Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Наука27 июня 2022 3:59

На Кольской сверхглубокой скважине буровики докопались до лунного грунта

Правда и мифы об уникальном советском проекте, достижения которого до сих пор никто не смог повторить
Кольская сверхглубокая скважина. Фото: Фото Семена Майстермана /Фотохроника ТАСС

Кольская сверхглубокая скважина. Фото: Фото Семена Майстермана /Фотохроника ТАСС

Недавно на экраны вышел фильм ужасов “Кольская сверхглубокая” с интригующим слоганом “Что скрывает самая глубокая скважина в мире”. Создатели нагнали жути и всякой нечисти, которая с успехом водится и в обычных кинематографических павильонах. Совершенно спокойно, товарищи, можно было бы обойтись и без упоминания всуе названия одного из самых удивительных и амбициозных советских научных проектов. Однако, мы подумали, что это отличный повод вспомнить и рассказать, что на самом деле происходило и на глубине 12 с лишним километров и на поверхности. Побеседовать в эфире Радио “Комсомольская правда” о непростой судьбе Кольской сверхглубокой скважины мы пригласили Александра Писарницкого, который проработал на уникальном объекте более 20 лет.

Луна оторвалась от Кольского полуострова

- Александр Давыдович, а с какой отметки начинается понятие “сверхглубокая скважина”?

- Ну, наверное, после 7 километров. Я как раз после института пришел на Кольскую сверхглубокую, глубина тогда была около 7500 метров. Начинал помощником бурильщика, а ушел с должности главного инженера, когда добурили до отметки 12 262 метров, и проект медленно и печально свернули. Так что все главные события происходили у меня на глазах.

- Говорят, на Кольской сверхглубокой на запредельной глубине нашли нечто более ценное, чем нефть, газ - научную информацию. Насколько ценными оказались результаты?

- Академик, которому показывали результаты бурения, сформулировал так: главное мы узнали, что в действительности ничего не знаем о недрах Земли и ее строении. Это на самом деле так. Например, на глубине около трех километров докопались до пород, которые по составу полностью соответствовали лунному грунту.

- Это было первое подтверждение ударной теории образования Луны?

- Мне сложно сказать, я буровик, а не специалист в области космоса, но у нас шутили: Луна оторвалась от Кольского полуострова. Так что за лунным грунтом на Луну можно было не летать, этого добра у нас на скважине хватало. Затем на глубине около 10 километров (раньше эта глубина считалась “мертвой”) мы обнаружили остатки 14 видов окаменевших древних живых организмов - их возраст значительно превышал границы, которые считались точкой отсчета зарождения жизни на Земле. Мы добурились до пород возрастом около 4 миллиардов лет, хотя возраст Земли считался меньше…

- Бурение сверхглубоких скважин по технической сложности сравнивают с полетами в космос. Так ли это?

- Недра Земли это космос у нас под ногами. Потому что никто толком не знает, что там на больших глубинах происходит. Когда делали проект на эту скважину, то предполагалось, что чем глубже мы будем бурить, тем тверже будут породы - ведь там же экстремальные условия (на отметке 12 километров давление около 1000 атмосфер температура 220 градусов по Цельсию - авт). Все оказалось ровно наоборот: на запредельных глубинах начиналась “рыхлая” порода с большим количеством пустот, что стало причиной множества аварий. Когда вскрывали эти пласты они обваливались и куски породы прихватывали бурильный инструмент. Приходилось подниматься выше, уходить в сторону и пробуривать новый ствол. Глубины 12 километров мы достигали по-моему трижды. Поэтому Кольская сверхглубокая напоминает корень дерева, где скважины расходятся в стороны под углом друг к другу. В общем, научный материал получен бесценный, я уже не говорю про технологи бурения.

Что оказалось ценнее золота и никеля?

- Какие-то материальные трофеи удалось добыть в ходе бурения?

- Если говорить о практических результатах, то мы открыли никелевое месторождение на котором до сих пор работает комбинат «Печенганикель”. Мы нашли золото на глубине 9,5 километров. Это не значит, что его можно оттуда добывать, но ведь эти породы где-то на поверхность выходят. Надо их просто найти. Но, пожалуй самый главный материальный трофей это живой керновый материал из скважины. Он до сих пор хранится в кернохранилище в Ярославле вместе с образцами с других сверхглубоких скважин. В СССР же была программа сверхглубокого бурения, она состояла из 15 скважин разной глубины, но все глубже 6,5-7 километров.

- В чем ценность этих кернов?

