Политика9 июня 2021 17:58

Лукашенко предпочел политической корректности народную правду

Президент Белоруссии объявил праздником день присоединения бывших польских воеводств
Александр НОСОВИЧ
Александр Лукашенко постановил праздновать в Беларуси 17 сентября День народного единства. Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

Александр Лукашенко постановил праздновать в Беларуси 17 сентября День народного единства. Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

Президент Белоруссии Александр Лукашенко постановил праздновать в стране 17 сентября День народного единства. В этот день в 1939 году Красная Армия вступила в восточные воеводства Польши и присоединила Гродно и Брест к Белорусской ССР. После такого решения Лукашенко для Польши окончательно стал злейшим врагом.

День воссоединения белорусы всегда отмечали неофициально. В 1939 году Советский Союз разрушил границу, которая делила страну на две приблизительно равные части, соединил разделенные семьи, избавил белорусов западных областей от польской дискриминации.

Официальное признание народного праздника в Белоруссии обсуждали десятилетиями. Не раз и не два инициативные группы предлагали властям отмечать его 17 сентября.

Однако власть спускала тему на тормозах. Чтобы не обижать Польшу. Потому что для поляков 17 сентября 1939 года – однозначно черный день календаря. Для них этот день – катастрофа польского государства, «удар в спину» от Сталина.

Никаких обязательств перед поляками у Сталина, к слову, не было. Межвоенная Польша была предельно враждебной по отношению к СССР страной, и предали ее собственные союзники на Западе, которые отказались по-настоящему воевать за поляков с Гитлером. Но разве Варшаву эти нюансы интересуют? Польская верхушка выдумала, что присоединение Западной

Украины и Белоруссии к Советскому Союзу наряду с гитлеровской агрессией ознаменовало начало Второй мировой войны. Всякий, кто не согласен – враг.

Посягнув на главный сакральный миф Польши, Лукашенко окончательно и бесповоротно стал ей врагом. Варшава из конъюнктурных соображений могла бы простить Батьке многое, но этого не простит никогда. Будь на месте Польши страна с более мудрыми руководителями, она бы могла признать, что национальная катастрофа 17 сентября – это история Польши, а воссоединение белорусского народа 17 сентября – история Белоруссии. Но польское руководство не приемлет отличных от своего точек зрения на события Второй мировой войны. МИД Польши уже выразил «крайнее возмущение» решением Минска.

Между прочим, Кремль по этому вопросу на Лукашенко как раз не давил. Это по поводу признания Крыма многие в России задаются вопросом: когда уже, наконец, наш союзник сподобится? Так что Батька признал действия советской власти благом для белорусов без всякой связи с Москвой.

Предпочел политической корректности народную правду. На Западе считают: говорить, что русские в войну спасали народы от истребления, объединяли разделенные страны и возрождали из руин города, может только враг «свободного мира».

Лукашенко, сделав 17 сентября Днем народного единства, обозначил себя таковым. Он сжег мосты не менее основательно, чем в истории с посадкой европейского самолета и арестом белорусского оппозиционера. Причем адресатом решения белорусского президента была не Москва и не Варшава. Адресатом был белорусский народ, которому узаконили его коллективную память. Этот выбор в пользу правды и памяти еще больше отдалил Лукашенко от Запада. И еще больше сблизил с Россией.