезку в трубу дают от 8 лет тюрьмы, за неоднократные хищения - смертная казнь. В США за аналогичные преступления осуждают на 20 лет лишения свободы. В России же суды гуманны к врезчикам.

Между тем, воровство из трубы - серьезная проблема для государства. Кроме прямых угроз – экокатастрофы и гибели людей, есть еще угрозы безопасности страны. Доходы от незаконного нефтебизнеса идут на поддержку преступных сообществ, усиливают коррупцию власти, могут направляться на финансирование террористических группировок. Для борьбы с врезками нужна координация силовых и законодательных структур.

Сводки идут как с зоны боевых действий. Еженедельно фиксируется по несколько врезок в магистральные НП и НПП системы «Транснефть». Наиболее вопиющий факт из последнего - поселок Гирей на Кубани, где обнаружена многокилометровая сеть криминальных отводов длиной около 10 км, проложенная с помощью установки горизонтального бурения по плотно заселенной местности, среди различных построек. Место слива в автоцистерны украденной нефти, замаскированное под птицеферму, работало буквально в двух шагах от офиса администрации села и полицейского опорного пункта охраны порядка. Т.е. все знали и молчали?

К слову, дизтопливо привлекательнее для воров. Его можно сразу продавать через АЗС. Нефть же надо еще переработать, пропустив через перегонный «нефтесамовар» и смешать с качественным топливом. Иначе заправленное авто слишком быстро заглохнет… Но держать завод и иметь дело с разгневанными автолюбителями становится опасно. И преступники переориентируются на готовое качественное топливо. Основной поток дизтоплива перекачивается в порт Приморск, и самая «дырявая» часть трубы теперь приходится на Ленобласть.

Сейчас «Транснефть» реализует проект «Север» для увеличения через Приморск экспорта дизтоплива с 8,5 до 25 млн тонн в год, и проект «Юг» − перекачку в Новороссийск до 11 млн тонн дизтоплива в год с Поволжской группы НПЗ. Однако, если тренд, заложенный в Ульяновске и Иркутске, не получит продолжения, а суды продолжат «поощрять» нефтяных воров условными сроками, эти проекты рискуют превратиться в криминальный «дуршлаг».