2017-09-28T19:18:10+03:00

Почему мигрант нам обходится дороже собственного гражданина

Что делать с гастарбайтерами в России
Поделиться:
Комментарии: comments195
ОМОН не сплоховал и не позволил конфликту у ТЦ "Москва" неподалеку от метро "Люблино" выплеснуться на другие улицы города. ФОТО Василий Кузьмиченок/ТАССОМОН не сплоховал и не позволил конфликту у ТЦ "Москва" неподалеку от метро "Люблино" выплеснуться на другие улицы города. ФОТО Василий Кузьмиченок/ТАСС
Изменить размер текста:

Недавний конфликт в ТЦ «Москва» в районе Люблино всколыхнул столицу. И в студии Радио «Комсомольская правда» собрались эксперты, чтобы обсудить вопрос, можно ли сделать социальный слой мигрантов безопасной средой, а если да, то как. Дискуссия развернулась между вице-президентом фонда «Миграция XXI век» Натальей ВЛАСОВОЙ и демографом и социологом Игорем БЕЛОБОРОДОВЫМ. А благодаря тому, что эфир вела Елена АФОНИНА, ваш покорный слуга тоже принял участие в беседе.

О БЕДНОМ МИГРАНТЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

- Смотрите, была история на Хованском кладбище, погром в Бирюлево, торговом комплексе «Садовод». Везде участвовали мигранты. Можно ли считать каждый из этих случаев исключительным? Или это становится уже типичным явлением для крупных городов России?

Власова: Чем больше времени проходит, тем более напряженными становятся эти случаи. Потому что отношение к мигрантам в нашей стране не очень хорошее. В этом году мы реализуем президентский грант, который связан с созданием центра комплексной поддержки мигрантов. Мы проводим мониторинг причин, почему они к нам обратились, и какая поддержка им необходима. Больше всего поводов для обращения в наш центр составляют нарушения со стороны государственных структур. Это прежде всего со стороны полиции. Полицейские останавливают мигрантов, даже если документы в порядке, они зачастую их забирают в полицию, держат там сутки-двое, потом приводят в суд. Причем не по одному, а скопом – человек 40, а то и 50. Судья зачитывает решение, которое они не понимают, потому что плохо знают русский язык. А потом они узнают, что, оказывается, их выдворяют из России с запретом на въезд в предстоящие 5-10 лет.

Гришин: Ни за что?

Власова: Да, у подавляющего большинства из них, как показывает практика, документы в порядке.

Гришин: Вы в суд не подавали?

Власова: Это бесполезно.

Гришин: Сколько раз вы подавали в суд?

Власова: Мы в суд не подавали, просто решали их проблемы.

Белобородов: А знаете, почему не подавали? Потому что не было предмета. Вы затронули серьезные вещи. Я вообще эту адвокацию инокультурной и криминальной миграции не понимаю ни в коей мере. Особенно на фоне событий около ТЦ «Москва». Бедные беззащитные мигранты, целые этнические ниши преступной экономики, явного вытеснения коренных жителей, явно свинское отношение к нашей культуре. И те документы, о которых вы говорите, они в большинстве случаев поддельные. Полиция, выполняя свою функцию, проверяет эти документы. Если все нормально – отпускают. Подлинность документов – основание пожелать удачи и отпустить. А если эти документы липовые, сделаны с помощью соотечественников или продажных полицейских, еще кого-то, извините, надо передавать в суд. Вообще, надо ставить вопрос о том, что миграция в нашей стране избыточна. Если мы не хотим получить предместье Парижа и другие горячие точки в нашей многонациональной стране, мы должны эту проблему решать очень радикально и в экстренные сроки. Проанализировать то, что произошло около ТЦ «Москва», еще предстоит. Были там не только таджики.

Начало штурма торгового центра "Москва". Как мы можем убедиться, даже у самой дикой толпы есть вождь или организатор. ФОТО Василий Кузьмиченок/ТАСС

Начало штурма торгового центра "Москва". Как мы можем убедиться, даже у самой дикой толпы есть вождь или организатор. ФОТО Василий Кузьмиченок/ТАСС

- Получается, есть черные криминальные зоны, в которые сотрудники полиции если и приходят, то очень неохотно. ТЦ «Москва», «Садовод»… Там своя жизнь, как была на Черкизоне. Люди выясняют свои отношения не по тем законам, нежели приняты в нашей стране. Но ведь они едут в нашу страну работать, а не участвовать в криминале.

