2018-12-13T10:34:08+03:00

Денис Мацуев: «У нашего народа удивительный культурный ген, который не сломать»

В плотном графике знаменитый пианист нашел время для разговора с «Комсомолкой»
Поделиться:
Комментарии: comments11
Денис Мацуев признался, что с семьей удается проводить не больше месяца в году.Денис Мацуев признался, что с семьей удается проводить не больше месяца в году.Фото: Александр КАТЕРУША
Изменить размер текста:

XV юбилейный фестиваль искусств «Балтийские сезоны» завершился на сцене «Янтарь холла» в Светлогорске грандиозным концертом «И классика, и джаз», в котором участвовали пианист-виртуоз Денис Мацуев, контрабасист Андрей Иванов, валторнист Аркадий Шилклопер и юные музыканты из проекта «Синяя птица». Между прочим, в Светлогорске Денис Мацуев дал свой 28-й концерт за ноябрь! Позади гастроли в Америке и большой тур по Европе. Впереди - выступления в городах России и мировых столицах. В плотном графике пианист нашел время для разговора с «Комсомолкой».

По жесткому графику

- Говорят, ваши гастроли расписаны на пять лет вперед?

- Меня многие спрашивают о причине такого плотного графика. Конечно, все эти перелеты, смены часовых поясов – это непросто. Но выход на сцену… Это тот момент, который лечит. Он несравним ни с чем. Он придает силы. График жесткий, но, в основном, количество концертов дает удивительный тонус, в котором я успеваю разучивать новый репертуар и даже есть шанс успеть повстречаться с родными и близкими.

- Сколько же вы в этом год были дома, с семьей?

- Около месяца.

- Эйнштейн говорил: «Настоящая наука и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса». Чем заняты ваши мысли?

- Для меня с самого детства конечная точка дня – выход на сцену. Не важно, будь это концерт в «Карнеги-холл» или школьный экзамен в детские годы. Это самая гениальная кульминация дня. Это невероятно концентрирует. Внутри меня все начинает кипеть в хорошем смысле слова. Так что, я счастливый человек. Потому что не представляю себя вне сцены. Если меня спросят: «Где ты хочешь оказаться через 30 лет?» Отвечу: «На сцене, играя Третий концерт Рахманинова». Это моя визитная карточка, показатель формы технической и душевной. Кстати, предыдущий раз, когда я был в Калининграде, я играл именно Третий концерт Рахманинова с Юрием Хатуевичем Темиркановым и санкт-петербургским оркестром.

Неизвестные молодые, недооцененные великие

- Вы включаете в свой репертуар произведения современных композиторов?

- Тут ситуация непростая. Из ныне живущих я играю Родиона Щедрина, сейчас буду учить концерт польского композитора Кшиштофа Пендерецкого. Мне практически каждый день приносят разные произведения. Молодые совершенно ребята, среди них есть очень талантливые. Но выносить на сцену тот или иной репертуар - это очень долгая и кропотливая работа. Это начало некого романа с музыкой. С этой музыкой ты должен общаться, пожить, понять, готовы ли эти отношения к конечной точке – выходу на сцену к публике. У меня было так. Ноты Первого концерта Брамса я выучил, отложил его на 9 лет и только потом вынес на сцену. Момент, когда чувствуешь, что это готово, невозможно объяснить словами. Это нужно понять внутри. Но я жду такое произведения! Я любил всегда новую музыку и мечтаю, чтобы у нас появились композиторы, которые бы прославляли нашу великую композиторскую школу. В советские времена проводились всесоюзные фестивали молодых композиторов под руководством Тихона Хренникова, первого секретаря Союза композиторов СССР. Съезжались со всей страны лучшие молодые композиторы, и у них был шанс. Сейчас это происходит немножко не в том масштабе.

- Есть у нас в стране недооцененные композиторы прошлого?

