2018-09-04T08:19:49+03:00

Новый антисиротский закон: чиновники и общественники спорят, надо ли ужесточать требования к приемным семьям

За прошлый год от рук усыновителей и опекунов пострадали 97 детей. За это же время в семьи было устроено 64 тысячи детдомовцев
Поделиться:
Комментарии: comments12
В одном из детских домов Астраханской области.В одном из детских домов Астраханской области.Фото: Андрей КАРА
Изменить размер текста:

Министерство просвещения продолжит разработку законопроекта, который должен кардинально изменить действующие в России правила устройства сирот в приемные семьи. Изначально министерство собиралось уже до 1 сентября внести законопроект на рассмотрение в правительство. В документе был прописан целый ряд ужесточающих мер по отношению к приемным родителям и усыновителям – в том числе ограничение количества детей, принимаемых в семьи (не больше трех детей в семье, включая кровных), обязательное психологическое тестирование всех членов семьи и запрет на переезд приемных семей в другие регионы страны. Сообщество приемных родителей назвало законопроект «карательным» и «несправедливым». После этого в Минпросвещения позицию пересмотрели, заявили, что число детей ограничивать не будут, и пообещали не принимать законопроект впопыхах На круглом столе, прошедшем в Общественной палате, чиновники Минпросвета четыре часа терпеливо выслушивали мнения приемных родителей и представителей благотворительных фондов о законопроекте (и если многие приемные родители и сотрудники фондов после своих выступлений просто сбежали из зала, то чиновники досидели до конца). «У нас нет задачи быстрее пропихнуть изменения, тем не менее, законопроект разработан будет, нынешнюю систему необходимо менять!», - заявила заместитель министра просвещения Татьяна Синюгина. Корреспондент «Комсомолки» выслушала мнения «за» и «против» пересмотра подхода к приемным семьям.

Заместитель министра просвещения РФ Татьяна Синюгина. ФОТО Александр Щербак/ТАСС

Заместитель министра просвещения РФ Татьяна Синюгина. ФОТО Александр Щербак/ТАСС

«Мы передаем сирот в семьи не для того, чтобы их там убивали!»

Изначально разработку ужесточающего законопроекта в Минпросвещении объясняли тем, что с сиротами за стенами детдомов происходит много трагедий. Громкие истории случаются ежегодно: то ребенка в приемной семье морили голодом, то избивали, а то и вовсе убили. Именно поэтому в Минпросвещения пришли к выводу, что приемных родителей нужно очень хорошо фильтровать, отбирать лишь тех, кто действительно способен тащить на себе такую ношу – воспитывать чужого ребенка. Позицию Минпросвета поддержали в Следственном комитете.

Мнение «за».

Руководитель управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений Следственного комитета Евгения Минаева:

« В 2015 году потерпевшими были признаны 142 ребенка, оставшихся без попечения родителей (из них 95 в приемных семьях). В 2016 году – 130 детей (из них 82 в приемных семьях), в 2017-м году от действий опекунов, усыновителей или членов их детей пострадало 97 детей, восемь из них погибли, первом полугодии этого года пострадали 57 детей. В Кемеровской области убили в приемной семье двух детей инвалидов, в Татарстане погиб ребенок, в Московской области, в Волгоградской области истязали ребенка, на которого оформили родственную опеку. Самое большое количество детей, пострадавших от жестокого обращения – это дети, находящиеся в приемных семьях по договору возмездной опеки, это 39% от общего числа пострадавших (при заключении договора о возмездной опеке приемный родитель получает от государства не только пособие на ребенка, но «зарплату» за его воспитание, - Ред.). Да, статистика в самих детдомах ужасная (по преступлениям, совершаемым персоналом детдомов в отношении детей-сирот, - Ред.), но ведь детей передают в семьи для того, чтобы они не страдали в детдомах. А в итоге они страдают в приемных семьях».

Мнения «против»

Светлана Строганова, приемная мама:

«Ежегодно 50 тысяч детей-сирот устраиваются в приемные семьи (за прошлый год в семьи были устроены более 64 тысяч детей, - Ред.). Всего в приемных семьях сейчас воспитывается больше 400 тысяч детей, а случаев истязания приемных детей насчитывается меньше сотни в год. При этом всех приемных родителей пытаются представить чуть ли не преступниками. Никто не говорит нам «спасибо», все лишь рассказывают, какие мы плохие. А почему-то никто не говорит о преступлениях, совершаемых над детьми в родных семьях? Каждый случай плохого обращения с детьми в приемных семьях нужно проанализировать и понять, почему произошла трагедия: не обследовали сожителей, было мало места в квартире, семье не помогала служба сопровождения, у приемных родителей обнаружились проблемы с психикой? Только после этого можно делать общие выводы и разрабатывать законопроекты».

Лев Муравин, 20 лет. 15 лет прожил в детдоме.

