2017-02-08T17:49:40+03:00

Теракты, дефолт, «Брексит»: Почему ЕС так и не смог объединить Европу?

25 лет назад, 7 февраля 1992 года, был подписан Маастрихтский договор, положивший начало Евросоюзу в его нынешнем виде
Поделиться:
Комментарии: comments25
Можно ли считать проект единой Европы провальным или ЕС все-таки сумеет выбраться из кризиса?Можно ли считать проект единой Европы провальным или ЕС все-таки сумеет выбраться из кризиса?Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Перспективы 25 лет назад рисовались радужные — единая валюта, отсутствие границ, развитие экономики благодаря широкой интеграции… Но вместо этого спустя чертветь века страны Старого света получили кое-что другое: миграционный кризис, растущую безработицу и нескончаемые долги. Можно ли считать проект единой Европы провальным или ЕС все-таки сумеет выбраться из кризиса?

Эпидемия экстремизма

Когда-то юго-восточные соседи были для Евросоюза важнейшими партнерами — президента Сирии Башара Асада привечали в Лондоне, а лидер Ливии Муаммар Каддаффи пожертвовал 50 млн. евро на предвыборную кампанию Николя Саркози, ставшего президентом Франции в 2007 году. Но сейчас на месте когда-то прочных светских режимов Ближнего Востока простирается зона хаоса.

- Мы помним, как Великобритания поддержала США в свержении иракского лидера Саддама Хусейна в 2003 году, - говорит «КП» политолог Антон Хащенко. - Помним, как европейские страны НАТО (Франция, Бельгия, Италия и другие) вместе с США в 2011 году начали военную операцию против Ливии, надолго опрокинув её в кошмар гражданской войны. Помним, как совсем недавно Брюссель - где находится штаб-квартира ЕС - поддерживал «умеренную оппозицию» в Сирии, не желая отделять её от явных экстремистов, что привело к гибели тысяч мирных жителей и усилению ИГ (запрещено в РФ — ред.) и прочих, не менее опасных группировок. После чего некогда благополучные европейские государства сами столкнулись с целым клубком проблем — от хаотичной миграции до роста террористической активности уже внутри ЕС.

Многие из подобных «гостей Европы» придерживаются радикальных идей, создавая «спящие» боевые ячейки Фото: REUTERS

Многие из подобных «гостей Европы» придерживаются радикальных идей, создавая «спящие» боевые ячейкиФото: REUTERStrue_kpru

— В одну ФРГ за 2015 год прибыло свыше миллиона мигрантов; в 2016 году, по официальной данным, — еще 300 тысяч, — рассказывает «КП» эксперт по русско-немецким отношениям Андрей Шмидт. — Правда, в эту статистику не попадают родственники, въехавшие в Германию для воссоединения с уже обосновавшимися там членами семьи. Согласно отчёту министерства финансов ФРГ, расходы только федерального бюджета на содержание беженцев за прошлый год (оборудование пунктов приёма, соцпособия, программы интеграции) составили 21 млрд. евро. Сейчас мигрантам, приехавшим из стран, где не ведутся боевые действия (например, Марокко или Туниса), начали отказывать в убежище, но количество депортированных таких образом нелегалов не превышает нескольких тысяч, и ситуация по-прежнему тяжёлая, — полагает Шмидт.

Многие из подобных «гостей Европы» придерживаются радикальных идей, создавая «спящие» боевые ячейки. Неудивительно, что за два прошедших года в ЕС случилось 19 больших и малых терактов, унесших жизни свыше 300 человек, — больше, чем за всё предыдущее десятилетие.

Крах Эллады

Маастрихтский договор содержал очень жёсткие критерии, по которым государство могло вступить в зону евро и получать финансовую поддержку Брюсселя: например, дефицит госбюджета не должен превышать 3%, а госдолг — 60% ВВП. В 2001 году в еврозону вступила Греция — и на берега Эгейского моря хлынул поток дешёвых займов. Шальные деньги тратились на расточительное потребление или на яркие, но убыточные проекты вроде афинской Олимпиады-2004. К концу десятилетия выяснилось, что греческое правительство систематически занижало данные о бюджетном дефиците, опасаясь лишиться «лёгких денег», а в дальнейшем уровень госдолга превысил 180% ВВП (то есть страна должна была банкам, в основном немецким, почти в два раза больше, чем могла заработать за год).

Cейчас греки живут в среднем на 25% беднее, чем до кризиса Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Cейчас греки живут в среднем на 25% беднее, чем до кризисаФото: GLOBAL LOOK PRESStrue_kpru

— Мировой финансовый кризис 2009 года отрезал Греции доступ к дешёвым кредитам, страна оказалась на грани дефолта. Ведущие государства ЕС, в частности, Германия, разработали «план спасения»: члены Евросоюза предоставляют Греции новые кредиты в обмен на проведение реформ, — говорит «КП» профессор Российской экономической школы (РЭШ) Эфтимос Афанасио.