Белобородов: Почему? Многие едут изначально для криминала. Это очевидно. Есть целые этнические группировки, нелегальные секторы бизнеса. Понаблюдайте, как происходит торговля липовыми регистрациями на Ярославском вокзале. Сколько существует нелегальных практик денежных переводов. И здесь не только Средняя Азия, здесь и Китай участвует. Наркотрафик, проституция, финансовые незаконные операции, много чего.

КТО ЗАЩИЩАЕТ, ТОТ И КОНТРОЛИРУЕТ

- Вот у нас пришло сообщение: «Среду мигрантов сделать безопасной невозможно, но можно – контролируемой».

Гришин: Среда мигрантов контролируется, но не государством, не правоохранительными органами, а своими «крестными отцами», если можно так выразиться. Инцидент у ТЦ «Москва» - чистейшей воды провокация. Не самую последнюю роль сыграл в этом председатель общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов, который озвучил информацию про жестокое избиение. Хотя сейчас говорят, что там был эпилептический приступ. Именно Шарипов потом сообщил, что этот таджик уже умер, причем, неправильно назвал его имя и фамилию. А теперь он обещает в октябре вывести на улицы Москвы сто тысяч таджикских мигрантов. Я не пойму, он нам грозит? Уж не майдан ли хотят устроить?

Белобородов: Между прочим, мы часто рассуждаем на тему майдана в публичном пространстве. Так вот, в России благодаря этой непродуманной абсолютно миграционной политике, благодаря тому, что контроль действительно наблюдается не со стороны государства, есть вероятность прежде всего этнического майдана. Господин Шарипов часто выступает в роли поджигателя. Мне кажется, что у него вообще, как у фокусника, в рукаве сразу десять придуманных, абсолютно оторванных от реальности историй, которые он готов по первому же поводу предъявить, чтобы еще больше раздуть эту историю. Надо присмотреться к нему правоохранительным органам. Есть же еще и теневые ребята. Эффект сарафанного радио мы видели около ТЦ «Москва». Ехали люди, которые там не работают, с других рынков, с других мест. Людей собирали не только с рынков. Еще и таксисты были.

Вид на торговый центр "Москва" в Люблино. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вид на торговый центр "Москва" в Люблино.Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Мы говорим о неких людях, которые бросились на защиту своего земляка из разных точек Москвы. И говорим о неких запуганных мигрантах, которые боятся выйти на улицу, боятся встретиться с полицией. Как-то у меня не увязывается одно с другим.

Власова: Это не одни и те же люди. Это люди совершенно разные.

Гришин: Те же самые. Абсолютно. С того же рынка, которые, как вы говорите, бесправные. Только они в толпе осмелели до безбашенности.

Белобородов: Это была демонстрация силы. Сначала мы пропустили митинг несанкционированный у посольства Мьянмы. Затем последовало это. И представьте, если на это не реагировать, что будет в следующий раз.

Власова: Я согласна с Игорем в том, что это, может быть, была какая-то репетиция перед более мощным событием, которое планируется, уж кем там – я не знаю. Но почему происходит это? Почему люди боятся выйти на улицу? Во-первых, многие мигранты работают у работодателя, он отбирает паспорта, они работают в закрытых помещениях, практически не могут выйти на улицу. Денег им не выплачивают, их кормят, и этим все заканчивается. Многие мигранты не оформляют патенты – основной документ, разрешающий им трудиться в России. Потому что стоимость оформления 16 тысяч рублей. Не каждый мигрант, приехавший из несчастной бедной страны, может собрать эти деньги. Среднедушевой доход составляет 2 доллара. Им скидываются аулы. Поэтому они не все оформляют патенты. Неоформленный патент – лучше с представителями правоохранительных органов не встречаться. Помимо того, что недостаточно денег у части на патент, его приобретение - довольно сложная процедура. Ужесточились требования к получению этого разрешительного документа. Мигрант должен пройти медицинское обследование – это я согласна, нужно пройти. Он должен сдать экзамен на знание русского языка, истории, основ миграционного и трудового законодательства. Я бы не стала требовать с них экзамена по русскому языку, кроме тех, кто непосредственно общается с населением.