- Это геологическая летопись Земли за последние 4 миллиарда лет! В чем тут дело? Все исследования, которые зондируют глубинное строения Земли, основаны на очень простой системе. Посылается некий сигнал - затем фиксируется скорость прохождения волны туда и обратно. И в зависимости от того, как эта скорость меняется, ученые выдвигают предположения о строении пластов. Помните картинки из учебников географии, где показан земной шар в разрезе - мантия, ядро, кора? Вот все эти представления были добыты именно таким способом. А когда ты с глубины достаешь кусочек живого керна именно из этого слоя, ты своими глазами можешь увидеть, что это за порода, какими свойствами она обладает. И это, конечно, совсем другое дело. Благодаря изучению наших кернов переписывались учебники геологии и изменялись научные представления о возрасте и строении Земли.

- Те, кто так или иначе был связан с проектом Кольской сверхглубокой, говорят о режиме особой секретности. Почему исследования засекретили? Там же вроде не было ни военной тайны, ни информации государственной важности.

- Как бы вам это объяснить… В Советском Союзе много чего засекречивали по самым неожиданным соображениям. Я думаю, что на самом деле Кольскую секретили потому что просто боялись опозориться. Идея была грандиозная - докопаться до глубины 15 километров. А вдруг у нас ничего не получится и мы дадим идеологическому противнику повод злорадствовать? Показательно было, как, Кольскую рассекретили в 1982 году, когда в Москве состоялся Международный геологический конгресс и к нам тогда впервые приехали коллеги из разных стран мира. К тому времени мы достигли глубины 12 километров, уже было понятно, что поставлен мировой рекорд бурения и есть чем гордиться. Ну, и решили, что можно показать товар лицом.

Игорь Губерман и “Голос Америки”

- А вы как попали на Кольскую?

- Я во время распределения в институте сам попросился.

- А как узнали о секретном проекте?

- У меня тут папа работал. Там секретили в основном результаты исследований, про сам проект в принципе писали. Я вам про режим секретности интересную историю расскажу. Это был, наверное, год 1980-й, когда по радиостанции «Голос Америки» сделали большую передачу про Кольскую сверхглубокую и рассказали очень много интересных подробностей, как бурится скважина, какая глубина, ну и все такое… Кстати говоря, ведущие закончили передачу очень неожиданным выводом. Они сказали, что русские буровики очень большие молодцы, потому что на абсолютно негодном оборудовании умудрились пробурить до такой глубины. Тут они были неправы, но тем не менее после программы к нам нагрянули товарищи из КГБ и начали выяснять откуда пошла утечка информации. Но, слава богу, у нас на Кольской был музей, где сотрудник собирал все публикации о нас. В итоге люди в погонах подняли публикации и выяснили, что “Голос Америки” сделал передачу по открытым источникам. Просто они что-то сопоставили, где-то сделали правильные выводы и получился эфир полный фактического материала. Только после этого от нас отстали. Это просто лишний раз, говорит о том, что разведчику достаточно просто внимательно читать газеты, чтобы получить ценную, а порой закрытую информацию.

- Меня еще удивляло, что директором Кольской сверхглубокой назначили Давида Губермана - брата Игоря Губермана, автора знаменитых “гариков”, который советскую власть, мягко говоря, не жаловал. Как родилось такое нехарактерное, для тех времен, кадровое решение?

- Дело в том, что Игорь Миронович начал писать “гарики” значительно позже, чем Давид Миронович стал начальником экспедиции. Но, когда у брата-поэта начались различные приключения с советской властью (в 1979 году Игорь был арестован по сфальсифицированному обвинению и отсидел 5 лет - авт.) у брата-буровика тоже возникли проблемы. Но, надо отдать должное, наверху решили, что бурение Кольской важнее, поэтому Давида Губермана оставили на должности.

На Север ехали, чтобы заработать на машину…

- Творчество Игоря Губермана на скважине, которой руководил брат, знали?

- Его “гарики” не публиковали в те времена, но в устном народном творчестве удачные четверостишия, конечно, ходили. Тем более народ у нас был образованный, с хорошим кругозором. Ученые в основном приезжали работать из Москвы и Питера. Работать на скважину приглашали лучших из лучших, когда набирали персонал в буровую бригаду, то у нас конкурс был выше, чем на поступление в МГУ: 30-40 человек на место. Народ набирали со всего СССР, люди всегда ехал на Север с удовольствием - на машину накопить, а потом обратно домой, в среднюю полосу.

- Платили на Кольской сверхглубокой хорошо?

- В начале 80-х годов я работал буровым мастером, нам платили так называемые пометровые, за метр проходки, плюс за работу в праздничные дни платили вдвое больше. Если был удачный месяц, то у меня зарплата иногда до тысячи рублей доходила. Это гигантские деньги были по тем временам. Другой вопрос, что деньги были, а машину на них купить было нельзя. В принципе, тогда вообще мало что можно было купить. Кстати говоря, по этой причине люди, которые много лет проработали на Севере и накопили много денег на сберкнижке, в итоге часто оставались ни с чем. Потом, когда все пошло вразнос, этих тысяч хватало только на то, чтобы купить бутылку водки.

