2018-09-01T08:59:50+03:00

Экспедиция «КП» по Волге: Сотни километров золотых пляжей! И без туристов

Журналисты «КП» Дмитрий Стешин, Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов отправились на резиновой лодке по Волге и уже доплыли до Цаган-Амана [фото, видео, радиопередача]
Поделиться:
Комментарии: comments60
Участники экспедиции по Волге добрались до Цаган-Амана.Участники экспедиции по Волге добрались до Цаган-Амана.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

См. начало

См. маршрут путешествия

Связаться с экспедицией можно по телефону +7 915 363-19-34: наш спецкор Дмитрий Стешин всегда на связи. Предпочтительнее использовать WhatsApp - так ваше сообщение точно не пройдет мимо.

ДРУГАЯ ВОЛГА

Как же хорошо на пост-волгоградской Волге!

Астраханская земля москвича сводит с ума. Вот супруги, «выгуливают» двух… сомов. Те сидели на «привязи» у берега и задумчиво глядели из под воды.

А у Гусейнова трагедия, достойная рекорда Гиннесса - Витя прошел почти всю Волгу, и за три тысячи километров кроме насморка ничего не поймал.

- Как сомов брали? – ревниво спрашивает.

- Они сами к берегу подходят, – пожимают плечами рыбаки. - Мы просто сачком р-р-раз!

- Гады! – тихо сказал глупым сомам Гусейнов.

Местные говорят, что сомы здесь сами подплывают в руки. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Местные говорят, что сомы здесь сами подплывают в руки.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мы шли по райским местам! Сотни километров идеальных пляжей с золотым песком. С рощами из диких груш. Вода чистая, теплая. И пустота. Ну может пара десятков палаточных стоянок рыболовов, что для такого фантастическая курорта – ерунда.

Волга и золотые пляжи на её берегах. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Волга и золотые пляжи на её берегах.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Здесь, за Волгоградом, Волга извилистая, постройневшая, помолодевшая, еще не замученная человеком, без плотин, без ГЭС, без островов из заплесневелых водорослей, без тины, без мертвых горизонтов водохранилищ, словно сошедшая с архивных фотографий 20-х годов.

Сотни птиц над гладью пляжа. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сотни птиц над гладью пляжа.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И очень символично, что начинается она с «Ленина с бензопилой». Гигантский Ильич, стоящий на волжском берегу, мог бы по своему обычаю показать – куда плыть, но указующая рука вцепилась в кепку, а так как у кепки раньше стоял кран, получалась иллюзия. Волга. А над ней - бензопила в ленинской руке.

Местный Ильич поражает монументальностью исполнения. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Местный Ильич поражает монументальностью исполнения.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Какой Египет?! Какая Турция?! Но странно – почему тут, перед Астраханью, мало туристов?..

В лодке нарастал спор. Несколько версий. И разумеется наша любимая, шовинистская: русскую женщину, избалованную турциями, все труднее засунуть в палатку. Не засовывается она туда!

Нет тут отелей…

Ряды палаток, удочки и надувные лодки. Вот и весь местный туризм. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Ряды палаток, удочки и надувные лодки. Вот и весь местный туризм.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- И не надо! Во имя Господа! – ворчит капитан Стешин. - Моя бы воля – не писал бы сейчас на всю Россию, как тут хорошо. Понаедут толпы, все испохабят, изувечат тишину своим «бумц-бумц».

- Вижу отель! – кричит Гусейнов. – Поднимается с колен Россия! Отелище!

Мы причаливаем к чему-то сверкающему стеклом, европейскому, звезды на четыре. Рядом причал то ли с катером, то ли с яхтой. «Ура!», думаем, можем – когда захотим…

С «отелем» мы спутали даже не дом крупного бизнесмена, производителя минеральных удобрений (особняк был чуть в глубине), а его «гараж». Местные утверждают, что для яхты. Да и соседний особнячок (мы тоже возлагали на него гостиничные надежды) – оказался дачей академика и генконструктора ракетных комплексов Виктора Шурыгина.

Причем генконструктор в деревне пользуется уважением, отремонтировал снесенные половодьем два моста.

