ЭКСПО 2025. Как в России готовятся к форуму, сопоставимому с Чемпионатом мира

Каковы наши шансы, кто будет принимать решение и зачем нам это надо рассказывает генеральный директор заявочного комитета ЭКСПО-2025 Александр Чернов и заместитель губернатора Свердловской области Александр Высокинский
Генеральный директор заявочного комитета ЭКСПО-2025 Александр Чернов и заместитель губернатора Свердловской области Александр Высокинский

Генеральный директор заявочного комитета ЭКСПО-2025 Александр Чернов и заместитель губернатора Свердловской области Александр Высокинский

Челышев:

- У микрофона Антон Челышев. Здравствуйте, друзья. Итак, вчера чемпионат мира по футболу в России благополучно завершился. Сейчас в это трудно поверить, но через 7 лет в России может пройти мероприятие, которое соберет еще больше иностранных гостей, чем чемпионат мира. Это мероприятие, надо сказать, на 80 лет старше чемпионатов мира по футболу и лет на 45 старше современных Олимпийских игр. Это ЭКСПО – всемирная универсальная выставка. Раз в пять лет в каком-либо городе мира строится громадный павильон и туда отовсюду съезжаются самые громкие достижения науки и техники. Отовсюду – я имею в виду со всего света. То, что изменило мир уже сейчас либо изменит его в ближайшем будущем. В 2025 году ЭКСПО может пройти в России, в г. Екатеринбурге. До решающего голосования осталось менее полугода. Каковы наши шансы, кто будет принимать решение, чем обернется ЭКСПО-2025 для России – об этом и не только мы сегодня поговорим с генеральным директором заявочного комитета ЭКСПО-2025 Александром Черновым и заместителем губернатора Свердловской области Александром Высокинским.

Давайте начнем с чемпионата мира. Мундиаль, который только что завершился, это аргумент в нашу пользу – дескать, смотрите, вот как мы умеем? Или это аргумент против нас, в том смысле, что куда России еще и ЭКСПО, они и Олимпиаду провели, и чемпионат мира провели, и вот еще на всемирную выставку рассчитывают?

Чернов:

- Знаете, год назад на право получить ЭКСПО в 25-м году выдвинулись четыре страны – Япония с Осакой, Азербайджан с Баку, Россия с Екатеринбургом и Франция с Парижем. Мы с французами договорились, что они выигрывают чемпионат мира у нас и снимаются. Они снялись и выиграли чемпионат. Сейчас мы думаем, что предложить японцам и нашим друзьям из Азербайджана.

Да это мегааргумент в пользу России, конечно. То, как прошел чемпионат, как он был организован, какое количество людей сюда приехало. Это та аргументация, с которой мы обычно начинаем наши презентации в разных странах. Теперь тратить на это время не нужно, все было понятно и так, все уже известно. Люди хотят ехать в Россию, и в Екатеринбург хотят ехать, потому что он блестяще справился со своей частью чемпионата. И убеждать их, что мы клеевые и у нас интересно, уже не приходится.

Челышев:

- Александр Геннадьевич, может быть, вы добавите об опыте, который Екатеринбург и вся Свердловская область получили от приема части матчей чемпионата мира?

Высокинский:

- Если говорить в целом по проведению ЭКСПО, то это та часть работы, которая будет проведена в 25-м году. Но Екатеринбург за последние 30 лет прошел огромный путь от промышленного города к городу мирового значения. У нас проводились саммиты ШОС, БРИКС, у нас проводились встречи Россия – ЕС. Город получил надлежащий опыт, и самое главное, сегодня в городе полностью готова вся инфраструктура. Вы знаете, что мы прошли непростой отбор среди городов-миллионников. И Президент РФ Владимир Владимирович Путин принял решение в сторону Екатеринбурга. Для нас это, с одной стороны, большое доверие, с другой стороны – большая ответственность. И то, как был проведен чемпионат мира в Екатеринбурге, в нашей части, сегодня позволяет нам четко говорить о том, что с этой задачей мы справимся – и с точки зрения инфраструктуры, и с точки зрения приема наших гостей. Для города это шанс, которого в ближайшие 50 лет, наверное, не будет. Это в первую очередь создание точек экономического роста.

