2017-06-23T01:15:42+03:00

Абонент недоступен

Играла бесконечная мелодия. Она танцевала в нарядном платье. Он обнимал ее слишком душно, как обнимают те, кто еще не знает меры, но уже узнал страсть
Поделиться:
Комментарии: comments5
Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧРис.: Катерина МАРТИНОВИЧ
Изменить размер текста:

Мелодия качнулась, и они затерялись в саду. Первыми лучами дрогнул рассвет сквозь белые облака яблоневых цветов, птицы бессовестно кричали откровенные песни…

НА БАЙКОНУР!

Тогда, в 18 лет, Саша любил ее по всем законам романтического кино и собственной девственной души. Таша принимала все это с благодарностью и смутным чувством вины. Ей казалось, что она не может ответить ему столь же глубоким чувством. Она любила его, но по-своему, как-то неуверенно и тихо, на ощупь, примеряя к себе. Впрочем, ей не с чем еще было сравнивать. А он не давал ей времени, душил жаром и страстью, как будто хотел надышаться ее близостью на всю жизнь вперед.

Он хотел стать астрономом. А ее все чаще отвлекал внешний мир, такой яркий и обещавший так много... Таша еще не решила, кем хочет быть, но точно знала, что у нее будет особенная жизнь.

Я всю жизнь буду рядом, - говорил он. - Мы окончим институт и поедем работать на Байконур!

Таша впервые за этот вечер посмотрела на него внимательно.

- Байконур??? Это же пустыня. Что я там буду делать? - удивилась она.

- Ты будешь со мной, - удивился он вопросу.

- Нет, кем я там буду работать?

- Можешь учителем в школе, ты же филолог! - догадался он радостно.

- Угу, давай сначала выучимся, - оборвала она разговор. А он так и не понял, чем так расстроил ее.

Утром следующего дня в институте она познакомилась с голубоглазым студентом экономического факультета. Он носил косуху, пугал своей свободой и пел откровенные песни под гитару. Она была отчасти ему интересна. И именно это «почти» казалось ей особенно привлекательным. И да: ни о каком Байконуре он не мечтал.

Она ушла к нему, с мясом и кровью отрывая себя от душной, родной любви.

И Саша отпустил. А потом выл в подушку, пытался затеряться в лесах, которые знал слишком хорошо. И даже ружье, добытое им в охотничьем домике, оказалось слишком ржавым, чтобы лишить его жизни.

КАК ДАВНО Я ТЕБЯ НЕ СЛЫШАЛ!

Прошло 5 лет.

Саша до сих пор приходил в ее сны и разговоры так, словно был там хозяином. Больше никто не любил ее так преданно и искренне. Теперь ей было с чем сравнить. Переезжая с места на место, Таша заботливо брала с собой его фотографии, письма и обручальное кольцо из фольги. Сентиментальный набор - шутила она. Даже паролем на ее компьютере был его день рождения. Сегодня это странное одиночество казалось особенно невыносимым.

И Таша решила найти его, чтобы снова начать или уже закончить эту историю.

Она искала больше месяца, но безрезультатно. И вот сегодня решила сдаться. Открыла ноутбук, в почте - письмо... от него. Саша нашел ее сам.

А утром он позвонил, когда она еще спала.

- Как же я давно тебя не слышал!!! - почти прокричал он, и она провалилась в то первое майское «Люблю».

И ТУТ ПОЗВОНИЛА ЕГО ЖЕНА...

Встретиться договорились через пару часов в ИХ месте.

Было невыносимо жарко. Она включила кондиционер на полную мощность и решила не выходить из машины.

Он пришел пешком. В старых кроссовках, серой одежде, пропитанной потом и пылью, с изможденным лицом. Неуверенно сел в машину на кожаное сиденье и огляделся с интересом посетителя музея. Потом с таким же интересом посмотрел на новую, взрослую Ташу.

«Какие же мы разные», - подумала она.

«Какая же она красивая», - подумал он.

Они катались по городу и говорили почти до утра, сидели в кафе. И казалось, что это здесь и сейчас было всегда.

Он так и не стал астрономом и не уехал на свой Байконур. Вся его жизнь проходила в лесу, на тяжелых таежных вахтах. И эта его жизнь походила на старые ботинки, из которых он давно вырос. И ходить в них уже было мучительно больно и даже как-то некрасиво и стыдно. Но снять их он не мог и не умел.

Ей бы следовало уйти от этих депрессивных рассказов, но за паутиной безысходных мыслей она все еще видела того самого Сашеньку, с которым было так жарко и душно. Словно почувствовав ее мысли, он остановил неуместный и ненужный разговор и просто обнял ее как давно потерянного, оплаканного и вновь чудом обретенного человека.

Он всю ночь смотрел, как она спит. А когда она проснулась, лицо его уже не казалось серыми.

Зазвонил его телефон, и Таша легкомысленно подхватила с распахнутой кровати трубку и протянула ему.

«Жена» - моргнул экран.

Саша погас, ответил, стараясь звучать непринужденно.

- Да, привет. Был у друга. Выпили лишнего. Сейчас на работу и домой. Целую, - произнес он и смутился.

Она проводила его до двери и молча закрыла дверь. Жизнь научила ее держать удар.

Он писал и звонил ей месяц, но так и не добился от нее новой встречи. На его последнее отчаянное СМС она ответила кратко: «Я выхожу замуж».

ЗДРАВСТВУЙ, ПРЕКРАСНАЯ!

Прошел еще год.

Она развелась.

Поначалу она кричала от боли. Потом плакала, прерывисто всхлипывая. И малыш, решив, что мама смеется, тоже смеялся. Обручальное кольцо жгло пальцы. И она с остервенением швырнула его о стену.

А потом слез и крика не осталось. Она разучилась дышать, думать, смотреть…

А на столе нещадно звонил телефон:

- Привет. У тебя все хорошо? - вынырнул Саша откуда-то из прошлого, словно что-то почувствовал.

- Да, - ответила она. И вдруг поняла, что она должна сделать.

Она просто начала жить сначала. Потом она долго пыталась вспомнить, был ли этот звонок на самом деле. Телефон был девственно чист. Вместе с напоминаниями о муже она удалила все.

И еще 2 года прошло.

- Сегодня Сашин день рождения, - радостно сообщала она всем окружающим, и те вежливо улыбались, потому что никаких Саш в ее окружении не знали.

Время в пробке тянулось медленно, а телефон назойливо напоминал о возможностях мобильной связи в любой момент соединить ее с любым известным абонентом. Абонент был известен. И она нажала вызов.

- Здравствуй, прекрасная! - радостно ответил он, словно звонить друг другу в день рождения у них было старой традицией. «Прекрасная» радостно поздравила его и на всякий случай пожелала долгой жизни.

С тех пор они говорили много. Он появлялся и исчезал, предлагал встретиться и отменял встречи, поддерживал ее в трудную минуту, но никогда не приходил. Они больше не говорили о любви.

Однажды он написал ей просто так, без всякого вступления:

«Я принял свою жизнь и смирился с ней…»

А утром повесил в своем профиле фотографию жены, подписав: «Моя любимая».

Таша посмотрела на этот пост с каким-то пронзительным недоумением и удалила его из друзей.

 
Читайте также