2018-08-24T00:57:01+03:00

Откуда взялись корейцы на Сахалине

Наш спецкор Наталья Варсегова изучила историю переселения народов на примере своей семьи
Наталья ВАРСЕГОВА@Ko_Natalзав. отделом московского выпуска
Поделиться:
Комментарии: comments98
Свадьба старшего сына в семье российских корейцев.Свадьба старшего сына в семье российских корейцев.
Изменить размер текста:

На Сахалине проживают около 40 тысяч корейцев. Среди них есть и мои родственники. Как они там оказались? Раньше меня этот вопрос особо не волновал. Покопаться в своем прошлом я решила только сейчас, когда поехала знакомить 11-летнюю дочь с нашей многочисленной корейской родней.

СО СВАДЬБЫ В ШАХТУ

Японские полицаи пришли за моим дедом в его первую брачную ночь. Это случилось в 1943 году в небольшой корейской деревеньке под городом Кенджу (ныне Южная Корея). Накануне 26-летний Ко Сан Сай женился на 17-летней красавице Юн Им Сун. По законам того времени деду было предложено либо служить в японской армии, либо добывать уголь в трудовой лагере на острове Карафуто (ныне Сахалин). Ко Сан Сай выбрал уголь. Так он оказался в рабочем поселке на западной части острова близ нынешнего Шахтерска. Работать приходилось больше 12 часов в сутки. Платили за тяжкий труд немного, но Ко Сан Сай умудрялся с каждой получки отправлять переводы старшему брату. Оставлял себе лишь несколько грошей на пропитание. По корейской традиции он верил: если у старшего будет достаток, то и у младшего брата тоже будут водиться деньги.

Японское начальство деда уважало. Выносливый, не ленивый. И потому спустя два года ему дали несколько дней отпуска. Ко Сан Сай попросился домой, чтобы привезти на остров молодую жену.

Ко Кан Саи и Юн Им Сун на одном из советских курортов.

Ко Кан Саи и Юн Им Сун на одном из советских курортов.

Едва добравшись до родной деревни, дед велел Юн Им Сун собирать вещи. Переночевав в доме старшего брата, молодые отправились на Сахалин. Тогда они и не предполагали, что вернуться на родину им предстоит только через 50 лет. Остаться в Корее дед не мог, его сочли бы дезертиром и отправили в тюрьму. С инакомыслящими японцы не церемонились. Так младший брат Ко Сан Сая был жестоко убит в Корее за выступления на антияпонских митингах.

Сахалин встретил молодую кореянку неласково. Суровый климат, тесный барак в шахтерском поселке, который при советской власти назовут Ударным, и угольная пыль. Казалось, ею было пропитано все. Сложно представить, какую бурю эмоций испытала Юн Им Сун, увидев свое новое жилье. Бабушка выросла в семье, где каждые выходные на обед подавали и мясо, и рыбу, хотя большинство корейцев в те годы бедствовали и питались исключительно рисом.

ВЕРНУТЬСЯ НА РОДИНУ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Для современного Сахалина дата 2 сентября 1945 года значит чуть ли не больше, чем традиционное 9 мая. Тогда, в начале осени, подписанием акта о капитуляции Японии завершилась Вторая Мировая война и на остров пришла советская власть. Японские военные и гражданские спешно покидали Сахалин, боясь расправы от русских.

Тогда же и дед с бабушкой решили ехать на родину. Собрали чемодан, кое-как добрались до ближайшего портового города и даже попытались сесть на пароход до Японии. Но японцы их не пустили. Стали ждать следующего судна. Жить было негде, на счастье они познакомились с одной из местных корейских семей и те приютили соотечественников. Однако сбежать с острова не получилось. Японцы не пустили ни на один из своих пароходов. А других вариантов уехать на родину просто не было.

Впереди семью ждала безысходность и все тот же грязный барак на несколько семей.

Ко Кан Саи в доме отдыха "Дружба".

Ко Кан Саи в доме отдыха "Дружба".

