2018-07-11T09:34:24+03:00

Не стало Валерия Ганичева, тост за которого поднимал Юрий Гагарин

Бывший главный редактор «Комсомолки», историк, писатель-просветитель своими взглядами вносил равновесие в сегодняшнюю действительность
Марк КАЦМАН
Ганичев был одним из главных проповедников патриотических взглядов в нашей странеГаничев был одним из главных проповедников патриотических взглядов в нашей странеФото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Ушел из жизни Валерий Николаевич Ганичев. Бывший редактор «Комсомолки», историк, писатель-просветитель, незаурядный человек, своей неоднозначной позицией, спорными и не всегда популярными взглядами, вносивший равновесие в перекошенную сегодняшнюю действительность. Ганичев был одним из главных проповедников патриотических взглядов в нашей стране. И потому, в ответ на его смерть недруги, коих у покойного было пруд пруди, и либерально настроенные блогеры холодно назовут его «литературным функционером» и будут эмоционально удивляться тому, «сколько, оказывается, у Ганичева, было наград и должностей».

Впрочем, главной своей наградой Валерий Николаевич считал слова Гагарина. Первый космонавт на одном из светских мероприятий поднимет бокал и скажет: "Я пью за главного комсомольского идеолога, Валеру Ганичева".

Третьего августа Ганичев отметил бы свое 85-летие.

Про него говорили: «сделал блестящую номенклатурную карьеру». И это было так. Сорок лет назад он стал главредом популярнейшей в Советском Союзе «Комсомольской правды».

Невероятный карьерный рост для крестьянского сына, выходца из деревни Пестово, Новгородской области.

Ганичев пришел в «Комсомолку» как главный специалист по молодежной прессе. К тому времени он больше десяти лет успешно руководил издательством «Молодая гвардия», где выходило более 600 наименований книг общим тиражом 400 миллионов в год. На новом посту редактора газеты свою задачу он обозначил как «насыщение русскостью»:

«Особенно меня беспокоило состояние русского народа, - напишет он потом в воспоминаниях. - Им пренебрегали, его спаивали, бессовестно урезали его возможности, приращивали за счет России Казахстан, Киргизию, Латвию, впрыскивали русские мозги в национальные Академии, отбирая для всех, кто кричал позднее русским «оккупанты», места в московских и всех российских вузах. У России не было своей академии наук, которая работала бы над ее проблемами. Не было и Российской коммунистической партии, которая бы занималась экономикой своей республики. В стране была хорошо организована донорская система откачки умов, капитала, ресурсов в другие республики и за рубеж».

Как вспоминал впоследствии критик и преподаватель Литературного института Михаил Лобанов, его удивило, когда, заглянув к главреду на огонек, он увидел на его столе верстку статьи «Почва». Автор материала Сергей Залыгин на двух разворотах (!) рассуждал о ценности гумуса.

Понятно, что, на самом деле, статья была метафорой. Так редактор давал понять читателю, что газета под его началом приобретает «почвенническую» направленность.

Главной удачей Ганичева на посту редактора стало «открытие» писателя-деревенщика Василия Белова. Огромный резонанс получила статья о Белове «Нестихающая совесть писателя». Это была первая публикация о нем в центральной газете и потом, когда Белов получил Государственную премию, Ганичев со свойственной ему прямотой назовет это событие «победой нашей истинно русской, замаскированной под кодом «деревенская» литературы».

Время редакторства Ганичева обозначилось и крупными скандалами: исходом из «Комсомолки» в «Литературную газету» большого количества журналистов, обидой Микаэла Таривердиева на фельетон, посвященный его персоне… Были и другие моменты. Неудивительно, что довольно скоро, через два года, Ганичева перевели в «Роман-газету». Коллектив в пять человек, выход раз в месяц, словом, далеко не «Комсомолка». Но, как отмечают друзья, возможно, это назначение было к лучшему. Устранившись от политики, Валерий Николаевич смог заняться литературой и посвятить себя главному делу жизни: изучению и прославлению жизненного пути и деяний адмирала Федора Ушакова.

- Великая заслуга Валерия Николаевича в том, что он протер от ржавчины и вновь провел русскую эскадру победоносными маршрутами. Мало кто помнил, что адмиралу Ушакову довелось быть в тех событиях не только воином, но и дипломатом, - говорил писатель Валентин Распутин.

До конца жизни Ганичев оставался неоднозначным, но честным человеком, патриотом, не изменившим взглядов со временем. Он говорил: русофобию не нужно бояться. Ее нужно преодолевать. Примечательно, что, блестяще владея украинским языком, писатель любил давать «смешанные» интервью на русском и украинском языках. В одном из последних таких интервью, писатель говорил о скором и неизбежном примирении наших народов и о необходимости «во имя будущего соединить русское и украинское слово».

"Делателем дел" называл Ганичев своих героев. Безусловно, таким "делателем дел" был и он сам.

 
Читайте также