- Как и в любой стране. Причем среди них и великие. Например, Петр Ильич Чайковский, у которого есть гениальный Первый концерт, но есть и не менее гениальные Второй и Третий концерты, которые широкой публике мало известны. В свое время мне с японцами, которые просто помешаны на Первом концерте Чайковского, было непросто. Пришлось их серьезно убеждать, что Второй концерт незаслуженно забыт. Потом мы записали этот концерт с Валерием Гергиевым и провезли его по основным точкам мира. Везде он имел сумасшедший успех. Или вот Первый и Четвертый концерты Рахманинова проигрывают с громадной разницей его Второму и Третьему концертам. Это миссия многих исполнителей - открывать для публики забытые произведения.

Новое поколение выбирает классику

- Ситуация с новым концертными залами в России изменилась?

- Если бы я только-только вернулся из Китая или Японии, и вы мне задали бы этот вопрос, я был бы полон зависти, хотя человек я совсем независтливый. Там практически в каждом городе ежегодно вырастает новый концертный зал, новый оперный театр с потрясающей акустикой. Это какие-то гонки века. Тягаться с китайцами невозможно, да, наверное, и не нужно. Китай во много раз больше по населению. Ну и, конечно, вложения. Спорт и культура в Китае находятся на одной планке финансирования. Нам до этого далеко. Но и у нас это происходит, пусть не в таких темпах. За последние 5 лет открылись знаковые для нас залы в Омске, Санкт-Петербурге, во Владивостоке, надеюсь, скоро будет зал в Иркутске. Зал в Зарядье недавно открылся – это сенсация нашего цеха. Наконец-то в Москве появился современный зал с потрясающей акустикой. В ближайшее время откроются залы в Сочи и Владикавказе.

- А как насчет новых исполнителей?

Если мы говорим про нашу культуру, мы готовы за нее биться. У нашего народа какой-то удивительный культурный ген, несмотря на то, что за последние 100 лет было очень много неприятностей в стране. Простой пример – проект «Синяя птица», который идет на федеральном телеканале «Россия 1». В воскресенье вечером в прайм-тайм по телевидению, наконец-то звучит классическая музыка, народная музыка, джаз в исполнении талантливых детей. А это смотрят десятки миллионов человек по всему миру. У меня есть ответ на вопрос, почему так происходит. Потому что это дети, которые не относятся к шоу-бизнесу. Их не протаскивают, не делают под копирку. «Синяя птица» не имеет отношения к эстраде и шоу-бизнесу. За нами стоит уникальная команда фантастических детей, которые зрелы не по годам. Я говорю о пианистах. У меня есть конкурс «Grand Piano Competition», который взорвал весь мир. Его на весь мир транслировал французский канал «Medici». Люди поражались, многие не знали, что в таком возрасте можно играть концерты Рахманинова и Прокофьева. И это не просто цирковой номер, а серьезное прочтение, серьезные интерпретации. Русская фортепианная школа находится на том месте, на котором находилась в советское время. Вопреки всему! И сейчас дети появляются, как правило, из маленьких поселков и деревень. Живут в очень скромных финансовых условиях и часто в неполной семье. Это чудо!

Публика уже объелась негативом, ширпотребом, который был в разделе «Культура» на основных каналах нашей страны. Это был обман зрителей. А филармоническая жизнь развивается. Я вижу, что происходит с посещаемостью в разных городах России. Главное – произошло тотальное омоложение аудитории, чего нет в Европе и Америке. Появление нового поколения, приученного ходить на концерты классической музыки - это наше главное достижение за последние 15-20 лет.

Буквы, цифры и ноты

- Ваши эмоции связаны последнее время, конечно, с маленькой дочкой. Берете ее на концерты?

- Иногда да. Моменты, когда она со мной – это моменты счастья. Анна Денисовна – самое великое событие, которое произошло в моей жизни. В два года она, конечно, подает какие-то сигналы, дирижируя или подходя к инструменту. Когда ей был месяц, она, не отрываясь, сорок минут подряд, слушала «Петрушку» Стравинского. Конечно, если я почувствую, что у нее выдающиеся способности, то я сделаю все, чтобы она развивалась в этом отношении. Но даже если не будет выдающихся способностей, она в любом случае познакомится с нотой. Кстати, поэтому я обращаю большое внимание на уроки музыки в образовательных школах. Ребенок наравне с буквой и цифрой должен обязательно знакомиться с нотой. Это очень важно.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также