Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Звезды1 июля 2022 18:10

Никто из артистов "Ленкома" не пришел в суд поддержать Александру Захарову

1 июля в Тверском суде рассматривался иск актрисы «Ленкома» Александры Захаровой к театру, в котором она служит всю жизнь, и которым 46 лет руководил ее легендарный отец – режиссер Марк Захаров
Актриса Александра Захарова

Актриса Александра Захарова

Фото: Евгения ГУСЕВА

Такой поворот кажется абсурдным: ну как можно судиться с родным домом? Да и зачем? Но у Александры Марковны имеются претензии. Она хочет доказать, что авторские права на спектакли её отца принадлежат ей, как единственной наследнице, а не театру и уж тем более не продюсеру Валерию Янкловичу и его компании, которая финансировала ленкомовские постановки. Директор театра Марк Варшавер много раз говорил: за последние 20 лет театр не истратил ни копейки бюджетных денег на новые постановки. Все делалось на деньги Янкловича. Конечно, не бескорыстно. По крайне мере он имел свой процент от кассовых сборов.

Еще одна «боль» Александры Захаровой – восстановленный после смерти ее отца спектакль «Поминальная молитва». Она была против реставрации и «папа этого не хотел». Театр, наплевав на ее мнение, вернул спектакль на сцену, руководствуясь своей логикой. "Поминальная молитва" – один из шедевров Марка Захарова, пользующийся зрительским спросом. Чего же не восстановить? А претензии Александры Захаровой - от обиды и дурного характера.

Со всем этим багажом стороны сегодня встретились в суде. В команде Александры Захаровой был тележурналист, поднаторевший в поисках момента истины, Андрей Караулов. Он привлек в качестве "живого свидетеля" Гавриила Попова. Был такой первый мэр Москвы еще до Лужкова. Живой свидетель в суд не пришел: «ему 90 лет», - приврал Караулов (на самом деле Попову только 85), но записал «нотариально заверенное интервью». Это интервью на флешке, на диске и на бумаге Караулов передал судье.

Что было в интервью Попова, так и осталось тайной. Кое-что пересказал Караулов. Гавриил Харитонович как будто бы предлагал Марку Захарову приватизировать «Ленком» в начале 90-х, еще до появления всяких там янкловичей. Марк Анатольевич отказался.

Вообще сама идея довольно дикая: Театр им.Ленинского комсомола был создан в 1927 году еще до рождения Марка Захарова. Тогда он назывался ТРАМом. В разное время им руководили не самые последние режиссеры: Иван Бересенев, Анатолий Эфрос. С таким же успехом мог бы приватизировать Театр на Таганке Юрий Любимов, а уж на «Современник», созданный с нуля, точно должны были претендовать Олег Ефремов или Галина Волчек. Но им не предлагали. А Захарову предложили.

Какое отношение этот факт имел к порядку заключения трудового договора с Марком Захаровым-главным режиссером, а потом худруком театра, трудно сказать. Но прозвучало эффектно.

Попов (со слов Караулова) припомнил, что в 1987-м году у Марка Захарова был первый инфаркт. И после этого ему предложили сменить должность: с главного режиссера на худрука. Худрук в отличие от главного режиссера не обязан выпускать два спектакля в год. Он может ставить, когда захочет.

- Нынешний «Ленком», который судится с дочерью великого Захарова, - это позор и мерзость, - вдруг сорвался на низкий жанр Караулов. - Недавно Александре Захаровой исполнилось 60 лет, - на этой фразе молодящаяся Александра Марковна всплакнула. – Саша не плачь. Тебя поздравили с юбилеем Путин, Собянин, Нарышкин… А Варшавер назвал Сашу... крысенышем. Сегодня мы защищаем имя Марка Захарова, как бы не бесился этот человек (видимо, Варшавер – Ред.), у которого доходы сотни миллионов. И еще: никто из театра сегодня не пришел поддержать Сашу, даже Певцов. Боятся Варшавера. Боятся остаться без работы. Саша Захарова сейчас играет только в одном спектакле. Театр украл у неё 200 миллионов рублей, - не унимался Караулов. Моей соседке, сидевшей рядом, послышалось, что не 200, а 300 миллионов. Но не суть.

Судью этот пафос не убедил. И он направил дискуссию в практическое русло: как доказать, что автором спектаклей являлся именно Марк Захаров?

- Ну как доказать, что Моцарт написал музыку? – изумилась Александра Марковна. - Мой отец переписывал Шекспира, переписывал Чехова, Гоголя и даже Аристофана… И создавал свою постановку. Он сочинитель. Даже композиторам папа объяснял, в каком настроении должна быть написана музыка к спектаклю. Всё он брал из головы…

- Есть паспорт спектакля, - снова взял слово Караулов. - Но театр - это не завод. Летом на даче Марк Анатольевич сочинял пьесу, потом обсуждал свой замысел с труппой. Сначала обсуждение, потом решение… Примерно так.

Искали приказы о постановке спектаклей «Шут Балакирев», «Королевские игры», «Женитьба Фигаро» и «Поминальная молитва», но так и не нашли. Судья подумал, что возможно ответы найдутся в "заверенном у нотариуса интервью" Гавриила Попова. И отложил процесс до 19 августа. Мы даже не услышали сумму (она увеличилась) исковых требований Александры Захаровой: сколько денег она хочет получить от театра.

Кстати, пришел ее поддержать Александр Розенбаум. Он дружил с Марком Захаровым.

- У меня тоже есть взрослая дочь, примерно как Саша. И я знаю по ней, как трудно быть дочерью известного человека, - развел руками Александр Яковлевич.