ОДНОСЕЛЬЧАНЕ ПРОСИЛИ В ДОЛГ

…При советской власти дед работал на износ. Сначала в шахте, потом освоил строительное дело и пошел учеником на стройку. Постепенно и он, и бабушка заговорили по-русски. В семье родилась дочь – Ко Хен Дя (Катерина). В поселке Ударном Ко Сан Сая уважали. Он довольно быстро стал бригадиром. Рабочие его ценили за честность и трудолюбие. Дед первым в поселке поставил отдельный дом и перебрался туда с семьей из опостылевшего барака. К тому времени детей у Ко прибавилось. Родились Ко Те Хван (Геннадий), Ко Тхя За (Татьяна). Позже появились на свет Ко Те О (Николай) и мой отец Константин – Ко Те Бок. Я, стало быть, Тебоковна. Семья не бедствовала, местные постоянно обращались к деду с просьбой занять денег. И тот никому не отказывал.

Бабушка тоже не сидела сложа руки. Она выращивала на огороде овощи и продавала их на рынке. Привезет картошки, моркови, капусты и за полдня все продаст. По словам родных, была у нее мощная предпринимательская хватка. Наверное, она как никто понимала, что время – деньги. И когда выдавалась свободная минута, она жарила семечки и продавала их около дома кулечками.

ДОБРАЯ ВЕСТЬ

И лишь одно обстоятельство не давало покоя. Каждый день они ждали известия, что корейцам можно будет вернуться на родину. Но между СССР и Южной Кореей не было дипломатических отношений. Поэтому надеяться было не на что. Не было возможности даже переписываться с родными.

Дед вставал в 5 утра, включал маленький приемник и пытался поймать корейскую радиоволну. Звук едва пробивался через сильные помехи. Но Ко Сан Сай не терял надежды. И как-то раз в конце 1960-х он вдруг услышал, что его, Ко Сан Сая, разыскивает семья старшего брата. Дед припал ухом к приемнику, но волна уходила и из динамика раздавался лишь скрежет. Дед сильно разволновался. Значит, живы брат и его семья! От переживаний Ко Сан Сай ни с кем не разговаривал. Молчал несколько дней. Постепенно волнения сменились беспокойством – нужно что-то делать. Как-то дать знать своим, что он жив, здоров и живет на Сахалине. Стал советоваться со знакомыми, как быть. И кто-то подсказал ему, что в Японии живет кореец, который может помочь. Надо отправить на его адрес письмо для родных, а он перешлет его в Корею. Через него же можно получить ответ. Дед написал. Ответ от брата пришел спустя несколько месяцев. Стоит ли говорить, что это событие стало настоящим семейным праздником. Так у Ко наладилась связь с домом.

Дом семьи Ко в деревне близ города Кенджу в Южной Корее.

Дом семьи Ко в деревне близ города Кенджу в Южной Корее.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В 1989-ом границы открыли и дед с бабушкой поехали в Южную Корею через Японию. Ко Сан Сай хотел найти и отблагодарить того корейца-«почтальона», но он уже умер.

Добравшись в Корею, дед, волнуясь, шагал по родной деревне. Вот знакомая улица. Вот поворот к дому старшего брата. А вот и сам дом… Такой же как и в 1943 году, когда деда уводили отсюда японские военные. Низкая, вросшая в землю лачуга с кое-как выбеленными стенами и покосившейся крышей. К радости Ко Сан Сая его старший брат был еще жив.

Ко Сан Сай умер в 1994 году. Его похоронили рядом с Ударным - в Углегорске. Бабушка уехала в Корею по госпрограмме переселения. Власти выделили ей небольшую комнату в квартире гостиничного типа. Но жила она там не одна, к ней подселили такую же сахалинскую кореянку. Три года женщины уживались с трудом. В конце концов Катерина забрала мать обратно на Сахалин. Бабушка доживала последние дни в окружении любящих детей и внуков. Она скончалась в 2007 году.

Могильный холм семьи Ко в Южной Корее.

Могильный холм семьи Ко в Южной Корее.

По воспоминаниям родных, дед был исключительно умным и добрым человеком. Очень любил внуков, баловал их. Бабушка была другой. Более строгой, принципиальной. Дети не смели перечить матери.