В помещении ТЦ "Москва" ждут покупателей. Фото: Александр РОГОЗА

В помещении ТЦ "Москва" ждут покупателей.Фото: Александр РОГОЗА

Белобородов: Ничего себе! А как вы хотите интеграцию осуществить в общество? Назовите мне сферу, где русский язык не нужен?

Гришин: Они же идут не на заводы. А в таксисты, в торговлю на рынки, на стройки!

Власова: На строительстве ему русский язык не нужен. Потому что, как правило, у них там создаются бригады, бригадир знает русский язык. Он общается с руководством стройки и потом все передает.

Белобородов: Каждый исполнитель определенной работы должен знать свой круг и фронт. Вы сейчас говорите о том, что может подорвать техногенную безопасность. Эти люди строят нам дома, не понимая русский язык. Как? Давайте, из песка будут строить.

Власова: Есть чертежи. Если он специалист, есть чертежи и есть бригадир, который ему все расскажет.

Гришин: Какие чертежи?! Сейчас миграция – это не интеллигенция, в том числе и техническая, как в 90-е. Сейчас к нам едет молодежь из диких горных селений. Многие даже у себя свою школу не закончили.

РУБЛЬ ПИШЕМ, ДВА В УМЕ

Власова: Они кому-то мешают? Люди выполняют ту работу, которую не выполняют россияне.

Белобородов: А кто это сказал, что россияне не выполняют? Почему-то в Минске нашли своих, в Киеве нашли своих. А у нас российский студент пытался устроиться на работу. И из-за этнической клановости у него это не получилось. Так что это неправда, что русские не хотят работать.

- Вот что еще нам пишут. «У нас в Краснодаре работают местные в ЖКХ – город чистый». «Как можно преподавать химию в восьмом классе, если дети по-русски с трудом говорят. Как сложно учиться детям в таком классе, ведь учитель не может ориентироваться лишь на них». «В женской консультации в очереди на одну местную сидят 3-4 приезжие женщины. Мало кому хочется после них в кресло садиться». «Звоню из Екатеринбурга. Я против мигрантов, я не толерантна, вы посмотрите, кто в Екатеринбурге – невозможно жить – от азербайджанцев, таджиков до китайцев!». Послушайте, а почему мы так нетерпимо относимся к тем людям, которые приезжают сюда для того, чтобы решить некие наши проблемы.

Гришин: А кто сказал, что они едут решать наши проблемы? Они едут решать свои. И к нашим проблемам привносят свои. Я не против мигрантов, я за то, чтобы все было и ничего такого не было. Но у нас ситуация далека от того. И власть, на мой взгляд, принципиально неправильно работает с мигрантами. Вспомним Манежку. Когда убили болельщика спартаковского, и россияне вышли на Манежку. Потом к зданию Управления внутренних дел приехали руководители диаспоры. И власти стали говорить с ними. Когда наша власть не персонально требует ответственности в соответствии с законом, а начинает общаться через лидеров диаспор, она этим сама открывает канал для этнической преступности, для того, чтобы были избранные среди тех же мигрантов. Власть приводит ситуацию к тому, чтобы таджику и не заявление в полицию подавали, а шли за защитой к тому же Шарипову. И я уверен, что господин Шарипов – это мое оценочное суждение – сам заинтересован в том, чтобы полиция не работала с мигрантами, чтобы суды выносили неправосудные решения, потому что тогда именно он выступает в роли главного «крестного отца» по отношению ко всей этой диаспоре, которая, вероятно, несет ему деньги, выказывает уважение и все остальное. Он в такой ситуации – решальщик всех вопросов.