Особняк оказался дачей академика и генконструктора ракетных комплексов Виктора Шурыгина. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Особняк оказался дачей академика и генконструктора ракетных комплексов Виктора Шурыгина.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Пытались поставить у нас гостиницу небольшую, - сказал нам единственный встреченный житель. - Да не прижилось. Места у нас красивые. Да сезон короткий, весной здесь половодье, а осенью дожди дороги размывают…

- А сделать хорошую дорогу, чтобы не размывали?

Смеется.

И так деревня зимой вымирает, и сидят здесь только «бизнесмен да ракетчик».

Витю немного шатануло от «ракетных комплексов» и «гаража». Но земля астраханская добила его позже. Прямо у «дома генконструктора», посреди деревни мы набрели на поле… дикой конопли.

Коровы мирно паслись возле кустов дикой конопли. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Коровы мирно паслись возле кустов дикой конопли.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Не рви, – хриплым шепотом сказал Витя. - Отделишь от корня - статья УК «Хранение». Передашь мне - «Распространение»…

- Странные тут места. – поняли мы.

ТОЛИК-МОТОРИК И ВИТАЛИК

В Черном яре Экспедиции КП пришлось дозаправляться бензином. Паромный матрос, юноша Толик-Моторик, оказался словоохотлив – пока мы зачаливали лодку, он успел рассказать нам свою личную теорию о геологическом происхождении Волги. Теория не выдерживала никакой критики, но подтверждала наблюдение Шукшина – истинный русский человек пытлив умом и даже при недостатке образования, его тянет на философию.

- Толик, - спросил матроса Гусейнов. - ты сколько здесь получаешь?

- 11 тысяч. Предлагали 30 за работу в поле, да там вкалывать надо с утра до вечера? Пусть узбеки вкалывают. Мне здесь хорошо. Волга!

Толик застыл на секунду с метлой в руке, взгляд его затуманился.

Толик-Моторик вполне доволен своей жизнью на Волге. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Толик-Моторик вполне доволен своей жизнью на Волге.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Потом мы познакомились с Виталиком.

Виталик давным-давно сбежал из этого маленького степного городка. Девять месяцев в году, он охраняет секретный завод в Королеве, где куется ракетный щит Родины. А потом приезжает на Волгу на все лето. Ловит рыбу, таксует, помогает матери по хозяйству.

- Нет работы для местных, - объяснял Виталик свое бегство. - И едут к нам азиаты, едут… Прямо нашествие какое-то. У нас здесь есть агрофирма крупная, хозяин каждый год завозит 150-200 таджиков и узбеков. Платит им по 500 рублей в день. Местные за такие деньги не стали бы работать на 40-градусной жаре. (вспоминаем волжского романтика Толика)

- А если бы не завозил, сколько бы пришлось платить?

- Тысячу. А это совсем другие деньги. Совсем.

Стешин был удовлетворен этим разговором – минута диалога, и корень миграционных проблем обнажился.

Работать за 500 рублей в день на 40-градусной жаре местные жители не рвутся. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Работать за 500 рублей в день на 40-градусной жаре местные жители не рвутся.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А Ворсобин мучился над вопросом – почему местные не хотят удвоить свою зарплату на полях…

Гусейнов к разговору не прислушивался. Оголодавший фотограф ждал, когда нас завезут в азербайджанское кафе на трассе – рассчитывал, благодаря своей фамилии вышитой на героической штормовке, получить беспрецедентные скидки и огромные порции.

КАЛМЫЦКАЯ АНОМАЛИЯ

Калмыцкий Цаган-Аман даже глядя на карту – место странное. Граница Республики Калмыкия, далекая от Волги в принципе, вдруг в этом месте врывалась квадратным языком в Астраханскую область и перегораживала Волгу. Хрущев, реабилитировавший «сосланные» народы, таким образом утешил калмыков, дал им выход к великой реке, на которой они жили с незапамятных времен. Географическая аномалия породила множество слухов, которые бродили выше по течению. Начиная с Кинешмы, именно калмыков обвиняли в отсутствие рыбы в Волге – мол, «калмыки скинулись, купили грузовик сетки-рабицы и перегородили реку». Капитан, по дороге возмущался:

- А давайте, всю Россию растащим по национальным квартирам? Одним – кусок речки, другим – горы, третьим – метр госграницы – чтобы чемодан пролезал. И что у нас получится?

А Ворсобин уже полчаса говорил с калмыками на пристани, спрашивал – зачем вам республика?