Мы говорим о крупнейшем экспопарке в истории. Это 555 гектар. Мы говорим о том, что на территории города будут созданы надлежащие точки роста, и будет то наследие ЭКСПО, которое должно быть.

Челышев:

- Я тут поймал себя на мысли, что говорю не ЭКСПО, а ЭКСПО (ударение на последний слог). Это, видимо, последствия вчерашней победы французской сборной.

В двух словах напомните, пожалуйста, о том, что такое Всемирная выставка сегодня. Потому что про чемпионат мира мы и до нашего мундиаля знали, что это такое, как это проходит, а вот Всемирная выставка… Мы, по-моему, ни одну не пропустили с самого их начала в середине XIX века (1851 год, по-моему, Лондон). А что это сегодня, во что это сегодня превратилось?

Чернов:

- Конечно, эта выставка слегка дрейфует в рамках тех трендов, которые в науке, в бизнесе, в развитии гражданского общества, социальных элементов происходят. Если на первой выставке позапрошлого века привозили первые телефоны, граммофоны, патефоны, в середине прошлого века мы поразили мир спутником, уже появлялись гаджеты летающие, прыгающие, уходящие в космос, сейчас, конечно, очевиден тренд цифровизации. Я уверен, что каждая следующая выставка все глубже и глубже будет уходить в набор таких облачных решений, которые государства сумели сформировать. Но если говорить вообще о масштабах выставки, то речь идет о 160 странах. Когда вы сказали «строится здоровый павильон», это не так. Строится еще Эйфелева башня, которая была построена в Париже к ЭКСПО, и многие другие уникальные архитектурные сооружения от Шанхая до Севильи, от Лиссабона до Дубая, который сейчас весь погружен в проведение следующей выставки…

Челышев:

- В 20-м году.

Чернов:

- Строится огромное количество павильонов. Речь идет о десятках, десятках и десятках, если не сотнях сооружений, которые в одном месте создают ощущение единовременного на полгода визита всего мира в одну точку. И это происходит на культурном уровне, на кулинарном уровне, на технологическом уровне и на туристическом уровне. Но очень веселая, очень заводная 6-месячная такая фестивальная тусовка.

Челышев:

- 6 месяцев. Не месяц, как чемпионат мира по футболу, а 6 месяцев. Недавно вы в одном из интервью сделали предположение о том, сколько людей может приехать в Екатеринбург в случае нашей победы.

Чернов:

- Знаете, сколько приехало на чемпионат мира иностранных гостей?

Челышев:

- Одних только болельщиков, людей, которые посещали стадионы, больше миллиона. А туристов, по-моему, миллиона три, если не больше.

Чернов:

- Нет, всего посетило больше 3 миллионов. Я имею в виду, всего зрителей было. Потому что 64 матча, умножаем на количество посетителей – 3 миллиона с небольшим. Иностранных туристов, с которыми мы танцевали, обнимались и не спали по ночам, датчан, бельгийцев, сенегальцев, их было чуть больше миллиона. На ЭКСПО в самом, я бы сказал, аккуратном исчислении, будет около 20 миллионов иностранцев за полгода. То есть нагрузка на город будет сумасшедшая. Но я не сомневаюсь, что он с ней справится.

Высокинский:

- Тут нужно еще один момент привести. ЭКСПО это всемирная ВДНХ, когда каждая страна строит свой павильон и показывает свои достижения. Но главным принципом проведения ЭКСПО является его наследие, что будет после того, как ЭКСПО закончится, и какую роль будет играть в развитии региона, как это отразится в целом на региональных отношениях. На сегодня наша идея, наша тема – это новые технологии для будущих поколений. И мы говорим, что будем совмещать на ЭКСПО… Что было раньше – человек или технологии? Для кого делаются эти технологии, как они нас меняют? Что правильно – маме позвонить или прийти к ней в гости? Хотя сегодня во многом мы начинаем общаться в интернете. И каждая страна показывает свою позицию, как по технологическим, так и по гуманитарным моментам.