Однако «повышение налоговой дисциплины», начатое по настоянию старших партнёров из Берлина и Брюсселя, на деле повлекло жесточайшее сокращение социальных расходов, и сейчас греки живут в среднем на 25% беднее, чем до кризиса.

— В непростой ситуации и другие страны Южной Европы — Португалия, Италия, Испания, — продолжает экономист. — У них значительный государственный долг, проблемы с банковским сектором, и сможет ли ЕС справиться с этими вызовами — очень большой вопрос.

Прощай, Англия!

Туманный Альбион начал евроинтеграцию ещё в 1973 году — и получил все преимущества участия в общеевропейском рынке. Не последним из которых было свободное движение рабочей силы — с начала нового века в Британию перебралось более трёх миллионов трудовых мигрантов из числа граждан новых членов ЕС, согласных за небольшую (по меркам королевства) плату работать на непрестижных должностях, отчего выигрывали все. Но когда вместо трудолюбивых жителей Варшавы, Вильнюса и Риги на острова после «арабской весны» принялись массово приезжать адепты террористических организаций, заволновались даже в толерантном Лондоне. Миграционная угроза стала спусковым крючком общенародного референдума о выходе Британии из ЕС («Брексите») в средине прошлого года, где евроскептики одержали сенсационную победу.

В итоге победа сторонников «Брексита» привела к отставке премьер-министра Дэвида Кэмерона Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В итоге победа сторонников «Брексита» привела к отставке премьер-министра Дэвида КэмеронаФото: GLOBAL LOOK PRESStrue_kpru

— Одна из причин тому — глухота британской элиты, — убеждён доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян. — Лидеры Соединённого Королевства (как и многих других стран Запада) перестали слышать мнение народа, особенно той его части, что проживает в глубинке. Между тем электорат не интересовали либеральные аргументы в пользу членства в ЕС, как и рассказы об «общей судьбе Европы» — люди видели неэффективность Брюсселя и поверили словам евроскептиков, что Британии без такого Евросоюза лучше, — говорит политолог.

В итоге победа сторонников «Брексита» привела к отставке премьер-министра Дэвида Кэмерона, а новый глава правительства, Тереза Мэй, недавно предоставила «дорожную карту» официального «развода» с Брюсселем.

ИТОГО

«Либо реформы, либо уход в историю»

Генри Сардарян, и.о. декана факультета государственного управления МГИМО:

— Великий английский историк Арнольд Тойнби ещё в 1940-х годах писал о грядущем объединении Европы, ядром которого в силу экономической мощи обязательно станет Германия. Однако, предсказывал Тойнби, единоличный диктат Берлина вызовет протест других членов союза, а Британия как самый обособленный участник непременно будет ядром евроскепсиса. Сейчас пророчества учёного, сделанные, когда ничего подобного не было даже в проекте, подтвердились. «Брексит» же показал, что из ЕС вполне возможен выход, после которого жизнь страны продолжается. Что ждёт это объединение в дальнейшем? Ответить можно словами одного из лидеров нынешней предвыборной гонки во Франции — Марин Ле Пен: «Когда я стану президентом, то либо Евросоюз поменяется, либо мы из него выйдем». Схожего подхода придерживаются и в Италии, и во многих других странах еврозоны. Так что ЕС или станет историей — или существенно трансформируется, дав отдельным странам больше самостоятельности в вопросах безопасности, экономики и финансов.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«России стоит взять все лучшее от ЕС и строить свой союз»

Евгений Супер, политолог:

- Хоть мы и привыкли ругать ЕС, нужно понимать, что в его основе — вполне здравая идея: региональный экономический союз, все 28 стран которого связаны «круговой порукой», так что по ключевым вопросам Брюссель всегда отстаивает единую линию. Если сложить ВВП (стоимость произведенных товаров) всех его членов, получится первая по размеру экономика земли, что придаёт Евросоюзу ещё больший политический вес. Этим и объясняется стремление некоторых постсоветских республик стать частью ЕС, дабы примкнуть к центру силы, который кажется им более привлекательным, нежели Москва. И именно поэтому России необходимо развивать собственную интеграционную структуру — Евразийский экономический союз, делая её перспективной как для уже действующих участников, так и для гипотетических, даже не имеющих с нами общих границ. Конечно же, с учётом и положительного, и негативного опыта европейцев.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Мы считаем ЕС несовершенным. Мы теряем суверенитет, получая новые расходы, бюрократию и бесконтрольную миграцию».

Борис Джонсон, министр иностранных дел Великобритании.

«Не каждый может чувствовать себя гражданином мира… Следовало бы взять паузу и подумать, для каких целей нам нужна евроинтеграция».

Йоахим Гаук, президент ФРГ.

«Вхождение Финляндии в зону евро было ошибкой, страна потеряла возможность управления валютным курсом для поддержки экономики».

Тимо Сойни, министр иностранных дел Финляндии.

«Если беженцы продолжат наводнять разные части Европы, сохранить ЕС будет очень трудно, потому что его жители будут разозлены… Думаю, Великобритания поступила очень умно, выйдя из Евросоюза».

Дональд Трамп, президент США.

 
Читайте также