- Нам может снова в Сибирь пойти? – злились они. - Потому что мы калмыки, это наша земля, и нам нужно себя сохранить.

«Калмыкам вернули лишь часть исконного, - ответил Стешину Ворсобин. - Цаган-Аман – это жест Москвы. Минутка слабости или справедливости. Упразднить национальные республики, конечно, можно. Начать не с Чечни, конечно, а с более слабых, беззащитных… С какой-нибудь Мордовии, Карелии… Но даже тогда начнется такое…

- Ничего не начнется, - упрямствовал Стешин. - Был «парад суверенитетов» и всплыл. Проехали в 90-х. Дурных нема.

КАКОЕ БРАКОНЬЕРСТВО? РАЗОРЕНИЕ!

Первое, что мы увидели в Калмыкии – браконьера, тянущего свою браконьерскую сеть.

Встретившийся путешественникам браконьер. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Встретившийся путешественникам браконьер.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А что делать? – говорит нам дедушка Джунгар, любезно согласившийся посторожить нашего «Карасика». - Работы нет. У нас тут все живут на подножном корму. За Волгой у людей огороды, грибы собирают и сдают, ягоду… А я с реки живу.

- Браконьерствуете? – заострил тему Ворсобин.

Джунгар, как-то так весело, легко засмеялся над нами – заезжие дурачки, не понимают простых вещей.

- Рыбу ловлю! Ну, сеткой. Все ловят. За ночь – четыре мешка беру, 200 кило. Но сорная вся рыба, чехонь. В скупке – 10 рублей кило. Какое тут браконьерство! Бензин, сети, лодка… Сплошное разорение.

Дедушка Джунгар о своем промысле: "Какое тут браконьерство! Бензин, сети, лодка… Сплошное разорение". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Дедушка Джунгар о своем промысле: "Какое тут браконьерство! Бензин, сети, лодка… Сплошное разорение".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Продам двух карасей по себестоимости – за 5 тысяч рублей, - мило пошутил Гусейнов. Вокруг нас уже собралась толпа калмыков – шутка понравилась, она задевала за живое.

Ну и разумеется, Стешину встретился местный националист Сумьян Лиджанов (капитан издревле притягивает к себе националистов).

- Вот мы с вами по-русски разговариваем, а калмыцкий язык почти что потеряли, ушел язык, – пожаловался калмык Стешину. - И водку мы пить научились в депортации в Сибири, хотя Чингизхан и завещал нам «не пить зеленого вина», а пить только молочную водку.

- Интересно, почему? – полюбопытствовал непьющий Стешин.

- От молочной водки руки-ноги отнимаются, а голова ясная. А от «зеленого вина» - наоборот, и тут ты такого наворотишь!

ГЕОРГИЕВСКАЯ ЛЕНТА

Но, буддизм остался в Калмыкии, конечно. Мы пошли на утреннюю службу в хурул, но так и не дождались ламы – он просто не пришел. Если строго следовать духу буддизма – ничего ужасного не случилось. Просто посидели в дугане (молельный зал), в компании калмыкских бабушек. Их было меньше, чем таких же бабушек в православном храме в будни. Уходя из храма, покрутили молитвенные барабаны. На одном из барабанов была повязана георгиевская ленточка, и как-то тепло на душе стало от этого странного сочетания...

У входа в хурул. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

У входа в хурул.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Не дождавшись начала храмовой службы, путешественники отправились дальше, покрутив барабаны. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Не дождавшись начала храмовой службы, путешественники отправились дальше, покрутив барабаны.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Слушайте также:

Экспедиция «Вниз по матушке, по Волге» вышла в Каспийское море, а Гусейнов наконец поймал рыбу!

00:00
00:00

КСТАТИ

Как связаться с экспедицией

Хотите подсказать ребятам интересные маршруты? Или, может быть, позвать корреспондентов "КП" в гости? Связаться с экспедицией можно по телефону: +7 915 363-19-34. Мы ждем ваших историй!

Множество интересных мест для отдыха вы найдете в "Туристических путеводителях" от "Комсомолки" на shop.kp.ru и в фирменных магазинах "КП".

"Туристические путеводители" от "Комсомолки"

"Туристические путеводители" от "Комсомолки"

12+ АО «ИД «Комсомольская правда», Москва ОГРН 1027739295781.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также