Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 июля 2022 20:00

Война за души и умы в Мелитополе: Россия тут уже строит дороги, а Украина платит учителям, чтоб не шли в русские школы

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин увидел, как освобожденные территории Запорожья выходят из серой зоны
Спецкор «КП» Дмитрий Стешин посетил Запорожскую область

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин посетил Запорожскую область

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Часть 1

БОЛЬШИНСТВО ЖДЕТ, «ЧЬЯ ВОЗЬМЕТ»

Так совпало, что именно в дни этой поездки на освобожденные территории Запорожской области было объявлено о долгожданном референдуме, который юридически и окончательно может закрепить эти земли за Россией. Новость о референдуме здесь ждали. Кто-то с надеждой, а кто-то и со злобой. Но зачастую - прикидывая - «чья возьмет»? И таких много. Опасения этих людей легко объяснимы: нужно было 30 лет прожить в тугом коконе украинской пропаганды, чтобы бояться ухода России. Впрочем, один из мелитопольских пророссийских активистов заметил, что «Россия уйдет из Приазовья, только если падет Москва».

Фото: Дмитрий СТЕШИН

А пока мы цинично рекламировали «русский мир», создав немалую пробку на въезде в Мелитополь: российская фирма тут снимала асфальт вместе с совершенно прохудившейся дорожной насыпью. Судя по состоянию шоссе, это было еще советское наследство. Но в самом 150-тысячном Мелитополе, внезапно ставшем столицей освобожденной части Запорожской области (сам город Запорожье пока под контролем Украины. - Ред.), дороги оказались идеальны. Половина вывесок на русском, половина на украинском. Любопытно, что с вывесками на русском украинские власти не боролись целенаправленно, как в других регионах, опасались, что «крышку у котла сорвет». Давили по другим направлениям, и даже сейчас Украина, как брошенная жена, продолжает мстить ушедшему мужу.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ВРАГ БЛИЖЕ, ЧЕМ КАЖЕТСЯ

Столкнулся с этим сразу же, когда определялся с ночлегом. Принимавший меня Владимир Рогов, старый и несгибаемый пророссийский активист, ставший членом главного совета военно-гражданской администрации области, задумчиво осмотрел мою машину с Z на бортах и российскими номерами и заметил:

- В гостиницу тебе нельзя, стоянка не охраняется, еще заминируют машину… Квартиру снять не вариант, мало ли кто ее сдает?

Меня поселили в общежитии для чиновников военно-гражданской администрации. Правда, перед заселением предупредили: «Мы - одна из целей для «Хаймерсов» (американских систем залпового огня, переданных Украине. - Ред.). Но меня настолько вымотала дорога из Донецка, что, казалось, даже прилет ракеты я бы воспринял с облегчением.

Запер дверь - здесь все и всегда запирают двери своих комнатушек - рекомендация службы безопасности. Бросил спальник на пол и уснул. Ночью, на грани слышимости, по одному из мостов в области легли несколько ракет «Хаймерса» - такой точной цепочкой. Это была воинская бравада врага, злого, опасного и хитрого. И враг был ближе, чем казалось.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

УЧИТЕЛЯ-ОТКАЗНИКИ

Истина старая: тот, кто учит детей, владеет их умами. До нового учебного года оставались считаные недели. Директор департамента образования Елена Шапурова не очень хотела со мной говорить, и не говорить не могла. Я спросил осторожно:

- В 40-х годах на Украине учителя были для бандеровцев приоритетной целью. Вашей безопасностью кто-то занимается?

Елена искренне удивляется:

- Да кто же будет ей заниматься?

Я подсказываю:

- Только Бог?

Директор департамента образования Елена Шапурова

Директор департамента образования Елена Шапурова

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Елена улыбается, но как-то невесело. Не тема для шуток, поздно понял… Бывшая учительница рассказывает неприятные вещи, пытаясь разбавить их хорошими вестями. Например, мелитопольские учителя сейчас на курсах переподготовки в Евпатории. Хорошо! Ждут учебники, в августе завезут. Будут преподавать русский и литературу, при Украине вообще не было таких предметов. В городе и области открыли все школы, кроме двух, восемь тысяч детей уже записались. Но есть одна проблема, и я про нее знаю:

- Что с учителями? Нам рассказывали, что некоторые саботируют новый учебный год.

- …кто отказался, тот отказался. Параллельно эти учителя приглашают детей учиться в дистанционном формате в украинской школе.

- Сколько таких учителей-отказников?

- До половины…

- А программы обучения будут транслироваться им из-за линии фронта? Из Киева?

- Не знаю, все покажет первое сентября…

Фото: Дмитрий СТЕШИН

УРОКИ ШКУРНИЧЕСТВА

Еду в одну из школ на окраине Мелитополя, меня там ждет пожилая директриса. Тоже боится, поэтому не указываю никаких ее данных. Рассказывает:

- Сначала тут учителям перевели из Киева на карты по тысяче долларов, это было единовременное пособие. И потом ежемесячно начали платить по 200 тысяч рублей, сейчас меньше, курс гривны упал.

