Туризм27 марта 2021 1:00

Евангелие на английском, фальшивые деньги Наполеона и куклы: чем живет уникальнейший в России музей

Корреспонденты «КП» съездили в Задонск и прикоснулись к прекрасному
Журналист Александр Косякин из Задонска с экспонатами своего музея.

Журналист Александр Косякин из Задонска с экспонатами своего музея.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Завязка самая простая. Хотя и необычная.

Я стою, как на экзамене, перед купцом Талдыкиным Лексеем Степанычем, который только что опрокинул очередную рюмаху, крякнул от удовольствия и, видимо, счел меня спьяну видением, ибо даже не спросил, откуда я пожаловал в таком виде и с какой целью. Кабацкий стол ломится от закуски. Икра обоих цветов, сало с прослоечками, рыжики солёные, индюшатина, салат с шампиньонами... В пост, конечно, все эти лакомства можно и за грех посчитать, да больно повод у купца солидный. Накануне Звездочка, его чистокровная кобыла, заняла первое место на скачках, кои в Задонске, как известно, регулярно проводят. Посрамила всех - даже самых матерых лошадей. Предводитель города по такому случаю подарил Лексею Степанычу серебряный портсигар. Вот купец и раздухарился (по слухам, вечерами он поит свою Звёздочку шампанским, но подтвердить эти сведения или развенчать нам не удалось - купец молчит).

Впрочем, как и его земляк Арсений Петрович, учитель ремесленной школы. С виду - ровесник Жуковского. Суховатый. В очечках. При галстуке и в костюме. Несмотря на почтенный возраст, вечерами поет на клиросе. При этом является ярым сторонником телесных наказаний учащихся. Указкой шандарахнет, не успеешь ойкнуть.

Экспонаты музея "Антресоль"

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Тут же, в трёх метрах, перед нами предстал писарь, который некогда был офицером и даже несколько раз стрелялся на дуэли. Но потом спился. И очутился в этих краях. Пригодилось знание грамоты. Я заглянул в тетрадки. Там что-то про грузооборот речного транспорта, улучшение качества товаров, спрос населения и прочий темный лес.

И тоже, кстати, молчит. Что неудивительно. Потому как все эти купцы, чиновники, ростовщики, музыканты, солдаты, бродяги, счетоводы, официанты, забулдыги, литераторы, фотографы, крестьяне, помещики, прокуроры, депутаты набиты специальными негорючими материалами и являются экспонатами знаменитого музея прессы «Антресоль». Его создатель, штатный журналист «Липецкой газеты» и уроженец Задонска Александр Косякин, обычно сам берёт интервью. Но тут оказался по другую сторону баррикад.

Фигуры "разгильдяев".

Фото: Михаил ФРОЛОВ

«Я - НЕ СКУЛЬПТОР И НЕ ХУДОЖНИК, Я - ПАПА КАРЛО...»

- Миша, срочно сюда... - пробормотал я в ужасе фотокорреспонденту «КП».

Тот разглядывал на своём «Никоне» снимки и издалека был сам похож на экспоната.

- Тут, - говорю, - труп…

На деревянной дверке действительно возлежал человек, скрестивший по-покойницки руки. Как выяснилось, сто лет назад задонский студент по фамилии Рудкевич покончил жизнь самоубийством, причем сразу после выпускного. Среди возможных причин поступка - несчастная любовь.

В музее десятки таких фигур, имеющих реальные прототипы. Правда, почти все они давно умерли.

Покончивший с собой от несчастной любви юноша.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Мы начали просмотр с начала двадцатого века. Экспонатов этого зала Александр Косякин в шутку называет задонскими разгильдяями (это про купцов, не входивших в гильдии).

Здесь же, за шахматной доской, примостился выдающийся шахматист Степан Левитский (также уроженец Задонска), игравший в своё время с самим Алёхиным и разработавший собственный пешечный дебют, который впоследствии вошёл в учебники.

- Самая большая проблема при создании таких фигур, особенно исторических, живших в другую эпоху, это одежда, - говорит Косякин. - Её приходится изыскивать самыми разными способами.

Скажем, дырявая фуфайка, брошенная на помойке, вполне может согреть какого-нибудь политзаключенного в зале сталинских репрессий. А старый бабушкин платок, пылящийся в шкафу, покрыть голову симпатичной задонской барышне.

