2020-05-07T10:59:53+03:00

Сталин, Черчилль и Трумэн целые сутки решали - на какое число назначить День Победы

Об этом - в интернет-эпопее Вячеслава Никонова «28 мгновений весны 1945-го»
Поделиться:
Комментарии: comments4
Сталин, Черчиль и Трумэн во время встречи в Потсдаме летом 1945 года.Сталин, Черчиль и Трумэн во время встречи в Потсдаме летом 1945 года.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Мы уже рассказывали о том, что глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления Фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов создал корпус текстов, в которых он – день за днём – повествует о последнем месяце Великой Отечественной.

И вот, начиная с 12 апреля, тексты и иллюстрации к ним ежедневно публикуются на сайте проекта, а также анонсируются на портале «Русский мир».

Кто не знает (а, может быть, знал да забыл) - Вячеслав Никонов - внук ближайшего соратника Иосифа Сталина - Вячеслава Молотова.

Глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но автор «не балует» своего родного деда вниманием. Почему?

- Вячеславу Михайловичу я уже посвятил немало страниц в предыдущих своих книгах, - говорит Никонов.

Впрочем, фрагмент из «28-ми мгновений», который мы публикуем сегодня, все же содержит «проблески биографии» и самого внука, и даже - упоминание о его маме - Светлане.

- Да, пришлось вот - к месту, - поясняет Никонов.

А тема у нас сегодня интересная - как Сталин, Черчилль и Трумэн согласовывали друг с другом - на какое число назначать День Победы. Вспомним и других политиков того времени...

«Главное - чтобы не было дефицита пива»

...Утром 8 мая Уинстон Черчилль работал в постели над своим выступлением. Также из постели он направил запрос городским властям Лондона: премьер желал убедиться, что в ходе торжеств в столице не возникнет дефицита пива.

Выйдя из спальни, он направился в штабной кабинет - с бутылкой шампанского, большим куском швейцарского сыра грюйер и запиской: «Капитану Пиму и его сотрудникам от премьер-министра в честь дня Победы в Европе». От супруги Клементины из Москвы пришла поздравительная телеграмма: «В этот необыкновенный день все мои мысли с тобой. Без тебя его бы не было».

Британский премьер-министр Уинстон Черчилль в 1945 году. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Британский премьер-министр Уинстон Черчилль в 1945 году.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В Москву Черчилль написал Сталину: «Я только что получил Ваше послание, а также прочитал письмо от генерала Антонова генералу Эйзенхауэру, в котором предлагается, чтобы объявление о капитуляции Германии было бы отложено до 9 мая 1945 г. Для меня было невозможно отложить мое заявление на 24 часа, как Вы это предлагаете…

Полагаю, что президент Трумэн сделает свое заявление сегодня в 9 часов утра по американскому времени, и я надеюсь, что Вы с соответствующими оговорками сможете сделать Ваше заявление, как это было условлено».

Это послание Черчилля - о времени объявления Победы - было передано из британского правительства в СССР в наркомат иностранных дел только в 16.55 по московскому времени, то есть тогда, когда Черчилль уже сделал свое заявление.

После часа дня Черчилль отправился в Букингемский дворец, где обедал с королем. «Мы поздравили друг друга с окончанием европейской войны, - записал король в дневнике. – День, которого мы так ждали, наконец-то настал, и мы можем возблагодарить Бога за то, что наши бедствия уже позади».

Вернувшись на Даунинг-стрит, в три часа дня Черчилль выступил по радио с обращением к британскому народу, описал переговоры о капитуляции и объявил: «Война с немцами закончена». Затем он напомнил, что предстояло еще выиграть войну с Японией. Завершил выступление Черчилль словами:

- Вперед, Британия!

Клементина слушала выступление мужа по радио в английском посольстве в Москве. С ней в тот момент находился и бывший премьер-министр Франции Эдуард Эррио, которого в конце апреля освободили из концлагеря, как мы помним, танкисты армии Лелюшенко недалеко от Берлина.

Завершив выступление, Черчилль на машине едва продрался сквозь огромную толпу, собравшуюся около парламента.

- Каждый из нас совершает ошибки, - сказал он членам палаты общин. – Но сила парламентских институтов проявила себя в самый нужный момент, когда шла самая жесткая и затяжная война, и отстояла все основополагающие принципы демократии.

Вечером в Лондоне продолжались торжества, и Черчилль снова вышел на балкон своей резиденции и произнес еще одну краткую речь.

- Враг повержен, - сказал он, - и ждет нашего суда и нашей милости.

Затем принялся разбирать почту. Одна из телеграмм была от британского временного поверенного в Москве Фрэнка Робертса. Тот сообщал, что русские раздраженно реагируют на британскую озабоченность судьбой пятнадцати польских политиков, которые были арестованы около Варшавы за антисоветскую деятельность. «Нас совершенно не интересует, что говорит советская пропаганда, - ответил Черчилль. – У нас больше нет никакого желания вести с советским правительством подробные дискуссии по поводу их взглядов и действий». Эта телеграмма была отправлена в Москву за два часа до полуночи.

Но Черчилль не был бы самим собой, если бы одновременно не написал в Москву Клементине: «Было бы хорошо, если бы завтра, в среду, ты обратилась по радио к русскому народу при условии, что это будет приятно Кремлю. Если это возможно, то передай им от меня следующее послание: “Здесь, в нашем островном государстве, мы сегодня очень часто думаем о вас и шлем вам из глубины наших сердец пожелания счастья и благополучия”».

