2019-02-27T16:14:09+03:00

Россия: на середине между монархией и демократией

Родственно-семейные отношения становятся неотъемлемой частью бюрократической иерархии страны, считает директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев
Владислав ИНОЗЕМЦЕВдиректор Центра исследований постиндуст­риального обще­ства
Поделиться:
Комментарии: comments128
Чиновники вынуждены соблюдать формальные правила правового государстваЧиновники вынуждены соблюдать формальные правила правового государстваФото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

Одной из особенностей нынешней российской системы власти становится формирование в ней системы родственно-семейных отношений, пронизывающих все уровни бюрократической иерархии.

Похоже, жёны, зятья и дети чиновников уже не могут быть простыми смертными, а предназначены к тому, чтобы стать выдающимися государственными деятелями или крупными предпринимателями.

Примеров тому – сотни, если не тысячи; они объединяют и представителей федерального центра (взять Виктора Зубкова, его дочь Юлию и бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова), и региональных чиновников (в Карачаево-Черкессии, руководимой Рашидом Темрезовым, Лариса Абазалиева, его тётя, «по стечению обстоятельств» является главой республиканской Избирательной комиссии, а родной брат – председателем городского суда столицы республики). В советские времена, которыми нынче многие склонны восхищаться, члены семьи не могли быть начальником и нижестоящим руководителем в одном и том же учреждении (даже не министерстве и тем более не в правительстве), но сейчас этот принцип даже не вспоминается.

Чем опасно подобное положение дел? Иногда говорят о том, что оно ведёт Россию к возрождению феодальных отношений, к формированию новой аристократии, созданию замкнутых элит, устранению конкуренции среди управленческого класса. Это верное замечание, но оно не исчерпывает проблемы. Если посмотреть на нефтяные эмираты Персидского Залива, это наследственные монархии; чиновничество рекрутируется из местного «дворянства»; премьеры и лидеры государств легально владеют миллиардными состояниями – но где по уровню прогресса за последние годы ОАЭ и где – Россия?! Поэтому мне кажется, что проблема не в «приватизации» системы управления, а в чём-то ином.

Россия – страна формально демократическая и правовая. Это означает, что создание семейного клана в конечном счёте является чем-то временным и неустойчивым. Подобная неустойчивость вызывает желание как можно быстрее «капитализировать»полученные должности. Почему во многих городах России в прошлом году случились настоящие мусорные бунты? Отчасти потому, что операторы свалок – по чистой случайности контролировавшиеся сыном одного высокопоставленного чиновника – минимизировали расходы на обработку мусора, а местные власти прогибались перед сыном так, как будто имели дело с его отцом. Очень часто семейные и родственные отношения подталкивают власть имущих инициировать экономически бессмысленные проекты, в ходе реализации которых исполнители (сыновья, братья, сваты и т.д.) самих чиновников заработают свои миллионы – но проблема состоит в том, что ради личного заработка миллиарды бюджетных средств будут потрачены без пользы для страны и народа. Я бы рискнул сказать, что формально наследственное чиновничество намного ответственнее, чем то, которое выстраивается в современные российские кланы исключительно от отсутствия доверия другим членам правящей элиты.

Все наше - мы вам ничего не должны

В мире существуют два полюса: демократия, в которой интересы народа защищает он сам на свободных выборах, а также пресса и общественные организации, борющиеся с коррупцией; и абсолютная монархия, где владыка относится к стране как к собственности и не ворует её богатств прежде всего потому, что воспринимает их своими. Россия сегодня оказывается в проблемной зоне посреди этих крайностей: с одной стороны, её элита хочет жить по стандартам наследных принцев, не отчитываясь ни перед кем (отношение чиновников к народу, которому «государство ничего не должно», мы все хорошо знаем) и тратя на себя столько, сколько сочтёт нужным; но, с другой стороны, чиновники вынуждены соблюдать формальные правила правового государства – и сами не могут владеть компаниями, которые финансируются заказами их собственных ведомств. Богатства чиновников в России воспринимаются как нечто столь же обычное, как и состояния шейхов, но формально бюрократы должны быть такими же скромными, как их коллеги в Европе. Это противоречие содержания и формы лишь упрочняет клановые связи, которые воспроизводятся на всех этапах и уровнях властной иерархии.

Непримиримое противоречие

Самый печальный итог этого процесса состоит в банальной переплате государства (то есть налогоплательщиков) за массу услуг, которые власть должна предоставлять народу. Знаменитая фраза «Ну как не порадеть родному человечку?» всё чаще заменяет инструментальную логику современного административного управления. И, глядя на происходящее, порой задумываешься о том, что более рационально была организована государственная служба в феодальных странах Европы, где родственники монарха или первого министра могли занимать посты хранителя печати, управляющего гардеробом, руководителя свиты и т.д., получая за это официально огромные жалованья, но при этом не придумывая для дополнительного заработка разного рода «национальные проекты» или «региональные программы развития».

Соединить наследственность и клановость с эффективностью можно, но примирить их с формальным демократическим и правовым государством – нет. И именно неспособность России определиться, какой страной она все-таки фактически является: монархически-аристократической, работающей на белую кость в то время как чернь «знает своё место», или демократически- правовой, в которой нет неприкасаемых, а власть работает на благо людей. Это противоречие и обуславливает большинство проблем, с которыми она сталкивается сегодня:как политических, так и хозяйственных...

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также