Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Общество26 апреля 2022 3:50

Ткани турецкие, швеи наши: кто придет на смену брендам Zara, Bershka, Massimo Dutti

Корреспондент kp.ru устроилась работать в цех по пошиву, чтобы узнать, как легкая промышленность Москвы обеспечит россиян модной одеждой
Казань. Производство одежды для российского бренда на предприятии легкой промышленности в технополисе "Химград". Фото: Егор Алеев/ТАСС

Казань. Производство одежды для российского бренда на предприятии легкой промышленности в технополисе "Химград". Фото: Егор Алеев/ТАСС

- Работы много, будет чем заняться, - обещает Дмитрий, которому я позвонила по объявлению о наборе швей. – Но рабочий день у нас ненормированный. Вообще с восьми до пяти, но сейчас столько заказов, что раньше семи никто не уходит. Вы готовы к такому?

Конечно, готова! Сейчас в интернете масса объявлений о наборе швей – такое ощущение, что цеха по пошиву одежды вдруг выросли повсюду, как грибы. Но очень немногие сбираются тратить время на обучение, всем подавай опытных мастериц, которые будут за 50-60 тысяч рублей трудиться на благо отечественной легкой промышленности и своего «хозяина».

Дмитрий может научить, правда, предупреждает: первые несколько месяцев платить больше 15 тысяч рублей ученице не станет – «выхлопа» от такого сотрудника мало, а рисков много. Но он собирается вырастить своих мастериц, которым не придется объяснять, что к чему. Опытные спецы в зависимости от усидчивости заработать у него могут до 90 тысяч рублей.

МНОГО И НЕ НАДО

Швейный цех находится в районе метро «Воробьевы горы». Вокруг – какие-то производственные помещения и склады весьма неухоженного вида, в некоторых разбиты стекла. Но возле каждого стоят сплошь «Мерседесы» да «Тойоты», даже один «Майбах». Вывесок нигде нет, что за конторы прячутся за дверями и заборами, загадка.

В нужный мне швейный цех ведет неприметная коричневая дверь, опять же – без всяких обозначений. Внутри просторное помещение, гул от работающих машин и швейных машинок и всего человек пять народу. Дмитрий, с которым я говорила по телефону, оказался директором, он же работает с поставщиками, покупателями, отгрузками, даже фасоны одежды придумывает и находит сам (либо их делают по заказу и схеме клиента). Маша выявляет брак и запаковывает готовые вещи. Молодой человек по имени Саша при помощи специальных машин занимается раскройкой, а еще наносит наклейки, рисунки и вышивку. Татьяна из Чебоксар и Гуля из Киргизии занимаются собственно пошивом – работа идет бойко, перерывы если и делают, то небольшие. Есть еще швея и гладильщик, но они в отгуле.

Вход в цех - неприметная дверь.

Вход в цех - неприметная дверь.

Фото: Александра БУДАЕВА

Швейное оборудование – сплошь иностранное: сами машинки – фирмы JUKI (Япония), поясная машина - SIRUBA (Тайвань), вышивальная - Barudan (Япония), раскройный комплекс - GERBER (США). «Местные» объяснят мне в течение дня: никто в России ничего из швейного оборудования не производит, а учиться изготавливать такие детали отечественным умельцам придется довольно долго. Но пока Китай открыт, проблем с поставками комплектующих не предвидится.

По словам Дмитрия, он даже планирует расширять производство. После ввода санкций спрос возрос настолько, что его сотрудники не справляются, а сам он целыми днями работает, оставляя на сон лишь часа четыре в сутки. Сейчас идет набор новых сотрудников, параллельно ему пришла в голову идея с обучением швей «с нуля», и он решил ее опробовать.

Вид на швейный цех.

Вид на швейный цех.

Фото: Александра БУДАЕВА

ПОРКА ВСЕМУ ГОЛОВА

Мое обучение начинается с порки.

- Вот, это вам на первое время, - Дмитрий вываливает передо мной гору ярко-розовых топов. – Это «запоротая» партия. Смотрите: швея не поменяла иглу утром. Наделала в материале дырки, и теперь вся партия пойдет в утиль. Поэтому я всегда говорю: каждое утро мы меняем иглы. Игла стоит 20 рублей, а материала здесь на 4000 рублей. А он из Турции привезен, такого качества в России не найти.

Как менять иглы и заправлять машинку нитками по схеме, мне тоже покажут. Но чуть позже. А до этого Дмитрий учит меня распарывать швы: определять, в каком направлении шла игла и за какую нитку потянуть, чтобы все распустить. Показав, что к чему, он убегает, чтобы вести переговоры с клиентами и помогать настраивать хитроумные производственные машины. Кажется, что он умеет все на свете.

