Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество27 февраля 2019 15:00

Ростовский суд обязал Стинга лично забрать причитающиеся ему пару тысяч рублей

Арбитражный суд Ростовской области шокирует зарубежные авторские общества своими беспрецедентными решениями
Федор ПЕТУНИН
Стинг, как и его представители, вряд ли полетят в далекую Россию взыскивать с кафе «Мясо и солод», где незаконно проигрывали его хит Fragile, штраф в размере 20 000 рублей

Стинг, как и его представители, вряд ли полетят в далекую Россию взыскивать с кафе «Мясо и солод», где незаконно проигрывали его хит Fragile, штраф в размере 20 000 рублей

Фото: Евгения ГУСЕВА

Абсурдная ситуация сложилась вокруг нескольких исков о защите авторских прав, по которым ростовский суд вынес объективно неисполнимые решения, предложив зарубежным музыкантам, а не уполномоченной организации, самим явиться за взысканным вознаграждением.

Так, по одному из решений Арбитражного суда Ростовской области (№ А53-1900/18) родного брата поп-короля Майкла Джексона, музыканта Рэнди Джексона, «приглашают» приехать в Ростов-на-Дону, чтобы получить 20 000 рублей за нелегальное проигрывание его композиций в местном фитнес-клубе. Рэнди Джексон даже был вписан в исполнительный лист в качестве взыскателя денежных средств. Однако каким образом следует исполнять такое решение и кто должен заниматься его исполнением, суд не поясняет. Членам американского авторского общества ASCAP (The American Society of Composers, Authors and Publishers) и британского авторского общества PRS (Performing Right Society Limited), представляющим интересы музыканта Стинга (Гордона Мэтью Самнера) и румынского исполнителя Эдварда Майя, суд тоже фактически предложил прибыть в Ростов-на-Дону для получения компенсации в размере 20 000 рублей каждому (дело № А53-4403/2018). Соавтор песни Стинга «Fragilidad» Роберто Ливи, который по решению суда должен был разделить присужденный гонорар, не дожил до получения, скончавшись в конце января в возрасте 76 лет.

К этому моменту даже далекий от юриспруденции читатель смекнул, что шансы исполнения столь абсурдных судебных решений стремятся к нулю: Стинг, как и его представители, вряд ли полетят в далекую Россию взыскивать с кафе «Мясо и солод», где незаконно проигрывали его хит Fragile, штраф в размере 20 000 рублей, как бы ростовчанам того не хотелось. И даже не потому, что предполагаемые транспортные и организационные расходы многократно превысят сумму компенсации: дело в том, что иностранные авторские общества просто не обязаны разбираться с фактами нарушения прав авторов на территории Российской Федерации, поскольку официально уполномочили на это Российское авторское общество (РАО). Так, в 2011 году между PRS и РАО был заключен договор о совместном представительстве, согласно которому в обязанности РАО, как полномочного представителя PRS на территории РФ, среди прочего входит представительство в суде, а также сбор любых компенсаций, причитающихся за исполнение в пользу правообладателя. После взыскания РАО распределяет полученные средства между всеми правообладателями – им остается только получить положенную сумму.

Подобные двусторонние соглашения РАО заключило с обществами коллективного управления правами (ОКУП) по всеми миру: ASCAP (США), SACEM (Франция), GEMA (Германия), JASRAC (Япония) и пр. Кроме того, Российское авторское общество является членом Международной конфедерации обществ авторов и композиторов (CISAC).

Как и другие члены этой международной организации, РАО выступает в качестве универсального представителя, который фиксирует факт незаконного использования произведений, проводит претензионную работу, полностью осуществляет ведение дел в суде, а затем перечисляет авторам (правообладателям) взысканные денежные средства. То есть – что главное – все процессы происходят без непосредственного участия авторов или правообладателей. Именно в этом смысл множества соглашений, заключенных между государствами-членами наднациональной организации CISAC.

В самом РАО попытались воззвать к здравому смыслу, подав кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам по делу № А53-4403/2018, но получили отказ. Чтобы как-то повлиять на ситуацию, международный менеджер PRS Анн-Софи Лориу даже лично обратилась в Суд по интеллектуальным правам и Арбитражный суд Ростовской области с официальным письмом. Оба суда приняли обращение, но никак не отреагировали. PRS придётся самостоятельно заниматься взысканием, если решение по делу не отменит Верховный Суд Российской Федерации, куда в ближайшее время будет направлена жалоба.

Пока же в Верховный суд с заявлением обратился генеральный директор Международной конфедерации авторско-правовых организаций (CISAC) Гади Орон, который в своём письме указывает, что «Российская Федерация ратифицировала ряд международных соглашений, включая Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений («Бернская конвенция») и Соглашение Всемирной торговой организации по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности («ТРИПС»). В соответствии с нормами этих соглашений, напоминает Орон, Россия должна уважать принцип «национального режима», в соответствии с которым иностранные авторы, которые являются гражданами стран, присоединившихся к Бернской конвенции/ Соглашению ТРИПС, должны пользоваться тем же уровнем защиты, которым наделены российские авторы в соответствии с российским законодательством. Привлечение иностранных ОКУПов и/или иностранных правообладателей к участию в делах в рамках российского судопроизводства противоречит логике коллективного управления правами и повлечет за собой существенные издержки для правообладателей и для организаций по управлению правами на коллективной основе, что прямо ущемит права представителей мирового авторского сообщества».

На данный момент ситуация с абсурдными судебными решениями не сдвинулась с места, хотя они затронули не только далеких заокеанских звезд, но и таких прославленных российских музыкантов, как Юрий Антонов, Игорь Тальков, Мурат Насыров (точнее, их наследников) и др. А пока остается только ждать решения Верховного Суда.