Общество13 апреля 2017 1:00

Дорога главы Удмуртии - от «семьи» до тюрьмы

Наш корреспондент Владимир Ворсобин попытался разобраться, за что на самом деле арестовали Александра Соловьева
Год до ареста. Александр Соловьев (на фото - второй слева) осматривает недостроенный мост. Александр Забарский (крайний справа) обещает, что все будет хорошо. Фото: Пресс-служба главы Удмуртии

Год до ареста. Александр Соловьев (на фото - второй слева) осматривает недостроенный мост. Александр Забарский (крайний справа) обещает, что все будет хорошо. Фото: Пресс-служба главы Удмуртии

ПИЦЦА АЛЕКСАНДРА ТРЕТЬЕГО

Есть в России закон: новый царь обязан - причем изо всех сил! - быть противоположностью старого. Внешностью. Речами. Жестами. Всем своим нутром. Чтобы подданные, не дай бог, не попутали.

Даже если ты властитель Удмуртии и правишь всего три дня.

Уверен, поэтому мы с новым удмуртским губернатором Александр

ом Бречаловым сидим не в его главном кабинете, под типовым портретом Самого, а ютимся за столиком маленькой пиццерии городка Сарапул под радийного Лепса. Губернатор мужественно кусает пиццу. Под видеокамеры. Фотографируется с официантками. А вот он идет по городку, перепрыгивая сверкающими ботинками удмуртские лужи.

(«Пойдем-пойдем, всем пиццу, угощаю! - по-свойски подмигивает журналистам Бречалов, а вокруг несется шепоток случайных удмуртов: «А-а-а, это тот самый, кого из Москвы прислали…»)

На Бречалове, разумеется, не скучный костюм и старомодный галстук, как на предыдущем губере, а походные брюки, курточка цвета хаки (недешевый, кстати, стиль милитари, к которому хотя и напрашивались берцы, но был бы перебор). И главное - Александру Владимировичу 43 года, а не 66…

Бречалов только высадился в Ижевске. Вместо арестованного и увезенного в наручниках в Москву экс-губернатора Александра Соловьева…

Человека пожилого, консервативного, заподозренного во взятках…

Бречалов же и в биографии полная ему противоположность - глава Общественной палаты, сопредседатель штаба «Народного фронта», боровшийся в регионах с необоснованными тратами чиновников. Его проект «Честные закупки» выявил сомнительные тендеры на Сахалине, что (как уверяет Бречалов) и привело к аресту местного губернатора Хорошавина. Когда-то политологи называли Бречалова «самым перспективным политиком 2016 года». Но то ли из-за кадровых перестановок в Кремле, то ли, наоборот, за модный антикоррупционный пыл вундеркинда отправили в Удмуртию.

И пугал при мне Бречалов местных словами столичными, мудреными. И «краудфандингом» и «ревитализацией».

- Ты нам лучше скажи - хлеб привез? - усмехнулись мужики в заброшенной деревеньке.

- Хлеба нет?! Представляете?! - кричал впечатленный губернатор на совещании.

- Вы же хорошие, добрые, умные люди, - убеждал он сарапульских чиновников. - Давайте работать по новому. Для людей!

Чиновники не возражали. Да пожалуйста! И смотрели на свежего начальника преданно… С той общерасейской готовностью к любым переменам, с которой, помню, смотрели в рот прогрессивного губернатора Никиты Белых (тоже любившего демократию и камуфляж).

На прощание я спросил у губернатора:

- А вы знаете, какое вам чиновники уже здесь дали прозвище?

- Какое? - насторожился Бречалов.

- Александр Третий.

- ?!

- Предыдущие были тоже Александрами, - говорю. - Думаю, они не видят в вас всех большой разницы.

- Я постараюсь, чтобы увидели… - поморщился Бречалов.

Губернатор Удмуртии в пиццерии
Новый глава Удмуртии Александр Бречалов посещает пиццерию в городе Сарапул

А я смотрел на моложавого, свежего губера и думал, знает ли он, что на самом деле сгубило арестованного Соловьева. Понимает ли - почему он Александр Третий…

Я ведь тоже думал, что эта история примитивна, как 140 миллионов в чемодане для губернатора (по версии следствия). А оказалось…

БИЗНЕСМЕНЫ ПЕСЧАНЫХ КАРЬЕР

В первый же день в Ижевске пропитываешься лютой злостью к арестованному губернатору. Кстати, это еще одно русское правило...