Я был в нескольких детдомах. Первый был образцово-показательный. Зимой нас, пятилетних, кидали голыми в сугробы, а летом толкали в овраг с крапивой в качестве наказания. Какой же это был страх – просто неописуемо. Как-то мне засунули голову в стиральную машину и включили отжим. Не знаю, как это оказалось технически возможно. Но было очень страшно, когда крутился барабан, и я очень боялся захлебнуться.

Никаких проверок в нашем детдоме никто ни разу не проводил. Нам некому было пожаловаться на плохое обращение. Потом меня перевели в другой детдом, там сотрудники руки не распускали, они для этого звали «старшаков», предупреждая: «только без синяков чтобы!». Сейчас я живу в приемной семье. Нас девять человек. И нам всем очень хорошо вместе. Никто из нас не лишний.

«Тесты на способность быть хорошим родителем – антинаучны»

Целый вал критики вызвало предложение Минпросвещения проводить обязательное психологическое тестирование не только будущих приемных родителей, чтобы понять, годны ли они для этой роли, но и всех совершеннолетних членов семьи, в которой воспитывается приемный ребенок. Кроме того, по мнению чиновников, регулярно нужно тестировать и самих детей, переданных в семьи, чтобы узнать, хорошо ли им там живется. В Минпросвете считают, что тестирование сможет предотвратить случаи насилия над детьми. А вот, по мнению самих приемных родителей, такое тестирование будет огромным стрессом для всей семьи. К тому же где взять такую армию профессиональных психологов?

Мнение «за»

Ксения Мишонова, уполномоченный по правам ребенка в Московской области:

«Нужно тестировать не только родителей, но и детей. Если мы действуем в интересах ребенка, необходимо выяснить, а что нужно этому конкретному ребенку. Нужно подбирать семьи с позиции ребенка, понимать, какая семья ему нужна. Также важно тестировать тех, кто проживает в одной квартире с приемным родителем, их сожителей. Приемных родителей нужно обучать. А то вон в Московской области семья взяла домой умственно отсталого ребенка из Тверской области, а потом взяли и убили его, потому что не знали, что с ним делать. Но и родными семьями необходимо заниматься, там множество насилия над детьми.

Уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова. ФОТО Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова. ФОТО Вячеслав Прокофьев/ТАСС

И обязательно нужно ограничивать число детей-инвалидов, передаваемых в приемные семьи. А то вот пришли мы тут в одну семью, они воспитывают восемь «даунят». Дети нам сплясали, ручками помахали. А ведь мы не знаем, что с детьми в этой семье на самом деле происходит, они же нам не смогут рассказать, поэтому нужно, чтобы были среди них и здоровые дети, тогда проще проконтролировать.

Мнение «против»:

Екатерина Жуйкова, клинический и семейный психолог:

«На данный момент нет методик, позволяющих определить, может тот или иной человек стать хорошим приемным родителем или нет. Поэтому такой подход антинаучен. Для начала должны быть проведены научные исследования на эту тему. Нужны длительные наблюдения за родителями, которые успешно прошли подобную диагностику и за теми, что не прошли, чтобы выяснить, действительно ли они способны или не способны воспитывать чужих детей. Психологические тесты могут применяться лишь службами сопровождения семьи и школами приемных родителей и носить исключительно рекомендательный характер. Иначе мы придем к тому, что психологи в нашей стране будут ассоциироваться не с помогающей функцией, а с контролирующей.

Психолог Екатерина Жуйкова. Фото: YouTube

Психолог Екатерина Жуйкова.Фото: YouTube

Дети-паровозы

Чиновники Минпросвещения прописали в законопроекте норму, позволяющую разделять родных братьев и сестер в детдомах, если их готовы взять разные приемные семьи. Таких детей называют «паровозами». Скажем, воспитывается в детдоме совершенно здоровая девочка. А у нее в этом же детдоме есть братик или сестра (а то и несколько) с тяжелыми заболеваниями. По закону этих детей нельзя разделять. Вот и получается, что в итоге эти дети всю жизнь проводят в детдоме – немного находится смельчаков, готовых принять в семью сразу двоих-троих детдомовцев. Поэтому в Минпросвете считают, что к этому вопросу нужно относиться более гибко.

Мнение «за»

Алексей Рудов, сотрудник службы помощи семье «Близкие люди»:

«Пусть лучше братья и сестры в разных семьях воспитываются, чем вместе будут в детдоме сидеть! Еще в законопроекте нужно обязательно прописать ответственность сотрудников органов опеки за препятствие в передаче ребенка в семью. А такое происходит сплошь и рядом: детей просто не хотят отдавать из детдомов.

Мнение «против»

Член Общественной палаты Элина Жгутова:

«Родных братьев и сестер категорически нельзя разделять друг с другом, иначе ребенок может остаться совсем один в детдоме, а ему и так очень одиноко. И еще государство должно перестать мотивировать приемных родителем рублем. Не должно быть никакого платного опекунства. Хотите брать детей из детдомов – берите и воспитывайте на тех же условиях, что и родных!»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Елена КРИВЯКИНА

 
Читайте также