Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Общество23 апреля 2017 22:05

Русская Арктика: вслед за героями приходят туристы

Корреспондент «КП» увидел работу единственной в мире дрейфующей полярной станции
Военные отправляют на полюс экспедиции, чтобы проверить снаряжение и поучиться выживанию на арктическом холоде

Военные отправляют на полюс экспедиции, чтобы проверить снаряжение и поучиться выживанию на арктическом холоде

Фото: Олег АДАМОВИЧ

80 лет назад — в 1937 году — четверка советских исследователей-полярников во главе со знаменитым Иваном Папаниным провели 9 месяцев на первой в мире дрейфующей станции.

Полгода экспедиция занималась научными исследованиями. Последующие же три месяца стали героической борьбой за выживание. Льдина, на которой находились люди, начала таять и трескаться. Быстро эвакуировать исследователей не получалось — техника в те годы была еще не та. В конце концов четверку отважных все-таки спасли.

Полярники считались настоящими героями. Даже появление космонавтов не слишком поколебало их авторитет. Жизнь на льдине была уделом храбрых, выносливых, сильных.

Последняя станция "Северный полюс", 31-я по счету, отработала свое в 1991 году. Потом от использования дрейфующих станций отказались. Базы стали строить на дальних архипелагах в Ледовитом океане.

ТУРИСТЫ ПЛАТЯТ ЗА УЧЕНЫХ

И тут в дело вступили общественные организации. Последние 15 лет каждый год на подходящей льдине около земной оси строится дрейфующая станция «Барнео». Срок ее жизни чуть больше месяца — с середины марта (начало полярного дня) и по конец апреля (когда льды начинают трескаться и таять).

Лагерь Барнео с высоты кажется совсем маленьким

Лагерь Барнео с высоты кажется совсем маленьким

Фото: Олег АДАМОВИЧ

Реально «Барнео» - это проект Русского географического общества. При этом, бюджетные деньги на него не тратятся.

Поселок полярников находится на самоокупаемости. Чтобы российские ученые могли приехать в Арктику бесплатно и провести свои опыты, администрации приходится зарабатывать на туризме.

Если государственной поддержки нет, то по-другому никак. Доставка всего необходимого для жизни на полюсе стоит миллионы рублей.

В мире много тех, кто хотел бы побывать на Северном полюсе и прикоснуться к ореолу славы покорителей Арктики, почувствовать себя одним из них. И эти люди готовы платить за исполнение мечты хорошие деньги. Дело не зазорное.

Богатые туристы, когда прилетают на полюс, тут же начинают все фотографировать

Богатые туристы, когда прилетают на полюс, тут же начинают все фотографировать

Фото: Олег АДАМОВИЧ

Двухдневная путевка на «Барнео» стоит миллион рублей. Если вы хотите нырнуть под лед в снаряжении, надо отдать уже четыре миллиона! И знаете что? Нет отбоя от желающих.

За сезон станцию посещает примерно 550 человек (помимо обслуживающего персонала).

НА ЧТО ПОХОЖ 2-ДНЕВНЫЙ ТУР К ПОЛЮСУ

Туристов-миллионеров прямым рейсом доставляют на «Барнео» из норвежского города Лонгйир (Шпицберген). Российский самолет АН-74 (единственный в мире, который может с большим грузом на борту сесть на льдину) с грохотом приземляется прямо у палаток.

В первый день у туристов свободное время. Народ фотографируется, гуляет, отмечает прибытие. Тем более, на станции есть отменный выбор закусок: соленые огурцы, моченые зеленые помидоры, квашенная капустка...

Коммерческие туристы могут часами сидеть в палатке-столовой, поглощая спиртное

Коммерческие туристы могут часами сидеть в палатке-столовой, поглощая спиртное

Фото: Олег АДАМОВИЧ

Кормят здесь отлично – каждый день мясо в разнообразных вариациях, гарниры. Меню почти не повторяется.

В середине апреля на «Барнео» прилетел так называемый «Клуб лидеров». Это группа отечественных бизнесменов, которая ездит по труднодоступным уголкам планеты. «Лидеры» залезали в горы, побывали в Антарктиде. Теперь вот и до Северного полюса добрались.

Когда «одноклубники» по северной традиции принялись отмечать прибытие на полюс, к ним подсели инженеры. Технари тестируют на полюсе системы автопилота для российских военных. И часа не прошло, как подружились.

Вертолет, который везет туристов на Северный полюс, всегда берет с собой столб, обозначающий ось земли. Фото у этого столба - главный сувенир из Арктики

Вертолет, который везет туристов на Северный полюс, всегда берет с собой столб, обозначающий ось земли. Фото у этого столба - главный сувенир из Арктики

Фото: Олег АДАМОВИЧ

После завтрака туристов на вертолете везут к полюсу. Полтора часа они фотографируются на фоне торосов, бескрайних льдов и навигатора с отметкой «90 градусов северной широты».

