Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+30°
Boom metrics
Звезды4 мая 2022 16:39

Юрий Чурсин: «Я разлюбил европейское кино за его обыденность картинки»

Известный актер в эфире Радио «КП» - о фильме «Красная Шапочка», главной проблеме Голливуда и старомодности мата в пьесах
Актер Юрий Чурсин рассказал в эфире Радио «КП» о новом фильме

Актер Юрий Чурсин рассказал в эфире Радио «КП» о новом фильме

Осенью 2022 года в российский прокат выходит фильм «Красная Шапочка» (премьера в кинотеатрах состоится 22 сентября). Это приквел знаменитой сказки, в котором главная героиня открывает тайну своего происхождения, находясь на пороге взросления. В главных ролях этого семейного приключенческого блокбастера в жанре фэнтези заняты известнейшие российские артисты: Алексей Серебряков, Юрий Чурсин, Екатерина Климова, Ирина Розанова и другие. Ну, а роль Красной Шапочки исполнила 16-летняя Таисия Калинина. Автор идеи и генеральный продюсер – Лина Арифулина, режиссеры – Александр Баршак и Артем Аксененко, а саундтреки исполнили «Би-2» и Анет Сай. Актер Юрий Чурсин рассказал в эфире Радио «КП» об этой удивительной истории и не только.

- «Красная Шапочка» - очень хрестоматийный персонаж, где ее только не использовали. И у Шарля Перро есть «Красная Шапочка», и у братьев Гримм. У вас кто в титрах будет указан?

- Вы знаете, к самой сказке фильм имеет вообще мало отношения. Там охотники не вскрывают брюхо Волку, он не лежит в постели и не ждет ее, притворяясь ее бабушкой.

Остались действующие лица, а все остальное переросло в совершенно другие конфликты и причинно-следственные связи.

- Ваш персонаж - молодой наследник Волка, которого играет Серебряков, и зовут вас Харди. Я прочитала имена волков. Вы какой-то трудный ребенок, получается, Харди (hard – трудный)?

- Недолюбленный немножко. Там вся трагедия в том, что Харди, чтобы помочь своему отцу, что-то сделать лучше, чем все, сделал хуже, чем все. Он неудачливый, любой его поступок не оправдывается, а осуждается. Он хочет добиться любви отца и готов сделать ради нее все, но в итоге сталкивается с трудностями. Мой герой вызывает жалость. И я пытался сделать эту роль с посылом, что все это есть в каждом из нас.

К самой сказке фильм имеет вообще мало отношения

К самой сказке фильм имеет вообще мало отношения

- Вы рассказывали о работе с командой каскадеров, о сложных трюках. Почему вы выполняли их сами? Если актер травмируется, то как продолжать съемки?

- Перед тем как выполняется трюк, команда каскадеров перепроверяет 124 раза, чтобы ничего не случилось. Конечно, всегда есть риск и нужна определенная подготовка. Актер всегда выполняет трюк не потому, что у него такая прихоть и он так хочет. Это необходимо, потому что бывает, что если трюк будет исполнять не он, то не выйдет определенного эффекта. Конечно же, меня нельзя назвать каскадером. Это совершенно другая профессия, это суперпрофессиональные люди. У меня была ситуация, когда нужно было прыгнуть с корабля, если не ошибаюсь, в реку Мойку. В кадр должна была попасть какая-то часть меня, а со спины снимался каскадер. И сколько бы я ни старался выполнить требуемое от меня технически ровно, у меня не получалось. Нужны годы, чтобы этому выучиться.

- А какой самый-самый трюк какой у вас был?

- Падение из-под купола. Была очень высокая декорация, и я в горизонтальном положении на тросах был подвешен. В определенный момент меня отпустили с этих тросов и я в свободном падении на страховке рухнул на подготовленный стол - он подо мной разлетелся, и я оказался внизу. Это была одна из трех моих каскадерских побед.

Один раз я выходил в окно останкинского телецентра, был прыжок с моста в «Человеке-креветке», когда в однокадровой истории нужно было пробежать по мосту, потом застраховаться и на страховке выпрыгнуть через мост. И там тоже было падение. Тоже было прекрасно.

