Другой Мюнхгаузен

22 февраля 1797 года ушел из жизни офицер русской армии, писатель, барон, который стал прообразом знаменитого персонажа
Благодаря фильму «Тот самый Мюнхгаузен» по сценарию Григория Горина барон превратился в неисправимого романтика. Фото: Кадр из фильма

Благодаря фильму «Тот самый Мюнхгаузен» по сценарию Григория Горина барон превратился в неисправимого романтика. Фото: Кадр из фильма

Какие замечательные истории - и детям понятные выдумки, а так рассказанные, что и сквозь слезы от смеха почти веришь... Но есть, однако, реальная история немецкого дворянина из древнего и весьма почитаемого рода Нижней Саксонии, мало кому известная.

Стоял якобы тот самый Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен на часах у дверей в покои русской императрицы. И, приметив стоявшего на часах подле ее дверей юношу с залихватски подкрученными кверху усами, явно опережавшими возраст их владельца, однажды государыня произнесла в задумчивости: «А поди-ка, молодой человек, покажи, как почитаешь ты государыню...» Мюнхгаузен, не смея возразить царственной особе, вошел в покои и принялся рассказывать одну из своих историй. А уморив государыню хохотом до того состояния, когда она утратила всякую власть над собой, не воспользовался женской слабостью, а вернулся на пост. Мог бы приврать, приправив неуемным своим воображением, однако ж смолчал.

Зато рассказывал о другой встрече, произошедшей с ним в России в 1744 году. Командовал барон тогда почетным караулом, встречавшим одну безвестную (пока) иностранную девочку. Девочка, придерживая дорожные платья, зябко вышла из кареты и тут же встретилась взглядом с ним - бравым офицером, чистопородным немцем, как, собственно, и она. Но... Как встретились, так и разошлись. Девочку звали Софья Фредерика Августа, правда, еще вдобавок и принцесса Ангальт-Цербстская, коей суждено стать русской императрицей Екатериной Великой. Барон с гордостью о том вспоминал - что одним своим взглядом едва девицей не овладел. Ему - едва 24 года, ей - 15.

Портрет реального Мюнхгаузена (1752) в форме кирасира. К слову, в кирасиры брали только мужчин сильных и c пропорциональным телосложением.

Портрет реального Мюнхгаузена (1752) в форме кирасира. К слову, в кирасиры брали только мужчин сильных и c пропорциональным телосложением.

Фото: wikimedia.org

Но каким же ветром занесло в Россию этого хлыщеватого молоденького немца? В энциклопедии Брокгауза и Ефрона витиевато о нем сказано: «Прославился краснобайством и преувеличениями, доходя до художественности в лганье». И всё. Так что пополним знаменитую энциклопедию сведениями, обрывочно до нас дошедшими.

В России Мюнхгаузен появился в 1737 году, когда его кирасирский полк, состоявший на российской службе, расквартировали в Риге. Карлу Иерониму только-только 17 исполнилось. Он полон честолюбивых надежд. Буквально на следующий год молодой человек попал в горнило Русско-турецкой войны, проявил храбрость, стал поручиком и командовал ротой. Служил потом долго, усердно и праведно, уже стяжав себе славу необыкновенного рассказчика. В чине ротмистра он и отбыл после 1750 года домой в Германию. Кошелек его, по правде сказать, оставался тощим.

А первая его книга под названием «Необычайные путешествия и приключения барона Мюнхгаузена в России» вышла в 1785 году на английском языке в Лондоне и сразу разлетелась с огромным успехом. Лишь потом ее издали в Германии.

Был ли он счастлив? А вот это трудно сказать. В возрасте 70 лет барон женился на 17-летней Бернардине, поговаривали, что она рассчитывала на утаенные богатства барона, которых и в помине не было. Через пять лет родила дочь. Мюнхгаузен, пусть и обладая неуемной фантазией, отказался признать дочь своею - вероятно, были для того основания - и подал на развод. И счастье, ежели оно и было прежде, бесследно развеялось. Великий сочинитель остался один. И в полной бедности.

Как он ушел?.. Улетел, оседлав ядро, вылетевшее из орудия? Или поднялся в небо по веревке, свисающей с Луны?

Кто его знает. Он вполне мог еще что-нибудь под конец придумать. Чтобы не печалить нас, а заставить благодарно улыбнуться вослед ему.

Улыбайтесь, господа!