2018-07-26T23:37:23+03:00

Сидите в фейсбуке вместо того, чтобы работать? Виновата внутренняя обезьянка!

В книге Сары Томли «Что бы сказал Фрейд?» ответы на самые животрепещущие вопросы современности даются с точки зрения классиков психологии
Поделиться:
Комментарии: comments1
Любовь, обжорство, прокрастинация - с точки зрения Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Эрика Берна, Эриха ФроммаЛюбовь, обжорство, прокрастинация - с точки зрения Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Эрика Берна, Эриха Фромма
Изменить размер текста:

В издательстве «Альпина паблишер» вышла книга Сары Томли «Что бы сказал Фрейд?». В ней ответы на самые животрепещущие вопросы современности даются с точки зрения классиков психологии - Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Эрика Берна, Эриха Фромма - а также современных авторитетных авторов. Для тех, кто является психологом по образованию, многое в книге покажется азбучными истинами. Но большинство людей в психологии - абсолютные «чайники», и для них книга окажется полна сюрпризов…

Мы пересказали своими словами ответы всего на несколько из десятков прОклятых вопросов, которые рассматриваются в книге.

Почему я все время ем сладкое, хотя знаю, что толстею и вообще оно вредно?

Классическая теория Зигмунда Фрейда гласит, что в психике каждого человека действуют три противоборствующие силы: Ид, Эго и Супер-Эго. Проще говоря, Оно, Я и Сверх-Я. (Если нужно еще проще, то другой классик, Эрик Берн, приблизительно то же самое называл Ребенком, Взрослым и Родителем).

Оно - это жадный безответственный ребенок, у которого главное слово - ХОЧУ. В младенчестве это основная потребность - пить, испражняться, быть в тепле, и когда потребности младенца не удовлетворяются, он начинает кричать. Но и с возрастом, по мнению Фрейда, Оно никуда не девается, и все так же управляется жаждой удовольствия. Хочу машину, женщину, сладкое - и как можно быстрее. А возможны мрачные варианты вроде «Ненавижу этого человека, и хочу его убить»…

Однако есть Сверх-Я - родитель, который объясняет ребенку-Оно, что жизнь в обществе - это набор правил. Убивать нельзя, и получить то, что хочешь, сразу - тоже нельзя. А когда ребенок начинает орать «Но я же ХОЧУ!», начинает орать на него в ответ: «НЕ СМЕЙ, ТВАРЬ!»

Между Оно и Сверх-Я, между Ребенком и Родителем, мечется собственно Я - самая рациональная составляющая триады. Я как бы старается примирить Ребенка и Родителя, заставить их договориться

В общем, когда у вас лишний вес, но вы хотите торт и съедаете его, в вас ликует Оно - но при этом вы страдаете из-за безжалостной критики Сверх-Я. А когда со вздохом отказываетесь от сладкого - в вас торжествует Я, которое приняло сторону Сверх-Я с его запретами. Но при этом Оно заставляет вас чувствовать обиду и разочарование. Как небезосновательно считал Фрейд, если все время задавливать в себе плачущее и жаждущее наслаждений Оно, начнутся неврозы, тревоги и депрессии. Поэтому для начала нужно разобраться с тем Змеем-Горынычем, который нами управляет. Этим успешно и за большие деньги до сих пор занимаются многие психоаналитики по всему миру.

Почему я откладываю дела и вместо того, чтобы писать срочный отчет, часами смотрю ролики про смешных котят?

Это называется прокрастинацией, термин произошел от латинского глагола, который можно перевести как раз как «откладывать». Фрейд бы сказал, что в основе - все тот же конфликт между «Оно», «Я» и «Сверх-Я»: Оно стремится к мгновенному наслаждению, избегая всего унылого, неприятного и скучного. Некоторые современные психологи считают, что в основе - просто проблема самоконтроля и советуют: если вам лень читать толстую книгу, купите аудиоверсию и слушайте ее в наушниках на пробежке… Но это далеко не всегда работает.

Популярнейший блогер Тим Урбан (сам прокрастинатор и, судя по всему, умный парень) считает, что в основе проблемы - не то, что мы не хотим выполнять задание. Мы хотим, чтобы оно уже было выполнено и оставлено в прошлом. И вот именно поэтому его выполнение кажется невозможным.

«Он использует метафору, чтобы помочь вернуться на путь рационального поведения. Он рассматривает отвлекающееся «Я» как озорную обезьянку, которая живет исключительно настоящим, не имеет воспоминаний и не заботится о будущем. Обезьянка говорит: «Эй! Ничего не случится, если полазать по сети пару минут», — и тем самым увлекает нас в зону «темной игровой площадки», где мы проводим досуг (смотрим телевизор, играем в компьютерные игры, ходим по магазинам), прячась от реальных дел. Однако, даже когда мы делаем это, мы переполнены виной, тревогой, ненавистью к себе и страхом. Только «паникующий монстр», который появляется с напоминанием о сроках, вынуждает обезьянку убежать и дает нам выполнить задание прямо перед дедлайном.