Помню, год назад, после ареста главы Коми Гайзера, я долго искал в кишащем очевидцами его злодейств Сыктывкаре человека, который бы осмелился сказать о нем что-то хорошее. В Удмуртии та же история. Пара часов общения с местной элитой рисует вроде бы ясную картину.

Итак, бывший глава «Удмуртавтодор» сенатор Александр Соловьев неожиданно для всех в феврале 2014-го становится губернатором. По словам одного из его приближенных, из тихого Александра Ивановича вдруг «полезли бесы». У «дедушки срывает крышу». Александр Васильевич решает, что «он здесь царь».

Учитывая, что с 1979 года Соловьев крепко сидел на дорожном бизнесе, он принимает естественное и, как потом окажется, роковое решение. Бросить львиную долю республиканских денег на ремонт и строительство дорог. Благо младшая его дочь Юлия Башкова - заместитель министра дорожного строительства региона. Старшая, Евгения Сирик, владелица предприятий, занимающихся разработках гравийных и песчаных карьеров.

Фото: Сергей ГРАЧЕВ

Фото: Сергей ГРАЧЕВ

Кстати, именно о старшей дочери губернатора в Удмуртии ходили не очень приятные слухи.

- Ей все было мало! - рассказывает один из чиновников, перечисляя с десяток историй, когда бизнес-империя Сирик, состоящая из магазинов и карьерных предприятий, старательно пользовалась удачной ситуацией - «папа-король».

Благо ее гражданский муж - руководитель ОАО «Автодормостпроект», через которое шли почти все проектные работы в республике.

Так в Удмуртии засвирепствовал торопливый семейный бизнес, понятный (если положить руку нА сердце) каждому чиновнику - ну как тут упустишь шанс обеспечить правнуков?

Односельчане, друзья губернатора собрались с тарелками у «дорожного пирога», заняв в министерстве все сколь-нибудь хлебные должности. Причем денежные потоки были традиционно сосредоточены в руках одного из них (тут ирония судьбы) - тезки, однофамильца и, как говорят, дальнего родственника губернатора - Александра Соловьева. Который получил прозвище Соловьев-Маленький.

Известно, что будущий губернатор (Соловьев-Большой) и Маленький уже добрый десяток лет вели бизнес-дела вместе.

Из-за чего, кстати, на Большого еще в начале нулевых попытались возбудить уголовное дело.

Потому и строительством злополучного моста через Каму, за который и был арестован губернатор, так же был занят меньший Соловьев.

Маленького за мост арестовали первым. Еще осенью. Он и сдал в итоге Большого, рассказав о 140 миллионах рублей, будто бы переданных в 2014 - 2016 годах губернатору.

По версии следствия, Александр Соловьев за эти деньги должен был выполнить «внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, выделение лицензий для геологического изучения участка недр и на их разведку, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси».

И все вроде бы достоверно. И судьба Соловьевых прозрачна, как слеза.

«ПО ТУНДРЕ, ПО ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ...»

Но меня насторожила одна малоприметная деталь.

Даже не то, что в версию следствия не поверила половина Удмуртии (в отличие от элиты, которая сдала прежнего губернатора сразу, простой народ по инерции продолжает видеть в нем скорее земляканачальника, а не злодея).

И не то, что украденные миллионы так и не нашли во время обыска. Грамотно их освоить - дело техники…

Меня заинтересовали слова полпреда президента Бабича во время знакомства Бречалова с депутатами.

- Можно было, конечно, по-другому поступить (это про арест старого губернатора. - Авт.), - заметил он. - Но мы поступили по закону. Что есть серьезное достижение власти.

А потом Бабич похвалил другого экс-губернатора, который правил Удмуртией до Соловьева, Александра Волкова - за агропромышленный комплекс, за градостроительство… Дескать, нормальные здесь управленцы, ну затесался среди них коррупционер Соловьев. Бывает.

А я вспомнил слова одного из местных строительных «субчиков» (субподрядчиков).