- Проект закрыли из-за нехватки денег или потому что из-за технических сложностей не смогли пробиться глубже?

- Нет, при том уровне развития технологий мы могли бы достичь глубины в 13-14 километров. Да, были сложности, были аварии, которые надо было ликвидировать. Но, тем не менее, на момент остановки проекта у нас был ствол скважины глубиной 9 километров, куда можно было спускать приборы, оборудование, делать всякого рода исследования. И годовое содержание Кольской сверхглубокой вместе с зарплатами, электричеством и другими расходами стоило 5 миллионов рублей. По меркам тогдашнего Министерства природных ресурсов это были копейки. Но мы бы сохранили уникальный объект и могли содержать небольшой персонал, который обеспечивал программу исследований. И меня всегда возмущало, что даже такой малости не смогли найти для науки. А знаете, что обиднее всего?

- Что?

- У немцев тоже была своя программа сверхглубокого бурения… Кстати перед началом они приезжали к нам обмениваться опытом. Они прошли где-то 8600 или 8700 метров и встали, на проектную глубину пробиться не смогли. Так вот эта буровая скважина у них превращена в музей, туда до сих пор ездят туристы и безумно гордятся достижениями страны. А ведь это по сравнению с нашим результатом - детский сад.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Как я разрешил на буровой искать чертей

- Периодически наши чиновники говорят, что создадут на месте Кольской сверхглубокой туристический объект. Возможно ли это?

- В 90-е годы, когда начались перебои с финансированием, мы сами пытались договориться с туристическими компаниями. Но там проблема следующая. Во-первых, буровая находится в погранзоне. Во-вторых, что еще хуже, она расположена на территории комбината «Печенганикель». А поскольку с территории комбината исторически воровали все, что только можно, они выставили вокруг охрану и, соответственно, никого на не пускали. Попасть туда физически нелегко. А сегодня там и смотреть нечего. Лет пять назад я был в командировке в Мурманске и мы с товарищами решили съездить посмотреть, что там происходит. Это, доложу я вам, руины Сталинграда. Самое интересное - буровую вышку, разобрали, все металлические конструкции сдали на металлолом. Остались только развалины зданий, без слез не взглянешь! Какой уж там туристический кластер…

- Скажите, этот ореол мифологии, который возник вокруг скважины: «колодец в ад», недавний фильм про чудище из преисподни - все это прибавляет популярность Кольской сверхглубокой?

- Что касается чертей и воплей грешников, о которых регулярно пишут, там произошла очень смешная история. Все началось с того, что одна финская молодежная газета опубликовала такую заметку в качестве розыгрыша на 1 апреля. Потом какое-то наше издание перепечатало это уже на полном серьезе. И процесс, что называется, пошел. История стала гулять по страницам прессы и обрастать все более нелепыми подробностями. Дело дошло до того, что к нам из Прибалтики приехали ребята, которые занимались исследованием паранормальных явлений. Это было летом, я исполнял обязанности директора, и они пришли прямо ко мне с вопросом: “Видели ли вы чертей?” Я им объясняю в том духе, что если бы мы нашли чертей, то не стали бы скрывать, потому что это такое научное открытие, что нобелевской премией не отделаешься. Разрешил им пообщаться с ребятами, поискать чертей на буровой, в итоге они уехали грустные - нечистой силы не обнаружилось. А что касается фильма, то это в чистом виде спекуляция, тут Кольская сверхглубокая просто притянута за уши. Я такие вещи не люблю.

- Скажите, рекорд Кольской - он когда будет побит? Есть ли вообще желание у людей забираться на такие глубины?

- С Кольской сверхглубокой дело обстоит, как в старом анекдоте про ковбоя Джо, которого никто не мог поймать, потому что он никому не был нужен. Потому что такую скважину частная компания бурить не будет, она ей не нужна. Ее может бурить только государство из чисто научных целей. Но ни Россия, ни западные государства не проявляют к этим проектам большого интереса. Слишком дорого, а выгода не очевидна.

- Мы иной раз ругаем Советский Союз за увлечение гигантоманией, великими но бессмысленными стройками. Однако, выходит, если бы не этот период в нашей истории, то многие вещи просто никогда не были реализованы?

- У нас, к сожалению, так принято, если мы что-то ругаем, то ругаем до конца. В Советском Союзе, конечно, было много плохого, что уж там говорить. Но было и много хорошего, в том числе и Кольская сверхглубокая. Но у нас страна так устроена, что мы свое прошлое редко оцениваем объективно.