Фигуры для музея Александр Косякин делает сам.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Если костюмчик находится, начинается самое интересное. Из скульптурного пластилина, разогретого для мягкости на батарее (стоит он 300 руб за 1 кг), лепится лицо персонажа и кисти рук. Остальные части тела, как правило, прикрываются одеждой, потому как материал надо экономить. Шерсть (лучше всего, медвежья) превращается в усы и бакенбарды. Лицо для лучшего хранения покрывается масляной краской. Одежда набивается специальным материалом (самое главное, негорючим). Надевается обувь. После чего фигура как будто оживает. Лично я чувствовал взгляд почти каждого разгильдяя.

- И правильно, - улыбнулся Александр Косякин. - Вы же гости. Потому и смотрят так пристально.

Я поинтересовался, где у художника мастерская. Мистер Тюссо ответил, что изготавливает фигуры на месте, на коленке, и что он, признаться, никакой не художник и не скульптор:

- Я папа Карло!

В этом здании Задонска располагается необычный музей.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ

Кроме ростовых кукол, в музее полно поистине редких вещей.

Мы попрощались с купцом Талдыкиным Лексеем Степанычем, перешли дорогу и оказались в потёртом трёхэтажном здании, в котором некогда располагался Дом быта. Теперь здесь основные экспозиции «Антресоли». Каждая из них может потянуть на отдельный музей. По сути десять тысяч экспонатов, собранных за последние шесть лет, это своеобразный многолетний жизненный срез, снабжённый подробными журналистскими комментариями. Очень часто ироничными, смешными, афористичными. А где-то - наоборот - очень серьёзными, настолько, что слезу прошибает. Как, например, возле стенда Марии Фроловой, потерявшей в годы Великой Отечественной войны восьмерых сыновей (только вдумайтесь!). В Задонске ей установлен памятник: женщина в платке сгорбилась от горя, а вокруг - восемь обелисков с мужскими именами.

Там же, в военном зале, мелькают и другие сюжеты, от которых к горлу ком подступает.

Это и молоденькая раскрасавица, потерявшая ногу во время бомбёжки (стоит перед зеркалом в кирзовом сапоге, на костылях, а рядом возле тумбочки - летние туфельки). И блокадница с умершим младенцем, которого нет сил похоронить. И застолье вдов, собравшихся на День Победы…

Экспонаты, посвященные военному времени.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Что-то леденеет внутри, когда проходишь мимо этих застывших фигур. Никаких экскурсоводов в этом зале не нужно. Лучше молча.

- Позвольте, - говорю, - как журналист журналисту, задать самый оригинальный вопрос. С чего всё началось?

(Самый оригинальный всё же не этот, а про творческие планы, - прим. авт).

- Мне принесли мешок, подобранный возле мусорного контейнера, - рассказал Александр Косякин. - В нём лежали наградные документы на имя Героя Советского Союза Хвостова. Там же фронтовые письма, фотографии. И всё это вперемешку с окурками... Как говорит современная молодёжь, меня этот случай перепахал. И я начал подобные вещи собирать в одном месте. Очень быстро гараж оказался забит. Чуть позже в местной администрации мне разрешили занять несколько помещений. Дом быта всё равно пустует.

Подтянулись и друзья, знакомые. Кто-то типографские буквы ручного набора принёс. Кто-то номерок петербургского журнала «Пробуждение». А кто-то вообще - послевоенный мотоцикл Иж-49 (у районных журналистов это был главный редакционный транспорт 50-х - 60-х годов). На ходу, между прочим.

У входа в музей "Антресоль"

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Я всегда говорю, что этот музей неправильный, - поясняет Косякин. - Потому что предметы расположены друг на друге - очень плотно. Условный Пиотровский если б увидел, наверное, побил бы меня. К тому же все эти запасы нуждаются в описи, чего я тоже никогда не делал.

Миша, как обычно, залип возле фототехники. А я мимо стендов и только успевал фиксировать: требник 18 века, Евангелие на английском языке и Географическая карта мира 19 века, фальшивые деньги Наполеона, малюсенькая швейная машинка (коей в барских домах кукол обшивали), сборник рассказов Горького (1913 год), самовар (прозванный «телевизором 19 века» за то, что вечерами вокруг него собирался народ), собрание сочинений Писарева, печатная машинка «Континенталь», камеры, штативы, перья, строкомеры, образцы шрифтов, самые различные газеты, журналы, бюсты, портреты, фотографии... Наконец, Хрущев с ботинком. Как положено, в полный рост…

Создатель музея Александр Косякин рассказал, что собирал экспонаты с миру по нитке.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В 2016 году «Антресоль» наградили большим призом форума журналистов в Дагомысе... В Задонск стали приезжать известные репортёры и писатели.