У торгового центра "Москва", где произошел конфликт между сотрудниками и охранниками, на Тихорецком бульваре в районе метро "Люблино". ФОТО Станислав Красильников/ТАСС

У торгового центра "Москва", где произошел конфликт между сотрудниками и охранниками, на Тихорецком бульваре в районе метро "Люблино". ФОТО Станислав Красильников/ТАСС

Белобородов: На самом деле, если бы была задача работать с этническими общинами, уже давно лидеры общин были бы договороспособны. А та функция, которую на себя взял господин Шарипов, как раз говорит о том, что это самодеятельность в чистом виде. И о том, что подлинной работы с общинами и не проводится. Меня удивляет другое, как мы тут сидим, говорим: бедные, несчастные. Я не представляю себе, просто зная, что происходило в 90-х в Таджикистане, чтобы кто-то там озаботился уровнем жизни российских граждан и о том, как бы их пригласить в Таджикистан, чтобы они честно заработали денег. Мне кажется, нам надо думать об интересах наших граждан, а не о том, как им там жить. И еще раз, аргументация экономического характера, мне кажется, не должна абсолютизироваться. Нам важно сохранить общество. А уже вопрос трудовых наших проблем легко решается. И китайская, и таджикская, и узбекская, и прочая миграция сегодня в России чересчур избыточна. И в условиях, когда у нас миллионы своих безработных есть комплиментарные мигранты из Украины, Беларуси, Молдавии. Так вот, ставку надо делать на них, а не на инокультурных, которые потом будут здесь устраивать теракты и продолжать насиловать, грабить и убивать.

Гришин: Я не понимаю, когда экономический аспект сводят лишь к примитивному постулату, что мигранты получают меньшую зарплату. Во-первых, как вы говорите, г-жа Власова, они тут платят всем полицейским, своим хозяевам, чиновникам и т.д. И при этом у них остаются деньги для родни на родине. До 40% ВВП Таджикистана – переводы из России. Во-вторых, и это еще более существенно – они перетаскивают сюда свою родню, свои семьи, которые пользуются всеми нашими социальными льготами – бесплатно рожают, лечатся, учатся и так далее. В результате залезая в социальные фонды, которые рассчитаны на граждан России. Вы это тоже посчитайте.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

- Что нам делать, чтобы сделать мигрантов безопасными для нашего населения?

Власова: Я думаю, надо нам менять миграционную политику. Не в сторону такого резкого ужесточения, а с точки зрения того, чтобы у мигранта не было препятствия на пути легального пребывания и легальной работы. Сейчас получить миграционный учет для мигранта - проблема. Потому что есть люди, которые сдают квартиры. Но они сдают так – я тебя регистрировать не буду, а ты мне деньги плати и живи. И очень много других проблем. Работники миграционной службы их порой мурыжат, не дают документы, гоняют туда-сюда. Поэтому нужно вот как-то облегчить это. Во-вторых, нужно создавать недорогое жилье для мигрантов.

Гришин: Что? Извините, давайте лучше начнем с недорогого жилья для граждан Российской Федерации…

Власова: Вы найдите в Москве дешевое жилье и чтобы вас там могли зарегистрировать?

Гришин: Нет, для граждан Российской Федерации давайте сначала все устроим, а то мы прямо о мигрантах – давайте им причинное место помажем медом…

Белобородов: Я рад, что у мигрантов такие мощные адвокаты. На мой взгляд, во-первых, надо устранить полностью избыточную миграцию. Во-вторых, сделать ставку исключительно на комплиментарных мигрантов. В-третьих, присмотреться к странам, где есть симпатии к ИГИЛ (запрещенная в РФ организация – прим.авт.) и прочим радикальным движениям, и просто ввести для них очень мощный визовый режим и, в принципе, ограничить въезд – их и так уже достаточно. Ну и, безусловно, необходимо ужесточить экзамены по русскому языку и впускать лишь тех, кто его знает. И очень строго квотировать нормы расселения. Чтобы не было возможности скученности мигрантов на конкретном квадратном метре, километре и т.д. То есть, диффузное расселение. И, кстати, не в Москве их селить, а в тех регионах, где действительно есть трудонедостаточность. Пожалуйста, Сибирь у нас большая, Дальний Восток, сельские районы. Но опять же – диффузно. И так, чтобы без ущерба местным жителям.

Власова: Можно я прокомментирую один из пунктов вашего предложения? Как ужесточить визовый режим, если у нас 7000 километров границы не обустроено?

Белобородов: Вы говорите сейчас лишь о границе с Украиной и Казахстаном.

Гришин: Мигранты из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана не пешком ходят, они приезжают на поездах и на самолетах. А на поездах или самолетах – все равно идут через погранпереход и таможню.