У нас огромная программа поддержки развивающихся стран. Россия приглашает к себе, мы финансируем строительство павильонов, для того чтобы все страны были представлены. И это тоже очень и очень важно. Александр правильно сказал, что на сегодня, когда мы проводили чемпионат мира по футболу, нагрузка была примерно 30-40 тыс. человек на город в пике. Здесь нам нужно будет в течение полугода принимать 200 тыс. человек. Но учитывая, что чемпионат прошел, учитывая, что это вызвало большое количество положительных отзывов не только среди иностранных болельщиков, но и среди наших, мы увидели, что в России могут проходить подобного рода мероприятия. Поэтому, конечно, мы ждем. И я уверен, что с этой задачей мы справимся.

Челышев:

- Сейчас очень интересна, я так понимаю, ваша работа как руководителя заявочного комитета. Это ездить по разным странам, проводить встречи на высоком уровне и демонстрировать, что именно Екатеринбург, наша заявка позволит гостям из этой страны наиболее полно раскрыть то, что они готовы показать на Всемирной выставке. Расскажите о сложностях этой работы.

Все наши конкуренты, как и мы, наверняка ездят по разным странам мира и, по сути, предлагают одно и то же – приезжайте, у нас будет хорошо, вы сможете показать то, что хотите показать. Как в таких условиях можно доказать, что мы действительно лучше? Чем мы лучше?

Чернов:

- Знаете, я уверен, если, не дай бог, победит Япония или Баку, они проведут отличную ЭКСПО, у меня сомнения. Это профессиональные, убежденные и ответственные люди. И место проведения, которое они предлагают, вполне соответствует ожиданиям тех, кто принимает решение. Вот кто принимает решение, и чем он руководствуется, принимая это решение, страны, они все руководствуются только исключительно своими интересами – туристическими, геополитическими, географическими, экономическими. И на этих аргументах, каждый раз собираясь в ту или иную страну, мы базируем нашу презентацию. Кому-то мы предлагаем посмотреть на наши рынки, кому-то мы предлагаем обсудить взаимный туристический поток. Кому-то мы просто говорим: ребята, хватит, страна, которая 160 лет верой и правдой служит движению ЭКСПО… А мы говорим не о городе – о стране. Конечно, речь не про Екатеринбург, а про огромную Россию, которая заслужила это право. И мы говорим: пора уже дать нам эту честь, это право, и мы его точно с успехом реализуем.

Вы говорите: какая главная проблема? Главная проблема – своевременная смена паспортов. Потому что кончаются странички с дикой скоростью.

Челышев:

- О сути нашей заявки мы в двух словах сказали. К чемпионату мира в России у нас появилось более 10 новейших футбольных арен. А что появится в Екатеринбурге и в Свердловской области в случае нашей победы в борьбе за право провести ЭКСПО?

Высокинский:

- Я уже говорил. Первое – это крупнейший ЭКСПО-парк в истории, это 555 гектар, это миллионы квадратных метров жилой и нежилой застройки. Фактически это новый район, но уже высокотехнологичный район.

Челышев:

- Район Екатеринбурга?

Высокинский:

- Район Екатеринбурга. Но самое главное – это наследие. Мы говорим о том, что в итоге выставки мы получим 4 основных павильона огромных образовательных центров. Здесь принцип следующий. Если человек в 6 лет не пришел в спортзал, олимпийским чемпионом не будет. Нам нужно научиться детям, которым 10-12 лет, показывать предметные отрасли самого широкого спектра. Это маленький человек, но он уже инженер, либо он физик-математик, либо он биолог (медицина), либо он гуманитарий. Мы должны дать ему возможность пощупать это руками. После этого образовательный центр допобразования, там же вузовская наука, крупнейшая в мире мировая студенческая лаборатория. И по факту это центр трансформации личности. В базе у нас запланирован павильон «Россия». Каждая страна, которая проводит, делает свой павильон. Этот павильон должен стать центром патриотического воспитания, гражданского воспитания, базовым фундаментом гражданина России, на базе которых мы будем растить специалистов. Это очень важная задача. Потому что если человек в 20 лет приходит в технологический университет, а до этого кроме Nintendo в руках ничего не держал, сделать из него инженера очень сложно. И потом многие не работают по специальности. И государство тратит деньги, и мы не получаем нужного эффекта. Специализация человека, развитие его как личности должно идти с 10-12 лет. Тогда к 30 годам мы получаем специалиста, способного решать любые задачи.

