Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 августа 2022 12:35

Самое абсурдное уголовное дело России: 100 томов, 29 следователей, 8 лет разбирательств — чтобы доказать вину невиновного

Наш спецкор возвращается к нашумевшей истории Татьяны Качковой, о которой «КП» писала ещё три года назад
Главная героиня затянувшейся истории - Татьяна Качкова. Фото: Личный архив

Главная героиня затянувшейся истории - Татьяна Качкова. Фото: Личный архив

«НОЧНОЙ ГУБЕРНАТОР» ПОВОЛЖЬЯ

Теперь я могу спать спокойно. Самая опасная преступница России наконец-то найдена! Нет-нет, это не экс-глава омского минздрава Ирина Солдатова, отъехавшая в Дубай после хищения из облбюджета ста миллионов на закупках для ковид-госпиталей. И не сибирская бизнес-вумен Инесса Бранденбург, удравшая в Германию с сумкой, набитой полумиллиардом рублей из хранилища тюменского банка. А скромная жительница Чебоксар — Татьяна Качкова. В городе на Волге с ней такое происходит — страх берёт:

— Качкова — дочь олигарха, владельца фирмы «ЭКРА»: это наш градообразующий гигант, электрооборудование делает, — пересказывают мне сплетни знакомые из Чувашии. — Украла из кассы завода 200 млн рублей!

Если она дочь владельца, то у кого украла? У самой себя, что ли? — недоумеваю. Но собеседникам простая логика — тю:

— Татьяна Качкова — «ночной губернатор» Поволжья. Вертит Прокуратурой, полицией, ФСБ, Следственным Комитетом, судами вплоть до Верховного. Поэтому за 10 лет её никак не посадят!

Стоп, «Комсомолка» про это дело три года назад писала. Тогда, вроде, разобрались, доказали, что деньги украла совсем другая женщина — бухгалтер этого завода, по фамилии Алексеева. Да и вообще, сами деньги давно найдены, на них Алексеева покупала квартиры в Москве, — опять недоумеваю. — Качкова-то тут причём?

— Качкова помогала похитить эти 200 млн у самой себя, при этом не взяв себе ни копейки.

— Что за бред?!

— Так в материалах дела написано, — со знанием этого самого дела язвят собеседники.

Ну хорошо. Будем вновь разбираться: что там вообще в Чувашии происходит?

РУКОВОДСТВО «ЭКРЫ» ВОРОЧАЕТ МИЛЛИАРДАМИ

Сразу же выясняется: чуть только копнёшь «дело Качковой» — и всё как в одесской хохме: «И не выиграл, а подставился, и не миллион, а два пинка в гуз».

Сама Татьяна — обычная худощавая девушка. В отличие от настоящих преступниц из первого абзаца, из России никуда не бежит, живёт скромно, воспитывает ребёнка.

А говорили, вы дочь олигарха, — разочарован я.

— Мой покойный отец Юрий Алимов — учёный, был руководителем отдела и ведущим разработчиком в советском НИИ, из которого и выросло нынешнее чебоксарское предприятие «ЭКРА». В девяностые он стал одним из его учредителей.

— Дальше можете не объяснять — реалии российского бизнеса нам известны. Потом, значит, «пошла деньга» — и начался классический спор учредителей, — грустно усмехаюсь.

— Так и было. В 2015 году один из совладельцев «Экры» Владимир Фурашов вместе со своим сыном Андреем Фурашовым через обман и давление вынудили моего на тот момент 77-летнего отца отказаться от своей доли в компании, которая сейчас стоит миллиарды рублей, — продолжает Татьяна. — При этом руководство «Экры» проявляло нечистоплотность не только к моей семье, но и к самому предприятию.

— Это как?