Вообще корейские традиции еще лет 20-25 назад были настолько сильны, что мало кто из детей перечил родителям. И в современных корейских семьях дети называют родителей на «вы». Моя восьмилетняя племянница Катя никогда не скажет отцу и матери – «ты». Так не принято.

Мне рассказывали, как в одной корейской семье лет 20 назад дочь вышла замуж за якута. Ее отец рвал и метал, грозился отречься от нерадивой наследницы. Много лет он не разговаривал с дочерью и не приглашал в гости. Правда, к старости, сказывают, смирился и даже полюбил зятя.

ПОЧЕМУ СССР ДОЛГО НЕ ПОЗВОЛЯЛ КОРЕЙЦАМ ВЕРНУТЬСЯ НА РОДИНУ?

Об этом я спросила старшего научного сотрудника Сахалинского областного краеведческого музея, кандидата исторических наук Юлию Дин.

- Юлия, изучая историю своей семьи, я не могу понять, почему мои предки не вернулись домой после разгрома японцев советскими войсками?

- Тогда было несколько причин. Да, сначала корейцев хотели репатриировать вместе с японцами, которые выезжали с Сахалина вплоть до 1949 года. Но одумались. Поскольку в СССР необходимы были рабочие руки. После войны работоспособных мужчин не хватало катастрофически. А тут корейцы, привыкшие трудиться на самом тяжелом производстве. Так репатриацию корейцев отложили на более поздний срок. В 1950 году в Корее разразилась война между Севером и Югом.

- И вопрос с возвращением подвис?

- Да. Причем гражданства у них не было. В 1951 году Япония лишила их своего гражданства, потому что Корея перестала быть японской колонией. А Советский Союз на тот период гражданство предоставлял только по крови. То есть родители должны были быть гражданами Советского Союза. Плюс возникла еще одна проблема. Сахалин был особой пограничной зоной. Иностранцам запрещали без разрешения милиции передвигаться даже из одного поселка в другой.

- Когда границу для корейцев открыли?

- В 1990 году Советский Союз установил дипломатические отношения с Южной Кореей. И тогда же произошла первая встреча родственников. 120 корейцев с Сахалина на боинге Korean Air улетели в Сеул повидаться с родными. И вот уже после этого сахалинцам разрешили уехать на родину. Правда, уезжали только те, кого могли у себя приютить родственники. Понятно, что на самостоятельное проживание у сахалинских корейцев не было денег. В 2000 году началась официальная репатриация. Японское правительство выделило деньги на строительство многоквартирных домов в Южной Корее для переселенцев с Сахалина.

- Но выезжать могли не все? Только те, кто родился до 1945 года?

- До 15 августа 1945 года. В этот день Япония объявила о своей капитуляции. (Подписание акта состоялось 2 сентября 1945, - Авт.). Япония, Южная Корея и Россия постановили во время переговоров, что люди, родившиеся до 15 августа 1945 года, считаются корейцами первого поколения, и имеют право на репатриацию, квартиру и пенсию, которую выплачивает Южная Корея. Родившиеся после 15 августа 1945 года считаются вторым поколением, и их репатриация официально не проводится. Но никто не препятствует им переезжать за свои деньги.

- В дате – 15 августа 1945 года – мне видится некая трагедия. Да, родители уехали с Сахалина на родину, но их дети остались на острове. Мой дед Ко Сан Сай к тому времени умер, бабушка поехала в Корею одна. Ее поселил в квартире с чужой женщиной, такой же переселенкой. Но как можно ужиться в старости с незнакомым человеком? Да и что ей было делать там без детей?

- Это проблема, которая сейчас у нас в полный рост встает. Многие возмущаются именно такой половинчатой репатриацией. Но когда Япония, Южная Корея и Россия садились за стол переговоров, такие условия показались всем адекватными. Ведь это был первый шаг к репатриации. Со стороны Японии, на мой взгляд, был чистый расчет. Проще и дешевле вывести стариков, чем всю диаспору.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Наталья ВАРСЕГОВА

 
Читайте также