Захар Прилепин, осмотревший музейные полки, написал: «Александр Косякин великое дело делает: собирает по крупицам, лицам, отпечаткам целую эпоху. Его музей аналогов не имеет ни в России, ни за её пределами. Буду помогать ему. Задонск, гордись этим музеем».

А он и гордится. И в скором времени планирует взять «Антресоль» на баланс, то есть узаконить его.

Игрушечная швейная машинка из барского дома.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

ОФИЦИАЛЬНО

«ХОТИМ СДЕЛАТЬ ТУРИСТИЧЕСКУЮ ПЕРЕЗАГРУЗКУ»

Вне всякого сомнения, такой музей, как «Антресоль», нужен не только для сохранения истории, но и для привлечения туристов. Сейчас, во время пандемии, он, можно сказать, заиграл новыми красками, о чем в конце прошлого года, кстати, говорил президент («несмотря на то, что инфраструктуры в целом не хватает, интерес к внутреннему туризму в России в последнее время возрос»).

В знаменитом мужском монастыре покоятся мощи святителя Тихона Задонского

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Для того, чтобы народ клюнул, нужна вкусная качественная наживка. Если говорить о Задонске, то он, конечно, больше известен среди паломников (в знаменитом мужском монастыре покоятся мощи святителя Тихона Задонского). Однако не всяк из нас верующий. И, очевидно, нужно что-то еще.

- В качестве примера можно привести небольшой городок Мышкин в Ярославской области, - сообщил «КП руководитель направления по развитию туризма в Задонском муниципальном районе, директор автономной некоммерческой организации (АНО) «Центр развития туризма «Задонская земля» Валерий Сушков. - За последние двадцать лет он сделал просто громадный туристический скачок. Открыл новые музеи, рестораны, гостевые дома. Народ туда едет со страшной силой. Мы тоже решили провести перезагрузку. И музей прессы «Антресоль» обязательно возьмем на баланс. Все его экспозиции будут структурированы. Само здание отремонтировано. А музею присвоено имя Александра Косякина. Всё-таки это полностью его детище и так будет справедливо. Очень надеемся в ближайшее время выиграть грант и тогда дело пойдёт.

Никита Хрущев с ботинком.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

По словам Сушкова, параллельно с «Антресолью» в Задонске готовятся и другие сюрпризы. Его ни много ни мало хотят сделать столицей филатуризма. Это вообще новейшее понятие, доселе неиспользуемое. Дело в том, что филателией на земле занимается очень много людей (по данным ЮНЕСКО, каждый 15-й житель). Это не только сбор марок, но и коллекционирование конвертов, почтовых открыток, телеграмм, писем и так далее. И чтобы привлечь этих коллекционеров, в городе обзаведутся собственной филателистической продукцией. Можно будет посетить монастырь, заглянуть в гости к Александру Косякину, а заодно отправить домой открытку с задонской маркой (ну или купить её). В рамках этой необычной идеи в Задонске также планируется открыть Музей «Всемирные почтовые сообщения».

КСТАТИ

По данным Экспертного института социальных исследований (НКО), несмотря на то, что границы постепенно открываются, в этом году отпуск в России намерены провести 22% от общего количества туристов (в 2020 году было 13%).

Страна Коммуналия

Фото: Михаил ФРОЛОВ

КЕШБЭК - ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО

В прошедший четверг глава Ростуризма Зарина Догузова сообщила, что за прошедшую неделю (с момента старта программы туристического кешбэка) удалось продать путёвок почти на 2,5 млрд рублей, из них 500 млн рублей вернулись покупателям.

Эту программу ввели в прошлом году специально для поддержки бизнеса во время пандемии (выплаты предусмотрены при бронировании организованного тура или размещении в отеле при оплате картой «Мир»).

Указатели у музея "Антресоль".

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Очередной этап кешбэка запустили 15 марта, выделив на это 2 млрд рублей (то есть 25% уже вернулось, - прим. авт).

- Мы видим рост интереса к программе в три раза - и по темпам бронирования, и по динамике спроса, - добавила Зарина Догузова. - Это означает, что возросло доверие, а дальше сработало сарафанное радио, и все это привело к тому, что программа популярна и востребована.

Среди самых популярных направлений (в порядке убывания) - Крым, Краснодарский край, Московская область, Ставрополье, Москва, Питер, Алтайский край, Татарстан, Калининградская область, Пермский край и Тюменская область.

ТОП МАЛЫХ ГОРОДОВ РОССИИ