- Фэнтези или фантастики часто снимают на зеленом фоне — так называемом хромакее, когда фон дорисовывают уже после съемок. А как снимали «Красную Шапочку»?

- Там, где я снимался, везде была натура. Была выстроена огромная улица сказочного города, потом это все переделывалось из счастливого городка в несчастный, с упадничеством. И все делалось очень-очень натурально, по-настоящему. Потом в эту натуру были вписаны волки и лисицы – это уже достижение наших графиков. Было потрачено много сил. То, что я видел трейлерах, не дает ощущения, что это была работа халтурная. Очень много было разных нюансов. Например, у нас был натуральный ворон, приносящий письмо на площадке. Дрессированный ворон, который от точки А в точку В перелетал, садился... Мы-то думали, что воронов уже давным-давно рисуют на компьютере. Нет, артист приехал и играл!

Осенью 2022 года в российский прокат выходит фильм «Красная Шапочка»

Осенью 2022 года в российский прокат выходит фильм «Красная Шапочка»

«Последние картины Голливуда стали методичками»

- Есть Голливуд, скандинавское кино, европейское, индийское. Когда мы говорим об этом, мы сразу понимаем, что будет сейчас перед нами на экране. Если бы меня спросили, в какую категорию вас поместить, я бы выбрала, конечно, европейское кино. Большинство статей о вас начинаются с одной и той же фразы: «Юрий Чурсин, пожалуй, самый загадочный и закрытый актер российского кинематографа». В какую категорию кино вы бы сами себя поместили?

- Я бы себя поместил в какие-нибудь 60-е годы французского кино, то есть в новую волну. Текучесть речи, непосредственное поведение, сложный монтаж, черно-белая картинка - больше на создание настроения, чем донесение смыслов.

- А сами какое любите смотреть?

- С кино у меня странная история. В принципе я всеяден и смотрю всякие-разные фильмы, но все больше и больше я сталкиваюсь с тем, что разлюбил европейское кино за его обыденность картинки, за потерю художественной визуальности. Визуальный ряд для меня стал чрезвычайно бытовым.

- А где для вас богатая картинка?

- Возьмем европейское кино, фильм «Еще по одной» (если вы видели эту картину про мужскую депрессию и как из нее выходить). Конечно, в нем вылавливаются какие-то художественные кадры, но все в целом для меня это по картинке как средний сериал на канале «Россия». Мы что видим? Стол, стул, окно, такая бытовая история. А если вы посмотрите какую-то картину новой волны и вообще все, что происходило в 70-е… Или японскую картину великих мастеров - Куросавы, который вообще делает набор пятен, если это черно-белая картина на такой чуть подсгоревшей пленке - все это такое чуть дрожащее, то в этом во всем вы увидите живопись. И дело не в богатстве цветов и красок, не в богатстве перспектив?

- Вы не говорите про Голливуд. Вы считаете его попсой?

- Для меня последние картины Голливуда стали такими методичками. Потому что я понимаю их смысл, я с ними согласен. Ну да, нельзя унижать человеческое достоинство. Ужасна агрессия одного человека к другому. Я говорю: да, абсолютно.

- То есть спорить не хотите.

- Все, что они говорят, я согласен. Я очень стал осторожно относиться к своему любимому жанру комиксов в тот момент, когда там началась спекуляция. Все мои суперлюбимые герои: когда они ударяют себя по груди, у них загорается волшебное кольцо и они могут воспарить в небо. Как только их враги надевают ушанки, для меня все это становится немножко «Агентом 007» с Питером Броснаном, который мы тоже смотрели, позевывая: «Смотрите, как он смешно говорит слово «хулиганы».

- Вопрос про жизнь, Юрий. Если мы так и останемся без Голливуда в нынешней ситуации и у нас новых фильмов не будет, после того, как в прокат повторно выйдут все знаковые картины, что будем в итоге смотреть мы с вами и наши дети в кино? Уже сейчас кинотеатры говорят: упал поток зрителей очень сильно.