- Ничего Соловьев не менял, - удивился антикоррупционной шумихе он. - Как было при Волкове 10% откатов, так и осталось. Александр Васильевич просто «волковских» убрал и своих поставил. С этого все и началось…

Новый руководитель Удмуртии Александр Бречалов (в центре - в очках) пытается доказать свою близость к простому народу. Фото: Сергей ГРАЧЕВ

Новый руководитель Удмуртии Александр Бречалов (в центре - в очках) пытается доказать свою близость к простому народу. Фото: Сергей ГРАЧЕВ

АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ

Давайте для ясности прогуляемся на 10 лет назад, в прошлое. Правление Александра Волкова для Удмуртии целая эпоха - 19 лет (1995 - 2014). Типичная, кстати, для первых российских губернаторов. В нулевые на регионы пролился денежно-нефтяной дождь, который дал разные всходы. Например, в столице Удмуртии, как, кстати, и в Грозном, Саранске, Йошкар-Оле (список можно продолжать), красиво зацвело строительство. Волков построил знаменитый Ижевский зоопарк с «губернаторской» статуей волка у входа. Цирк. Ожило сельское хозяйство.

И, казалось бы, губернатор хороший. И уважали Волкова, почти как потом Соловьева, да Москва почему-то забеспокоилась. Зачастили следователи в Ижевск, заворчала пресса, называвшая Удмуртию одной из самых коррумпированных республик.

И выяснилось, что схема этого видимого благополучия наша, посконная. Российская. Сначала Генпрокуратура вынесла Волкову предписание «о нарушении законов о госслужбе, а также порядка размещения заказов для госнужд».

А за год до отставки начались обыски по делу "семейного" распределения бюджетных средств на поддержку местного агропрома.

Но тогда к «кормушкам» относились с пониманием, не стали никого сажать, а просто отставили «вечного губернатора». Причем так внезапно, что на поиск нового уже не было времени. Кандидатура Соловьева появилась случайно: бывший дорожник и спикер местного Заксобрания дорабатывал свой срок сенатором, куда его в почетную, но обидную ссылку отправил Волков. И катящаяся к закату карьера дорожного мастера вдруг рванула к звездам.

Соловьев, приняв республику Волкова, не стал в ней ничего менять. Просто деньги с агропрома и градостроительства он повернул в свою «семью». От чужих детей к собственным.

Он сразу убрал «волковского» министра дорожного строительства. И в Удмуртии началось полномасштабное возведение дорог.

Удмуртские порядки были установлены еще предыдущим главой - Волковым. Потому скульптура серого у зоопарка, говорят, не случайна.

Удмуртские порядки были установлены еще предыдущим главой - Волковым. Потому скульптура серого у зоопарка, говорят, не случайна.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ОШИБКА АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО

Но тут Соловьеву не хватило чиновничьей гибкости. Слишком он много дал перед выборами обещаний влиятельным людям - сулил высокие посты в местном правительстве, парламенте. И забыл. Бывший десантник и дорожник Соловьев, раздал посты по-братски. Старым друзьям, родственникам. То есть своими руками организовал против себя влиятельную фронду - обманутые ушли работать в федеральные структуры. Именно оттуда, уверен, Москва получила первые тревожные сигналы о непутевом удмуртском главе.

Еще больше губернатора подвел кризис. Общероссийское безденежье старая добрая удмуртская система откатов, разбухшая от нефтяных денег, переносила очень тяжело.

- Система действовала так - есть госпредприятие «Удмуртавтодор», которому республика отдает почти все деньги на строительство, - рассказывает руководитель одной из местных строительных фирм. - На торги «случайных» не пускают. Дальше деньги раскидываются по подрядам. Те - по субподрядам. На каждом этапе, чтобы получить субподряд, - откат 10%. В итоге фирма, чтобы заплатить взятку чиновнику, экономит на строительстве дороги. Это не трагично, если денег у заказчика хватает, а сумма контракта позволяет и прибыль снять, и взятку дать, и на троечку построить. Но когда дорожные бюджеты по всей стране стали безбожно ужимать, откатная система засбоила.

Ситуация усложнялась тем, что поставщики стройматериалов тоже были людьми «семейными» и желали прибыль лютую - на хозяйских правах.

В итоге деньги на новые дороги в Ижевске растащили так беспредельно, что они начали разваливаться уже на следующий год вместе с рейтингом губернатора.

Но местная дорожная экспертиза, подчиненная «семейному» министерству, на это просто закрывала глаза.

КАК ПУТИН СОЛОВЬЕВА СНЯЛ

Но даже это не было фатально для Соловьева, пока он не сделал одну решающую ошибку, без которой он, уверен, до сих пор бы возглавлял Удмуртию. И даже в рейтингах выживаемости оставался бы в хорошистах.

Мало ли таких губернаторов на Руси?! Да пруд пруди таких губернаторов!

В Ижевске знают, что Соловьева снял даже не «мост через Каму». А фантастическая самоуверенность главы.