«За генералом де Голлем - миллион»

В Париже почти миллионная толпа шествовала вслед за генералом Шарлем де Голлем по Елисейским полям до Триумфальной арки. Перед волнующимся морем голов и французских триколоров глава Временного правительства Франции произнес:

- Слава! Вечная слава нашим армиям и их руководителям! Слава нашему народу, которого не сломили и не согнули страшные испытания! Слава Объединенным Нациям, которые смешали свою кровь с нашей кровью, свои страдания с нашими стараниями, свои надежды с нашими надеждами и которые сегодня торжествуют вместе с нами! Да здравствует Франция!

Шарль де Голль во время церемонии награждения. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Шарль де Голль во время церемонии награждения.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Французская армия тоже еще продолжала военные действия – против борцов за независимость Алжира. Историк Марк Ферро меланхолично замечал: «И разве кому-то было интересно знать, что 8 мая 1945 года, в день празднования Победы, в алжирском городе Константина в результате подавления восстания при помощи авиации погибло свыше 15 тысяч человек».

«Президенту США - от вождя СССР»

В Соединенных Штатах еще ночью было получено послание Сталина с просьбой отложить заявление до 9 мая. Но президенту Трумэну его докладывать не спешили. Он увидел его на своем столе в 7 часов утра 8 мая.

В этот день Трумэн отмечал свой 61-й год рождения, и с утра был занят приемом поздравлений по поводу двойного праздника.

Советское посольство всю ночь и все утро пыталось узнать по телефону судьбу послания от Сталина. Но тщетно.

В 9 утра Трумэн выступил по радио. И только в 11 утра в посольстве получили письмо на имя посла Андрея Андреевича Громыко (который вообще-то был в Сан-Франциско), написанное адмиралом Леги и подписанное президентом: «Прошу сообщить маршалу Сталину, что его послание мне было получено в Белом доме в час ночи сегодня. Однако, когда послание поступило ко мне, приготовления продвинулись вперед настолько, что оказалось невозможным рассмотреть вопрос об отсрочке объявления мною о капитуляции Германии».

Это послание Трумэна будет получено в Москве только в 10 вечера по московскому времени, то есть через шесть часов после того, как и Черчилль, и Трумэн уже сделали заявления по радио о долгожданной Победе. Вместо запланированного одновременного заявления трех лидеров последовали заявления руководителей Великобритании и США, которые информировали об этом Сталина постфактум. Проигнорировав просьбу главы страны, внесшей основной вклад в разгром нацизма.

Если Черчилль в своем выступлении говорил о советском союзнике, то Трумэн не упомянул его вообще.

Правда, президент США отправил Сталину в тот день послание, в котором были следующие слова: «Вы продемонстрировали способность свободолюбивого и в высшей степени храброго народа сокрушить злые силы варварства, как бы мощны они ни были. По случаю нашей общей победы мы приветствуем народ и армии Советского Союза и их превосходное руководство».

Америка тоже уже широко праздновала. «И началось, - вспоминал Громыко. - День Победы запомнился мне бесконечным потоком поздравлений. Они нахлынули со всех сторон. Звонили самые разные люди, знакомые и незнакомые, в том числе Юджин Орманди, Чарли Чаплин, дипломаты, государственные деятели, представители различных американских общественных организаций и, конечно, часто бывавшие в советском посольстве эмигранты из нашей страны, у которых не завяла патриотическая душа...»

«Приём от Молотова»

А в Сан-Франциско глава советской делегации на Учредительной конференции ООН, зампред Совнаркома и ГКО, нарком иностранных дел Молотов устроил прием для делегатов конференции и прессы. Поскольку в СССР о Дне Победы еще не было официально объявлено, прием был назначен якобы в честь глав украинской и белорусской делегаций Дмитрия Захаровича Мануильского и Кузьмы Венедиктовича Киселева, впервые в тот день появившихся в зале заседаний. Но все равно поздравить с Победой пришли все главы делегаций и министры иностранных дел стран-участниц. В сообщении ТАСС об этом событии советские граждане прочли: «На приеме присутствовали сотни делегатов, в том числе Стеттиниус, Иден, А. Кларк Керр, премьер Южно-Африканского Союза Смэтс, делегаты Югославии Шубашич, Жупович, Симич, представитель Чехословакии Масарик, представитель Канады Кинг, представитель Новой Зеландии Фрэзер» и так далее: большой список глав правительств, министров, должностных лиц. «Прием происходил в атмосфере сердечной дружбы по отношению к Советскому Союзу».

Киселев в воспоминаниях насчитает на том приеме семьсот человек. И добавит: «На приеме были произнесены тосты в честь победы над гитлеровской Германией, в честь содружества Объединенных Наций и другие. Все члены белорусской делегации, в том числе и я, сильно волновались, идя на первый дипломатический прием. Наши более опытные товарищи успокаивали нас, давали ценные советы».

Молотов предложил почтить память павших минутой молчания.

Многочисленные представители прессы рвали Молотова на части и предлагали выступить с официальным заявлением в связи с Победой. Но он ждал заявления Сталина.

* * *

В тот день Молотов сделал еще одну важную вещь. Поздравил с 16-летием свою дочь Светлану. Мою маму.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также