- Мы немножко подрастем, у нас будет желание бюджеты в кино, я уверен. Так что какие-то российские картины будут, естественно, выходить. У нас, слава богу, не будет референсов (образцов для подражания. - Авт.), а может быть, у нас будут референсы, которые еще никто не видел. И как в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих», у нас герой будет стоять, поедая яблоко, приподнимая полы шляпы, и это будет «вау». Я не соглашусь с тем, что мы не будем смотреть кино. Во-первых, время наступило пиратское, чрезвычайно хулиганское. Единственное, будет снова расслоение людей, будут модники, которые видели все западные фильмы, и будут ребята, которые пытаются понять, что же в их жизни не так, раз они не видели.

Премьера в кинотеатрах состоится 22 сентября

Премьера в кинотеатрах состоится 22 сентября

- Раз вы это говорите, вы не грустите по всему этому поводу, а верите в протуберанцы?

- Безусловно. Вы читали чаты молодых волчат, которым 13-17 лет, молодое подростковое поколение? Знаете, что произошло? Например, возникают такие фан-группы, которые общаются в интернете. И если эта фан-группа связана с каким-то историческим явлением, то у подростков главным мерилом становится правда. Вы не можете сказать однозначно какую-то глупость, потому что эти щенки найдут информацию и будут друг перед другом хвастаться, что они знают правду.

- Сколько лет вашим детям, если это не секрет? Они подростки?

- 26, 18 и 13.

- Я к чему веду? Вы про правду говорите. А как вы относитесь к тому, что в их в песнях (чаще всего это рэп) поют правду, но с матом?

- Когда мы выпускались из театрального училища, театр был в таком состоянии, что на сцене иногда было людей больше, чем в зале, театр был крайне немоден. Я учился в 1997-1999 годы. В 2000 году мы выпускались, наступила новая театральная волна. Это было такое время, когда хлынули новые песни, пьесы, драматургия, все ездили по разным городам, читали эти пьесы. И вот не было пьесы, где не ругались бы матом. Мне кажется, любое проявление этой лексики – от зажатости. Вырвало пробку под большим давлением. Вот ее вырывает, и начинает так свистеть, что аж уши закладывает. Если ты сейчас видишь пьесу, в которой ругаются матом, это немодно, это стало старым стилем. Такое ощущение, что ты застрял в нулевых. У меня есть ощущение, что, собственно говоря, рэп уже уходит, давайте признаемся - вся эта пена бурлящая схлынула. Все становится на свои места.

«Я себя ощущал прекрасным и умным»

- Вы упомянули период своего обучения. Я в одном из интервью слышала, что, когда вы были на первом курсе, вы были под угрозой исключения за профнепригодность. Меня это резануло как кинжалом по сердцу. Потому что, признаюсь честно, я проходила эту мясорубку поступления в театральный вуз, и меня бог миловал - он меня направил не туда, где вы сейчас. Сначала тебя берут, пропустив через эту мясорубку приемных туров, экзаменов, а затем на первом курсе говорят: ой, мамочки, так он же бездарен. Это вообще как? Как может такое случиться?

- Ты проходишь конкурс, 100 человек на место. Это к профессии не имеет никакого отношения. Это надежда, что, может быть, при стечении обстоятельств и известном трудолюбии что-нибудь из этого выйдет. Все знают, что если на курсе три человека после выпуска получили главные роли и что-то стали делать в творческом плане, это звездный курс.

- Обычно так не бывает?

- Обычно так не бывает. И все это с самого начала понимают. Там же как? Когда ты учишься, каждый год ты видишь, как выпускается 4-й курс. К третьему курсу или даже к первому ты видишь людей, которые в училище оседают как аспиранты или приходят по старой памяти, потому что не знают, куда им деваться. И ты понимаешь, что те, кто был звездами на курсе, они, в общем, никакие не звезды в жизни. Что есть такое понятие, как сказал один мой покойный однокурсник Максим Браматкин, закулисные гении.

- А вы себя кем-то ощущали, когда закончили?

- Я себя ощущал тем, кого чуть не выгнали с первого курса. Я себя ощущал прекрасным, умным, остроумным, очаровательным…

- Красивым и умным.

- Да, красивым, умным парнем. То есть относил к себе все понятия, которые приличным русским словом не назвать…