Грандиозная стройка была затеяна еще при Волкове. Причем это был очень смелый проект - первое в России строительство моста по концессии. Часть денег Москвы, часть Ижевска, остальные - частного инвестора.

Мост здесь действительно очень нужен - он не только экономил время (иначе крюк в сотню километров), но и связывал с Удмуртией отрезанный рекой, глубоко несчастный городок Камбарка.

Его жители исторически злы на государство. Зарплата 15 - 20 тысяч, чтобы доехать до «материка» - или «двестирублевый» паром, или полный бензобак до Ижевска и обратно. (Чиновники здесь тоже аномально злы. Как пишет местная пресса об очередном мэре: «Чиновник избил своего земляка, при этом швырнул ему в лицо горсть монет. Так Камбарка, - заканчивает новость журналист, - снова лишилась главы».)

- Живем, как обезьяны на острове, - рычат местные мужики, пару раз побывавшие на митинге против… моста.

- 350 рублей за проезд в одну сторону?! - буквально заорал от возмущения городок, узнав о планах «концессионеров». - То есть если ездить по мосту на работу - каким-то гадам надо отдать всю зарплату?!

То есть сама идея богатой «концессии» посреди нищей России была взрывоопасна. Ну а когда местных мужиков, подрядившихся на строительство, кинули, не выплатив зарплату, слава о «нехорошем мосте» расползлась по региону. Для Соловьева близилась уже решающая катастрофа.

У главного «концессионера» Александра Абрамовича Забарского при всех его хороших связях в Москве обнаружилась небезоблачная репутация. Например, строительство его кампанией моста в Надыме закончилось скандалом - ревизия обнаружила приписки к стоимостью работ аж на 2 миллиарда рублей.

Но в Удмуртии дела шли еще хуже - мост кровь из носу нужно было сдать к приезду Президента России в Ижевск. То есть к 20 сентября 2016 года.

Но уже весной того же года стало понятно - все летит к чертям.

- Недофинансирование со стороны концессионера почти 2 миллиарда рублей, - докладывал местный министр транспорта Вахромеев. - Долг компании Забарского по зарплате перед строителями - 80 миллионов рублей.

Стройка встала. Забарского рабочие умоляли отдать заработанные деньги.

«Уважаемый Александр Абрамович, обращается к вам ваш сотрудник Тюменского филиала «Мостострой-12» Ямковой Олег Александрович, монтажник 6-го разряда, - пишет ему на строительном интернет-форуме рабочий. - Зарплату не вижу со 2 сентября, отпускных - с марта месяца 2016 года. Платить за образование дочери нечем, кредит платить нечем, коммунальные услуги оплатить нечем, отключают электроэнергию и воду, задолженность по з/п у меня 95 500+отпускные 60 000, пожалуйста, дайте денег, лишнего не прошу, отдайте то, что я заработал!»

Куда делись миллиарды - вопрос, согласитесь, уже скучный (по версии следствия - 140 миллионов Забарский, например, передал губернатору). Тут актуальнее инстинкт самосохранения - что показать президенту?

Удмуртские строители до сих пор вспоминают суету за месяц до приезда Путина. Когда красили, делали разметку и клали асфальт одновременно. Когда пригнанные студенты ошалело толкались у моста, не понимая, зачем их сюда привезли. Когда чиновники звонили субподрядчикам и умоляли, божились, заклинали, обещали заплатить - лишь бы они вернулись на стройку.

И тут удар в спину - госэкспертиза не принимает мост. Дескать, кто-то подменил железобетонные конструкции на металлические. Ну то есть по старой схеме привычно умыкнул еще миллиард.

Но и тут ситуацию еще можно было спасти...

- Губернатор Соловьев делает решающую глупость, - говорит один из субподрядчиков по строительству этого моста. - Он не звонит в администрацию президента, не извиняется за срыв сроков, не просит перенести визит президента. Соловьев нагло решает - если Путин откроет мост, то госэкспертиза автоматом подпишет все бумаги. И все проблемы будут решены. Но в администрации сработали хорошо…

Президент не отменил визит в Удмуртию. Он все-таки прилетел 20 сентября. Только, как говорят, он в аэропорту не пожал руки губернатору Соловьеву. И липовое открытие моста в программе визита уже не значилось. Зато глава удмуртского МВДа не отходил от Путина ни на шаг.

И через месяц, уверен, специально в профессиональный день дорожного строителя, арестовали Соловьева-Маленького. Через полгода пришла очередь и Большого.