Власова: Ходят, ходят пешком.

Гришин: Ага, еще на осликах караванами через горные перевалы. Я согласен с Игорем очень во многом. Но я бы начал с того, что депортировал бы этих около 70 задержанных домой и максимально известил бы об этом население этих республик через национальные СМИ.

Белобородов: А я считаю, что их надо посадить.

- Вы сильно удивитесь, но Шарипов сказал именно это – зачинщиков депортируют, вышлют и пусть приезжают те, кто будет честно трудиться.

Гришин: Только решение должен не Шарипов принимать, а российская власть. Согласен – зачинщиков посадить, остальных депортировать за их счет. И максимально осветить в СМИ, чтобы знали – приехал в Россию – живи по ее законам.

Власова: Это еще с них деньги брать? Уже мигранты у нас в стране стали источником получения денег…

Гришин: Ничего страшного. Вы в Европу едете с обратным билетом? С подтверждением платежеспособности? А почему они могут иначе? Мы не должны предоставлять мигрантам прав больше, чем собственным гражданам. И власть обязана наладить за ними жесткий контроль. По крайней мере, пока они не станут вести себя, как обычные граждане России.

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Исламовед Роман СИЛАНТЬЕВ:

- Пока катастрофы никакой нет. Но массовые драки, причем у нас массовые драки практически все имеют именно такой характер, чтобы в драках с участием сотен человек, насколько я помню, за последние несколько лет принимали участие только мигранты. Это совокупность сил. Дело в том, что между диаспорами отношения часто напряженные. Это не есть единая сила, пусть даже объединенная исламом. Люди к разным направлениям ислама относятся, у них зачастую свои духовные лидеры, между собой не дружащие. Но то, что между ними эта вражда может перекинуться на наши улицы, что периодически и происходит, это не есть хорошо. Это людей пугает, раздражает, и с этим надо что-то делать. Людей, в таких преступлениях замешанных, надо немедленно депортировать без права возвращаться. Преступный элемент нам тут не нужен.

ВОПРОС ДНЯ

Чего от мигрантов больше - проблем или пользы?

Николай СВАНИДЗЕ, публицист:

- Мигранты - реалии нашей жизни. Они сюда не от хорошей жизни едут - и нам нужно с ними мириться. Кто будет дворы мести или строить дома?

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации:

- Все проблемы валятся на общество, а польза достается конкретным бизнесменам. Мы теряем этнокультурное лицо общества. Идет безумный рост преступности. У нас рушится рынок труда. Общий уровень жизни россиян падает.

Рустам ТАПАЕВ, председатель Союза чеченской молодежи:

- Конечно, пользы. Мы еще не осознаем все плюсы, которые есть от приезжих людей. Они делают самую тяжелую и грязную работу, за которую другие не возьмутся. Они поддерживают деятельность больших городов, предприятия могут к ним обратиться за помощью. Если люди перестанут въезжать, то мы не справимся.

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист:

- Никакой пользы от мигрантов-гастарбайтеров нет. Их присутствие на рынке труда выгодно прежде всего коррупционерам и нечистым на руку предпринимателям, которые не хотят платить российским гражданам большие зарплаты.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Каромат ШАРИПОВ, председатель общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»:

- Больше хорошего. Откуда будет вред? Если не будет мигрантов, мы друг друга сожрем. Мигранты приносят в бюджет столицы 12 миллиардов. Никто в стране не выйдет протестовать против мигрантов. Посмотрите, какая красивая стала Москва. А строили все это руками приезжих. Не нужно обращать внимания на национальность. Нужно сохранять нашу сплоченность.

Виталий МИЛОНОВ, депутат Госдумы:

- Мигранты - это вред. Они создают иллюзию помощи. Они экономят только деньги барыгам и дельцам. А на деле простым людям, которые нанимают строительную бригаду из нелегалов, приходится раскошелиться на большие деньги. Большинство из приезжих здесь не нужны. Нужно ввести для них квоты, запретить работать продавцами и поварами. А для предприятий, нанимающих мигрантов, нужно ввести повышенные налоги. Также на въезде каждый из них должен покупать страховку, гарантирующую возвращение домой.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГРИШИН

 
Читайте также