— Владимир Фурашов (тогда гендиректор предприятия — авт.), чтобы ничего не выплачивать моему отцу в 2015 году, уменьшил активы предприятия, перечислив руководству (в лице себя и сына) миллиардные премии за якобы «успешную работу». Но при этом решил убить двух зайцев — заодно «прокатить» и налоговую. В тот год у отца случился инсульт, и мне пришлось в одиночку доказывать, что нашу семью обманули. Я написала заявления в Следственный Комитет, в Генеральную прокуратуру и в органы налоговой службы…

МЕСТЬ РАСХИТИТЕЛЕЙ БЮДЖЕТА

Всё это, разумеется, известно не только со слов Татьяны. То дело о налоговых недоимках на «Экре» в конце прошлого десятилетия гремело не только в Чувашии, но и на всю Россию. С подачи бесстрашной девушки, налоговая назначила проверку и экспертизу документов, которыми руководство «Экры» обосновало вывод активов. Экспертизу делал Минюст РФ. Подтвердил: документы о «выплате премий» — чистейшая липа!

Но затем… на сторону НПП «ЭКРА» в этом деле неожиданного встала чувашская прокуратура, пытаясь оспорить ту экспертизу. (Читатель, ты такое видел: чтобы прокурорские грудью бились за интересы обиженных бизнесменов, дерзко защищая их от налоговиков?). Что ж, налоговая стала судиться с прокуратурой (второго такого кейса в анналах российского правосудия нет), и арбитражный суд подтвердил правоту налоговиков.

В итоге в марте 2017 года налоговая обязала НПП «ЭКРА» вернуть недоплаченные налоги, штрафы и пени, а это, на минуточку, почти 600 млн. Но возвращать деньги в бюджет Фурашовы не спешили — решили судиться. А Татьяна с отцом в этой тяжбе стали свидетелями со стороны ФНС.

И вот же совпадение: через пару недель, в том же марте 2017-го, по заявлению руководства НПП «ЭКРА» стали появляться, как грибы после дождя, уголовные дела против… Татьяны Качковой! За что?

Оказалось, в 2009-13 годах с предприятия (с таким-то отношением руководства к собственным активам — немудрено) произошло ещё одно хищение. Работавшая там женщина-бухгалтер, некая Алексеева, в течение четырех лет, месяц за месяцем, занималась приписками к зарплатам работников и похитила в общей сложности почти 200 млн рублей…

КАК МОЖНО ОБВИНЯТЬ ЧЕЛОВЕКА, ЕСЛИ ЕГО НЕВИНОВНОСТЬ ТРИЖДЫ УСТАНОВЛЕНА СУДОМ?

То дело в том же 2013 году почти 10 месяцев расследовала спецгруппа регионального ФСБ. В 2014 году расследование было завершено: в отношении Качковой следователи ФСБ установили, что она непричастна. Материалы дела поступили в суд, который вынес тот же вердикт: Алексеева виновна, а хищение она совершила в одиночку. Заметь, читатель, «в одиночку» — то есть БЕЗ участия кого бы то ни было, включая Качкову.

Почему руководство НПП «ЭКРА» и лично господин Фурашов на долгое время забыли о якобы причастности Качковой к пропаже 200 млн, а в марте 2017-го (через четыре года!) вдруг вспомнили — ответ очевиден.

Однако зачем же «дело Качковой» с тех пор расследуется вот уже почти шесть лет? Сначала в течение 3,5 лет этим занималось МВД Чувашии. Затем с делом 2 года мучались в Следственном Комитете того же региона — никак не могли доказать «вину» девушки, лишь до бесконечности продлевая это дело «для дорасследования»… Может, Татьяна Качкова настолько могущественна, что смогла повлиять на все вышеперечисленные структуры, включая ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ (именно столько их сменилось за всё время ведения дела)?

Но самый главный вопрос в другом: как в нашей стране вообще можно возбудить на гражданина уголовное дело, цинично нарушающее базовый юридический принцип: «Никто не может быть обвинён в преступлении, если его невиновности уже дал оценку суд»? Ведь отсутствие вины Качковой подтверждено судебными актами трех (!) инстанций (два в 2014 и один в 2018).