Через час я все еще пытаюсь распустить первый топ. Дмитрий удивлен. Через два часа я уже отпорола рукава и теперь сражаюсь с горловиной. Дмитрий в недоумении: по его словам, тут работы всего на пару часов, а я «застряла».

Мимо несколько раз туда-сюда проходят коллеги. Наконец, Татьяна не выдерживает:

- Смотри, берешь с лицевой стороны вот эти две нитки, тянешь вот так, строчка и распустится, - объясняет она.

- Мне Дмитрий показывал с изнанки, я думала, лицевую часть вообще трогать нельзя, - честно признаюсь я.

- Дмитрий – директор, ему, конечно, видней, но мы, швеи, поопытней будем, - подмигивает Татьяна. С ее лайфхаком работа пошла быстрее и веселее.

ФОРС-МАЖОР

Еще через пару часов, когда я расправляюсь с тремя топами, Дмитрий показывает, как настроить швейную машинку («Настоящая швея не ждет мастера, а умеет все делать сама»), поле чего я заново сшиваю расчлененные до этого топы швом «оверлок».

Это оказалось тоже нелегко: надо определить, где будет «лицо», следить, чтобы ткань шла не просто ровно, но еще и чтобы все швы совпали - иначе изделие считается бракованным. Каждое плечико я шью и распарываю по два раза. А когда дело доходит до рукавов, впадаю в тихое отчаяние: переделываю свою работу в шестой раз.

Прямой строчки я добилась только к вечеру.

Прямой строчки я добилась только к вечеру.

Фото: Александра БУДАЕВА

Строчка изнутри кажется нормальной...

Строчка изнутри кажется нормальной...

Фото: Александра БУДАЕВА

...а вот строчка снаружи. Брак, потому что нет ровной стыковки.

...а вот строчка снаружи. Брак, потому что нет ровной стыковки.

Фото: Александра БУДАЕВА

К семи часам вечера, когда я добиваюсь относительно приличных рукавов и прямого шва, Дмитрий меня обнадеживает:

- Вот видите, уже неплохо, завтра сможете штук пять таких топов сшить.

- А обычно швея сколько делает их за смену? – я оглядываюсь на гору готовых вещей возле Татьяны.

- Таких топов? 60 штук за смену каждая, - отвечает Дмитрий. После этого я понимаю: карьера швеи мне, пожалуй, не «светит».

Ровно такой же топ мне подарили...

Ровно такой же топ мне подарили...

Фото: Александра БУДАЕВА

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Наши производители смогут закрыть образовавшуюся нишу и даже экспортировать свою продукцию в другие страны»

Дмитрий Васильковский, директор VASILKOVSKY INDUSTRIES:

- В сфере пошива одежды работаю с 2019 года, сейчас развиваю свой бренд - Zeal, шьем одежду для спорта и отдыха, продаем товар на Wildberries. У меня был неприятный опыт, когда в другом цехе мне плохо пошили пробную партию товара, поэтому я и открыл свое производство. Так удобнее, ведь я лично могу контролировать качество.

После того, как заграничных брендов стало меньше в продаже, у нас, российских производителей, наконец, появился шанс вздохнуть свободно и выбраться в «плюс». Спрос вырос, мы можем и мы готовы создавать рабочие места здесь, развивать бизнес в России. Наши производители 100% смогут закрыть образовавшуюся нишу и обеспечить население хорошей и качественной одеждой. А через несколько лет, может быть, и сами начнем экспортировать свою продукцию в другие страны, кто знает?

Субсидии и какая-либо помощь от государства, мне кажется, не нужны. Они помогут более слабым игрокам делать вид, что они сильнее. Либо их получат те, кто собаку съел на оформлении таких бумаг, – вне зависимости от того, насколько помощь государства такому бизнесу на самом деле нужна.

Что действительно важно – это бесперебойная поставка сырья и квалифицированные кадры. Ткани мы закупаем в Турции, швей тщательно отбираем. Главный критерий – желание работать и зарабатывать. Некоторые говорят: «Я же не робот», но для производства важны не только качество, но и скорость, иначе мы проигрываем Китаю. Поэтому у нас в цеху делаем ставку на молодежь – они готовы учиться, трудиться и зарабатывать на этом. Люди постарше часто хотят много получить и при этом работать как можно меньше. То же самое – с мигрантами, это только кажется, что их выгодно нанимать. Поэтому основа нашего коллектива – молодые парни и девушки из России, которые хотят знать и уметь больше. Таких мы и ищем сейчас к себе в команду для расширения.