Решение, полагает Урбан, — не забывать во время работы об обезьянке и ее проделках. Первая задача — начать несмотря ни на что, и тут обезьянка окажет самое жестокое сопротивление. Вы обнаружите, что работаете в «темном лесу» (жуткое, опасное место), а обезьянка будет отчаянно пытаться утащить вас на «темную игровую площадку», где легко и весело. «Пойдем!» — зовет обезьянка. Но игнорируйте ее и оставайтесь в темноте, говорит Урбан, и будьте готовы к неизбежным трудностям, которые возникнут, когда вы столкнетесь с особенно заковыристой частью задания — в этот момент обезьянка скажет: «Давай сбежим отсюда!» Если сможете продолжать, убеждает Урбан, вы преуспеете и ощутите удовлетворение, которому обезьянка порадуется как «бананчику для самооценки». Это отвлечет ее на какое-то время — при хорошем раскладе до финального этапа задания, когда даже обезьянка увидит, что легче перейти на благодатную игровую площадку «выполненной задачи», чем вернуться на «темную площадку».

Почему я боюсь летать?

Когда авиация только зарождалась, она была крайне опасным занятием. Летчики гибли постоянно. А во время Первой мировой войны авиатор в среднем летал 11 дней - а потом его сбивали. В то же самое время на земле, в окопах выживали 9 солдат из 10.

Сегодня самолет - один из самых безопасных видов передвижения. Авиакатастрофы случаются нечасто. Однако каждая неделями освещается по телевизору, влечет за собой национальный траур - и сильный стресс для наблюдающих. Как итог, люди часто об этом думают и страшно переоценивают риск погибнуть, покупая билет на самолет.

В 1977 году случилась самая ужасная катастрофа в истории - на Тенерифе столкнулись два самолета, погибло 583 человека. Но каждые 8 часов (!) в одних только США столько же людей погибает от болезней сердца. Если бы о каждой смерти от инфаркта сообщали по телевизору, зрители точно так же боялись бы, что с ними случится сердечный приступ.

Другой пример: по статистике, шанс погибнуть в авиакатастрофе - 1 из 11 000 000, а шанс погибнуть в ДТП - 1 из 10 000. После катастрофы 11 сентября 2001 года в США, принесшей 3000 жертв, люди массово стали избегать перелетов и пересели на автомобили. Считается, что из-за этого погибло еще около 1500 человек - которые остались бы живы, если бы пересилили ужас и купили билет на самолет.

В качестве лекарства для законченных аэрофобов авторы книги рекомендуют когнитивно-поведенческую психотерапию. «Она поощряет людей сомневаться в своих мыслях и гипотезах и быть открытыми подлинным фактам. Из всех техник, применяемых для борьбы со страхом полетов, две оказались наиболее полезными: «отвечать негативным мыслям» (иначе известная как «спор с самим собой») и продолжать летать».

Почему я никак не найду свою идеальную «половинку»?

Согласно древнегреческому мифу, изложенному Платоном, когда-то люди были абсолютно счастливыми существами с восемью конечностями и двумя гениталиями: одновременно мужчины и женщины. Но боги позавидовали их счастью, и Зевс разрубил каждого надвое. С тех пор мужчины и женщины бродят по свету и мучаются, стараясь найти свою идеальную половинку.

Но это только сказка, напоминает психотерапевт Эрих Фромм, еще в 1957-м выпустивший книгу «Искусство любить».

Как он заметил, вся современная культура основана на жажде покупать. В идеальному возлюбленному (-ой) относятся как к желанному объекту. Как к лучшему товару на рынке. Похоже на покупку костюма или дома: просмотри достаточно каталогов и витрин, и найдешь идеальный.

А в результате мы только идем к вечному одиночеству. «Мы ведем себя как нарциссы, когда полагаем, что вопрос в том, чтобы быть любимым, а не любить. Мы чувствуем обязанность превращать себя в подходящие объекты для любви, накапливая деньги, статус и косметически улучшая внешность. К тому же мы странным образом считаем, что все дело в объекте (найти подходящего человека), а не в оттачивании навыка — способности любить и быть любимым».

Единственная возможность этого избежать - не быть тем, что Фромм назвал «Получающим типом личности». В его теории человек должен развиваться: от страсти накопить все, до чего можно дотянуться, от желания быть эксплуататором, который ради своих целей манипулирует другими людьми, от стремления рассматривать людей как товар должен перейти к следующим стадиям: научиться ценить жизнь выше вещей и стать человеком, который «не боится принимать людей такими, какие они есть, и принимать их полностью.

В любви этот человек дающий, но он ни в коем случае не ощущает себя жертвующим чем-то. Давать — это высшее выражение силы, по Фромму, в самом акте дарения мы переживаем свою силу, свое богатство и мощь. Мы будем обращаться с другим человеком бережно, отвечать на его нужды и всегда обходиться с ним с уважением. Мы должны помочь ему «расти и раскрываться». Наконец, мы должны быть готовы узнать другого человека на глубинном уровне, чтобы, когда он рассердится, мы понимали, что он встревожен и обеспокоен, чувствует себя одиноким, и видели его страдание, а не просто реагировали на «злость».

Иными словами, чтобы испытать подлинную любовь, прежде всего надо самому научиться любить, учитывая, что это - мастерство и искусство.

А что же секс? Не лучшее лекарство от присущего человеку чувства одиночества: по Фромму, «сексуальное притяжение на мгновение создает иллюзию единства, но без любви это «единство» оставляет незнакомцев столь же далекими друг от друга, как и прежде».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также