- Это за то, что не пойдут преподавать в школы при российских властях?

- Да, только за то, что будут сидеть дома! Я ездила в прифронтовые поселки, где школы закрыты, уговаривала знакомых преподавателей прийти ко мне, они отказались. А потом подумала: «Чему эти люди научат детей? Только шкурничеству и трусости?» Я их не возьму, даже если на коленях приползут.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- Что делать? Россия поможет?

- Россия пока дала десять учителей-добровольцев. Что мы им может дать? 18 тысяч рублей и комнату в общежитии.

Я вышел из школы ошеломленный. Что делать в этой ситуации? Платить нашим учителям по 250 тысяч, соревнуясь с накачанными западными деньгами бандеровцами? Но тогда чем мы отличаемся от этих бандеровцев?

Монастырь Саввы

Монастырь Саввы

Фото: Дмитрий СТЕШИН

БАТЮШКА ПРОТИВ ПАСТОРА ИЗ ЦРУ

Совершенно разобранный, я поехал за утешением к настоятелю мелитопольского монастыря Саввы, к отцу Иоанну. Он изрядно претерпел за годы оккупации (так тут все чаще называют 30 лет после распада СССР, проведенные под властью Киева). СБУ завела на него уголовное дело за то, что называл идущую в Донбассе войну гражданской. Поминал «москальского Патриарха», что было запрещено на Украине. Его даже обещали зарезать батюшки из раскольнической украинской церкви. Любопытно, что у храма раскольников была общая стенка с СБУ, для удобства взаимодействия. Родственники отца Иоанна отказались с ним общаться, все, кроме матери…

Пока я ждал его на лавочке во дворе монастыря, подивился количеству прогуливающихся туристов. Не сразу до меня дошло, что это беженцы из Мариуполя и прифронтовой зоны. Монастырь всех, кого мог, кормил и кормит до сих пор. В кабинете отца Иоанна полы заставлены пакетами с гуманитарной помощью. Церковь оказалась единственным работающим институтом - с ресурсами, деньгами, духовным влиянием и желанием помогать людям. Здесь окормляли гуманитаркой даже западных сектантов-харизматиков. Их всегда много было в русскоязычных регионах. И неспроста. Один из таких суперпасторов, например, две недели ранней весной скрывался в зоне боевых действий, пока не смог перейти линию фронта. Где его готовили, интересно? В ЦРУ? Для чего - понятно, все первые «заукраинские» митинги в Мелитополе устраивали именно сектанты.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА - РАБОТА

Говорим с отцом Иоанном о невеселой сегодняшней жизни. Он вздыхает:

- Копятся-то проблемы, копятся. Я по гуманитарке вижу. Весной было много стариков. Но сейчас им дают соцвыплаты. Стало больше трудоспособных мужиков 35 - 60 лет. Говорят: «Нам просто нечего есть, все запасы закончились в мае». На безработице играют украинские пропагандисты. Вот сейчас нам создали проблемы с газом, отключили его украинцы. Закупили электроплитки, раздаем по городу…

- А какая проблема главная?

- Работа. Фермеры теперь только зерно сеют-убирают. А ведь у нас половина сельхозпроизводства была - овощи, на полях и в теплицах. Они практически не посадили ничего!

Я уже привычно замечаю:

- Саботаж?

- Не давали вывозить продукцию в первые месяцы. Мы вроде бы и Россия, судя по флагам, но для таможни - не совсем. Чтобы вы понимали. На Чонгаре, чтобы проехать в Крым, даже не по торговым делам, люди сутками стоят. Какой тут бизнес?! А таможня еще и не пропускает, говорит, у нас документация не менялась, все как было - вы с Украины. Сейчас меняется, но медленно. Я говорил с властями о рабочих местах, выход один - национализировать крупный бизнес, у которого сбежали хозяева. Как по-другому - не знаю.

Фермеры теперь только зерно сеют-убирают

Фермеры теперь только зерно сеют-убирают

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ВСЕ ПРЕОДОЛЕЕТСЯ

- Батюшка, объясните как пастырь. То, что происходит сейчас между нами… между русскими и украинцами или русскими и русскими… Что это? Какой урок мы должны извлечь?

- Еще в Ветхом Завете не единожды написано, что народу, который отступает от Бога, Господь посылает большие скорби и испытания. И длится это добрых сто лет.

- Но в 90-е вроде мы ушли от безбожия?

- Да, но людям здесь были обещаны материальные блага. Жить они лучше не стали, а обещаний было все больше и больше. И первый майдан, и второй, все его цели были материальные - путь в Европу, сытая жизнь, преуспевание в ущерб духу. Вот и пожинаем…

Я молчу, смотрю в стол, на котором грудами навалены гуманитарные лекарства. Отец Иоанн понимает накатившее на меня уныние и не хочет, не должен отпускать меня в таком виде, говорит мне на прощание:

- Покается народ, Господь все управит и будет врачевать раны. Не первый раз же, в нашей истории. Вспомните, как запорожские казаки с поляками на Москву ходили. Вера у нас одна, народ один, один менталитет и культурный код, все преодолеется.

Продолжение следует...