Звезды

«Т2. Трейнспоттинг»: Выбирая шизнь

Внутривенный впрыск прошлого в будущее. Достойное продолжение культового джанк-хита, не позорящее, но и не покрывающее оригинал. Как опиумная свеча — отпускает медленно и постепенно…
Фото: film.ru

Фото: film.ru

Они улетали и не обещали вернуться. Мы спокойно жили, выбирая работу, карьеру, семью, телевизор с большим экраном и низкий уровень холестерина, а героиновые карлсоны под душераздирающее нытье Лу Рида вдавливались в ковер мироздания и растворялись в сети и на потертых видеоносителях, оживая лишь долгими киноманскими вечерами. Рентон, Обрубок, Бегби, Больной… Они остались там, когда мы пришли сюда. Но Бойл решил иначе… И вновь вошел в ту самую реку, мутные воды которой некогда вынесли его с окраин Эдинбурга на вершину мира. Вошел сам и потянул за собой всех. И вдруг оказалось, что мир, мать его, колоссально изменился, а мы — нет. Что все эти телевизоры с холестерином и семьи с карьерой — лишь мираж, в который попадает каждый, кого пересадили с натурпродукта на синтетику. Герафаэль против Метадонателло, ага. В процессе рассуждений о том, что раньше трава, определенно, была зеленее… И это оказалось жутко грустно, ибо прошлое почило в воспоминаниях, кино ушагало глубоко в будущее, а Бойл завис где-то посерединке, на голом классе вознося свои эполеты над плинтусом, но не целя в небеса. Потому и второй «Трейнспоттинг» вышел крепким, душевным, но безжизненным, как утекающие сквозь пальцы минуты, которые вот-вот буду пожраны лангольерами. Профессиональное иглоукалывание в пустоту, на месте которой некогда билось дикое сердце. Симпатичный волк, что никогда не вырвется за флажки, несмотря на бунтующую жажду жизни.

***

20 лет назад нечестный, рыжий и возбужденный Рентон выбрал жизнь и отбыл в неизвестном направлении с сумкой наличных и диковатой улыбкой на лице, оставив бывших товарищей на растерзание судьбе. За это время Больной успел постричься, получить в наследство паб и поднатореть в шантаже. Обрубок — прогулять оставленные Рентоном деньги, окончательно сторчаться и растерять работу, семью и желание жить. Бегби — стать профессиональным зэком с 20-летним стажем. Сам Рентон за напускным здоровьем и благополучием тоже скрывает фрустрацию и сердечную недостаточность. И только Томми выкрутился — умер от СПИДа…

И вот судьба (рок?) вновь сводит бывших товарищей на районе. Рентона — в поисках давно ушедшего, Обрубка — в процессе суицида, Больного и Бегби — в остром желании отомстить. История еще не дописана. Игла вновь готова поразить цель.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Да уж, мир действительно изменился. Достаточно уже того, что перед стартовыми титрами на экране всплывает убийственная в своей клинической наивности фраза о том, что фильм изобилует сценами курения, традиционно вредящего здоровью. И то правда: в картине, где есть страпон, ширево, кокаин, блевота в пакет и вырубание человека унитазом, действительно стоит опасаться сцен курения. Такая вот забота о биомассе. Такой вот протоплазменный социал. Вы серьезно, мистер Бойл?! Желаете плеснуть старины в этот отважный новый мир?!

Ну-ну.

Это с самого начала было опасной затеей — вновь расчехлять покоившуюся в недрах культа иглу. «Трейнспоттинг», на котором (неочевидно и безусловно) выросла уже пара поколений британских и не очень киномастеров, давным-давно перестал быть просто фильмом. Разодранный на словесные, визуальные и поведенческие цитаты, он стал золотым стандартом, одним большим жирным эталоном, натягивающим сразу все меры и веса в этой вашей Парижской палате. Словно цезий и стронций из лопнувшей АЭС, он въелся в кинопространство — и теперь сложно найти тот фильм о британцах, наркотиках, криминале или бурной молодости, в котором нет хотя бы частички молодого Бойла.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Только вот Бойл уже не молодой. Он успокоился. Отъелся. И загрустил.

А потому и продолжение лютого, аки вздыбленный кислотой нерв, фильма стало спокойным, сытым, грустным и по самую маковку погруженным в ностальгию. Раз за разом в тело сценария вплетаются целые куски первой серии, настоящее навязчиво цитирует прошлое, саундтрек плюется теми же нотами, герои смотрят на себя молодых, а традиционно непричесанный Эдинбург лишний раз убеждает, что 20 лет — лишь плевок в громаду Вселенной. Повторяются ситуации, повторяются монологи и диалоги, повторяются ошибки молодости. Вот только чем дальше, тем отчетливее видно, что река в которую повторно въехал этот отмороженный экспресс, уже не такая мокрая, как раньше.

Это приговор поколению. Диагноз образу жизни. Могильная плита надеждам и чаяниям. И это, увы, зацепит лишь тех, кто в середине 90-х, повизгивая от удовольствия, взахлеб смотрел на то, как юный МакГрегор погружается то в ковер, то в сортир, юный Миллер стреляет питбулю в яйца, а юный Бремнер сражается за обгаженные простыни.

Для обновленной платежеспособной аудитории «На игле» сегодня выглядит не более чем занятным ретро. Молодежь не боится героина, про злые улицы им в слоу-мо бает Гай Ричи, а забойные саундтреки умеют клепать даже школьники. Да и снимать в том пульсирующем бешеном ритме, сегодня уже не принято. Киноистерика прошла. Публика пересела с киногеры на опиумные свечи. На них же пересадил свое кино и заматеревший Бойл.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Все герои, ситуации, запилы и операторские приемы второй серии выглядят так, словно их на постпродакшене покрыли мутной пленкой, снабдили цифровой одышкой и три недели не давали спать. Ни один из ударных эпизодов не поднимается до легендарного уровня заплыва в унитазе, галлюциногенного рейда куклы по потолку или подковерного провала. Даже Обрубок (которого опять беззубо обозвали Кочерыжкой) кривляется как-то устало и через силу, а его традиционный эпизод в стиле «приятного аппетита» выглядит много преснее массированного похода по большому в гостях у невесты.

Теперь это уже кино не про дружбу, наркоманское болото и выборе своего пути, а про кризис среднего возраста, потерянное поколение и усталость от жизни. И давайте будем честны: на эту тему существует немало хороших фильмов и многие будут посильнее обозреваемого. Это не значит, что «Т2» — плохое кино. Оно очень хорошее и половине современных режиссеров до такого никогда не дорасти, но не ждите прорыва, отрыва или взрыва. Только многократное подмигивание старым фанатам, усталость, многомудрость, годами выпестованное качество и встреча со старыми друзьями 20 лет спустя. Бойл отпускает своих героев и предлагает нам поступить так же. И финальный отъезд от Рентона в бесконечный однокомнатный тоннель, оклеенный лютыми обоями, безусловно, перекликается с тонущим в расплавленном металле «лайком» Терминатора — зря, что ли, Бойл выпрашивал для сиквела у Кэмерона литую аббревиатуру Т2? Жажда жизни побеждает смерть, но некоторым лучше не возвращаться.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Все это смотрится на одном дыхании, проглатывается в один прием, изжоги не вызывает и послевкусие вполне приятное. Сборная Британии по дурному кино не подвела, пусть и в нирвану не завела. Оставила традиционно под забором, где можно встретить всех тех, кто когда-то выбрал не то.

Впрочем, все мы, в общем, выбираем жизнь. Просто количество шизы в ней у каждого свое.