Екатеринбург является центром региона, в котором проживает 12 млн. человек. Это огромный плацдарм развития страны на восток. И само по себе проведение ЭКСПО является крупнейшей точкой экономического роста. И странам, которые будут к нам приезжать, мы будем предлагать павильоны, после того как выставка пройдет, оставить у себя для деловых и культурных миссий, для деловых и культурных представительств. Многие страны до 70% выставки сносят. Мы не планируем сносить ничего. Мы планируем, что люди, которые к нам приедут, останутся, они будут работать на наших рынках. Мы запланировали технопарки, совместные предприятия, мы запланировали образовательные центры. И мы получаем стабильную точку роста, объединяющую мировую культуру, мировые технологии на территории Урала.

Челышев:

- Получается, что человек, который не имеет возможности или денег, времени, чтобы объездить весь мир, сможет приехать к вам туда и посмотреть на это все.

Высокинский:

- Да. Александр, безусловно, прав. Вы знаете, что мы заявляемся второй раз. Первый раз у нас в конкурентах были Дубаи. И отличием этой кампании является то, что если раньше Екатеринбург представлял страну, то сегодня огромная страна представляет Екатеринбург. Мы получаем колоссальную поддержку руководства страны, первых лиц нашего государства. Мы получаем поддержку МИДа, мы получаем поддержку Минпромнауки. Все занимаются персонально. Первые руководители занимаются этой проблемой персонально. Это очень и очень важно, в том числе для тех стран, которые за нас голосуют. Когда они видят, что это действительно личные обязательства первых лиц, подтверждение этих обязательств – тот же чемпионат мира по футболу, это промышленная часть и промышленный центр страны (весь наш регион). Плюс к этому только мы можем провести выставку сразу на двух частях света, граница Европы и Азии у нас. Вы не представляете, приезжайте, мы покажем. Когда ты стоишь в Европе, он стоит в Азии, вы здороваетесь. Когда спортивные команды, площадки разделены на Европу и Азию главной полосой. Это очень и очень интересно. Нас перестали бояться после чемпионата мира по футболу, все хотят к нам приехать. Многие, кто приезжал к нам, говорили: мы хотим вернуться в 25-м году сюда, мы понимаем, что Россия умеет делать это лучше всех.

Челышев:

- Кстати, воспользовались возможностью, которую дает чемпионат мира, вы звали нужных людей сюда, чтобы они посмотрели, как мы это всё организовали?

Чернов:

- Нет. Исключено. Нельзя. Но то, что среди тех, кто приезжал, были люди, которые влияют на принятие решений либо принимают сами решения, я не сомневаюсь. Потому что, безусловно, среди голосующих делегатов, среди представителей странового чиновничества очень много любителей футбола. Я вчера был на финале, я видел всех – от министров до премьер-министров, от президентов до каких-то крутых бизнесменов. Напротив меня сидел Джек Ма (49 миллиардов), очень непосредственно болел за Хорватию.

Челышев:

- Создатель Alibaba.

Чернов:

- Да. Капитализация компании – 450 миллиардов. Орал…

Челышев:

- Он за кого болел?

Чернов:

- Он топил за Хорватию. А все вокруг него топили за Францию. Надо сказать, что, невзирая на авторитет, парень прыгал, подскакивал, кричал, хлопал в ладоши. В общем, все были там. И это аргумент. Среди тех, кто принимает решение, я уверен, очень большое количество приехало в разные наши города посмотреть на свои команды, посмотреть на то, как… Это такая миссия тайного покупателя. Я уверен, что приезжали. А их мнение и впечатления мы узнаем на голосовании 23 ноября.

Челышев:

- Я знаю, что для поиска передовых технологий заявочный комитет провел Хакатон – кон