Дальше вертолет возвращает их на «Барнео», там они пересаживаются в самолет и – обратно на Шпицберген.

НАСТОЯЩИЕ ПОЛЯРНИКИ

Из 550 гостей станции, которые успевают побывать на полюсе за месяц существования «Барнео», 30-40 человек приезжают в Арктику по делу. Для них-то станция, на самом деле, и существует.

Половина занятых полярников - военные. Армия на холоде тестирует одежду, технику. Солдаты учатся выживанию. Есть гражданские специалисты, которые прилетают по заданию вооруженных сил.

Еще на полюсе работают океанологи. Они при помощи лебедок на тросах опускают под лед научные буи. Оборудование автоматически собирает данные о течениях, температуре воды, солености. Потом информация через спутник передается ученым на большую землю.

От России на «Барнео» уже 12 лет подряд ездит ведущий научный сотрудник Государственного океанографического института Сергей Писарев. Все ему нравится, кроме одного: в стране не изготавливают необходимого оборудования для масштабного изучения Ледовитого океана. Имеющиеся у нас погружные буи собирают меньше информации, чем иностранные.

- На дрейфующую станцию каждый год приезжают французы и американцы, - рассказал «КП» Писарев. - Устанавливают свои буи. Потом по-дружески делятся со мной наблюдениями. А я помогаю им с монтажом оборудования на дрейфующей станции.

Трещина в льдине тянется от горизонта до горизонта. Если в ней появляется вода, значит поверхность начинает разваливаться и делиться на два самостоятельных айсберга

Трещина в льдине тянется от горизонта до горизонта. Если в ней появляется вода, значит поверхность начинает разваливаться и делиться на два самостоятельных айсберга

Фото: Олег АДАМОВИЧ

РИСКОВОЕ ДЕЛО

Строительство станции – дорогое и сложное занятие. Техника, топливо, оборудование – вместе все это весит 150-200 тонн. Нужны еще опытные полярники, которые расчистят полосу и поставят лагерь.

Хоть руководство станции и старается окупить затраты на ученых, но заранее нельзя угадать, получится ли это. Ведь сначала полярникам надо построить поселок. Потом ждать, прилетят ли туристы, понравится ли им – от этого зависит, прибудут ли сюда, оставив на время свои уютные офисы, новые покорители Севера.

При этом, заранее рассчитать расходы сложно. В прошлом году полярникам приходилось четыре раза заново готовить взлетную полосу. Лед трескался, и сажать самолеты было опасно.

Работники «Барнео» сожгли уйму драгоценного горючего, пока ковшами гусеничной техники срезали бесконечные торосы.

На арктическом морозе горячая вода быстро застывает. Если из чашки плеснуть кипяток в воздух, получается такое облачко пара.

На арктическом морозе горячая вода быстро застывает. Если из чашки плеснуть кипяток в воздух, получается такое облачко пара.

Фото: Олег АДАМОВИЧ

ЛЕТУЧИЕ БУЛЬДОЗЕРЫ

В лагере действует режим «сохранения белизны». В идеале льдину надо оставить в том же виде, в каком она была до появления людей. Ни мусора, ни грязи быть не должно.

Отходы вывозят за один-два километра от станции и сжигают. Дым картинно стелется над белыми просторами.

Тяжелое оборудование и тракторы на парашютах сбрасывают десантные самолеты. Потом с помощью этого строят «Барнео».

В конце жизни станции технику вывозят. Сделать это трудно – тяжелый транспортник не способен сесть на льдину. Приходится в несколько заходов вывозить добро на легком АН-74.

Старые трактора, выведенные из консервации, бросают на полюсе после закрытия полярной станции

Старые трактора, выведенные из консервации, бросают на полюсе после закрытия полярной станции

Фото: Олег АДАМОВИЧ

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

Эпоха, когда полюс безраздельно принадлежал одним лишь мужественным полярникам, благополучно подошла к концу. Теперь в Арктике немало и туристов в модных пуховиках. Нивелирует ли это полярную героику? Не думаю. Просто Арктика стала более доступной для населения – что же в этом плохого.

А долгосрочно действующие полярные станции действительно стали уже не нужны. Долго держать команду ученых на льдине сложно и дорого. Много сил уходит не на исследования, а на выживание. Вещи надо переносить с места на место, если появляются трещины.

Да и техника шагнула вперед: автоматические буи, которые опускают под лед, выполняют ту же работу, что и отважные полярники. Только технику не надо кормить, поить, греть и спасать.

Судя по всему, космос ждет та же история, что и Арктику. Скоро, когда начнутся коммерческие полеты, любой, у кого найдется соответствующая сумма и позволяет здоровье, сможет стать космонавтом.

Но время героев не прошло. Просто уровень задач растет. И теперь планета будет восхищаться уже не теми, кто просто вышел на орбиту, а кто полетел, например, на Марс.