2018-11-04T13:18:50+03:00

Майя Никулина: В сердце такая боль, будто уходит флот

Гость нашей поэтической рубрики - поэт из Екатеринбурга
Девайс сегодняшнего времени - соцсети. К сожалению, Майя Петровна не присутствует в них, потому даже не представляет, как нужны ее стихотворения современному форматуДевайс сегодняшнего времени - соцсети. К сожалению, Майя Петровна не присутствует в них, потому даже не представляет, как нужны ее стихотворения современному форматуФото: Личный архив
Изменить размер текста:

Почему-то если ищут таланты, то ищут обязательно молодые. Словно помешались на молодых поэтах, молодых музыкантах, молодых исполнителях. А куда деваться пожилым? У нас огромное количество немолодых нераскрытых и неизвестных талантов. И найти пожилого и талантливого - не меньшая радость, чем обнаружить молодого и подающего надежды.

"В сердце такая боль, словно уходит флот", - эти строки написала восьмидесятилетняя поэтесса Майя Никулина, преподаватель из Екатеринбурга.

В этом году мне выпала честь быть номинатором на "Григорьевку" - так называется одна из самых престижных поэтических премий, получившей имя в честь поэта Геннадия Григорьева.

Одно из первых имен, вспомнившихся в связи с необходимостью номинировать - было имя Майи Петровны Никулиной. На Урале имя поэтессы знают хорошо, а вот за пределами региона - Никулина не особо известна.

Просто Майя Петровна - совсем не публичный человек. Она не участвует в конкурсах, не пользуется соцсетями, чужда поэтических тусовок. Она родилась в 1937 году в Свердловске, в семье лесного инженера. Ее отец, Петр Михайлович, происходил из служивых дворян, а мать была потомственной столбовой дворянкой.

И номинироваться на "Григорьевку" Майя Петровна тоже не хотела. Говорила, что ей это совершенно не нужно, что конкурсы - совсем не поэтическое дело и еще, что преподавательский опыт подсказывает: поэзия неинтересна школьникам и студентам.

Но она оказалась не права. Когда одно из стихотворений Майи Петровны я опубликовала у себя в фейсбуке - оно произвело фурор. Читатели не верили, что так точно, мощно и энергично может писать женщина восьмидесяти лет. Спрашивали, кто она, откуда, и почему никто среди молодых писателей фейсбука о ней не слышал. Особенно впечатлял ее взгляд на молодость. О чем жалеет человек на излете жизни? "Жалко пуговки костяной, надо было поднять..."

Майя Петровна - совсем не публичный человек. Она не участвует в конкурсах, не пользуется соцсетями, чужда поэтических тусовок

Майя Петровна - совсем не публичный человек. Она не участвует в конкурсах, не пользуется соцсетями, чужда поэтических тусовок

Видимо, каждому времени нужен свой девайс, а каждому девайсу соответствует свой жанр. Когда появились сцена и микрофоны - возникла эстрадная поэзия. Когда массово запустили магнитофоны с катушками - оказался востребован жанр, в котором работали Окуджава, Галич, Высоцкий.

Девайс сегодняшнего времени - соцсети. К сожалению, Майя Петровна не присутствует в них, потому даже не представляет, как нужны ее стихотворения современному формату соцсетей. Молодые - это хорошо, но даже они, оккупировавшие современные площадки, страдают от обилия пустоты и нехватки глубины. Как много слов, и как мало мудрости. Той самой мудрости, которую читатель находит в поэзии Майи Петровны Никулиной.

***

Сохнет на камне соль.

Море о берег бьёт.

В сердце такая боль,

будто уходит флот.

Парусный, молодой,

яростный, как тоска,

выпростав над водой

белые облака.

Просто глядеть вперед

с легкого корабля.

Он — ещё весь полет,

мы — уже все земля.

Нами уже стократ

вычерпаны до дна

суть и цена утрат.

Только теперь догнал

юный несмертный грех —

все мы в урочный час

недолюбили тех,

что провожали нас.

***

Да чем она, молодость, молода,

чем она стоит слёз?

— Жалко впалого живота,

жалко ржаных волос,

вот не доблести показной —

с горла рубахи рвать —

жалко пуговки костяной...

Надо было поднять...

***

За поворотом возраста и лета

земля белым-бела, черным-черна,

линяют непреложные приметы,

и камнем обрастают имена.

В большом обезголосевшем лесу

просторно, пусто, ветрено и голо —

одни жизнеспособные глаголы

удерживают время на весу;

убил, обидел, разорил, ославил,

извёл, измучил, руки развязал,

пришёл, разделся, сапоги оставил,

согрелся, лёг,

ни слова не сказал.

***

Всё громы, грозы, беспорядки,

крапива разоряет грядки

и клумбы...

Упаси господь

увязнуть в этой лихорадке...

Малину разве прополоть...

А то ещё зимой, на святки,

ты снился мне один, в саду,

с кровавой ягодкой во рту...

***

Был живой и молодой

с молодыми и живыми.

А какой он был со мной?

— А такой же, как с другими.

О погоде говорил —

все старухи молодели.

По дороге проходил —

облака над ним редели.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Евгения КОРОБКОВА

 
Читайте также