Вот и прокуратура Чувашии поначалу считала так же. Дословно указывала в своих постановлениях (просим прощения за тяжеловесный стиль — это реальные отрывки из дела):

«Все обстоятельства, подлежащие доказыванию согласно ст. 73 УПК РФ по факту причинения ущербу ООО НПП «Экра» в особо крупном размере, в том числе способ хищения и сокрытия следов преступления в период с 2009 по 2013 гг., проверены судом. Судом установлено, что ущерб причинён ООО НПП «Экра» действиями Алексеевой И.Е. [та самая осужденная бухгалтер — прим. ред.] без участия Качковой Т.Ю.»

Но это только поначалу…

Оказывается, в Чувашии если что-то очень нужно, то можно действовать и не по закону.

Журналист "Комсомолки" Эдвард Чесноков в офисе НПП "Экра".

Журналист "Комсомолки" Эдвард Чесноков в офисе НПП "Экра".

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ДРУГАЯ СТОРОНА ПУТАЕТСЯ В ПОКАЗАНИЯХ

— Помните, я рассказывала, что руководство НПП «ЭКРА» по сути провело рейдерский захват нашей семейной доли в предприятии? — подходит Татьяна к главному.

— Ну если, по вашему мнению, совершенно мошенничество — пишите заявление, — предлагаю я.

— Вот именно. Но пока я сама прохожу по «делу Экры, никто не рассматривает мои заявления по существу, и это притом, что ФНС по одному из моих заявлений вернула в госбюджет 600 миллионов. А по своему делу я написала уже СОТНИ заявлений, но все они превращаются в «обращения». Которые можно выбросить в мусорку.

Тут уже и я понимаю, ЗАЧЕМ шесть лет продлевать и продлевать это дело. Ведь пока девушка остаётся подследственной — это страхует хозяев «Экры» от любой попытки оспорить рейдерский захват доли отца Татьяны, который они некогда провернули.

Вы спросите: а что, у этих людей действительно есть способы повлиять на следствие?

Предполагаю, есть. Как я уже выяснил в своих предыдущих расследованиях для «КП», Людмила Сахарова — дочь Игоря Сахарова (заместителя прокурора Чувашии в 2009-19 годах), — будучи выпускницей вуза, волшебным образом получила работу юриста в Частном охранном обществе (ЧОО) «Экра», где ей начисляли необоснованно высокую зарплату. А Лариса Рафикова (жена тогдашнего прокурора Ленинского района Чебоксар — Рамиля Рафикова) была трудоустроена в ООО «ЭлекКом Логистик»: эта фирма принадлежала родственнику Фурашовых и «по семейному подряду» поставляла на НПП «ЭКРА» расходники и комплектующие…

Однако журналистика — это всегда два мнения. Пытаясь разобраться в диковатой истории, я встречался и с главным оппонентом Татьяны — нынешним фактическим хозяином «Экры» Андреем Фурашовым. Тот производил странное впечатление: сидя под портретом Сталина, путано рассказывал мне о многочисленных и коварных «врагах». И, самое главное, обещал вот-вот предоставить какие-то совсем железобетонные доказательства вины загадочных расхитителей денег с предприятия, под кем подразумевалась Качкова.

Тот мой разговор имел место ещё в ноябре 2019 года. С тех пор никаких «доказательств» своей версии господин Фурашов так и не предоставил, хотя мой телефон у него имеется…

— Моя жизнь давно похожа на ад, — говорит Татьяна. — Я написала сотни, СОТНИ жалоб по каждому эпизоду дела — настолько грубо оно фабрикуется, жалобы-то писать легко. Но они просто спускаются назад в Чувашию — и попадают в руки тем людям, чьи действия я пытаюсь обжаловать.

КАК СКРЫВАЮТ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА НЕВИНОВНОСТИ

Но даже это ещё — не самый ад. Татьяна рассказала мне, что произошло дальше.

В 2020 году, после многочисленных публикаций о «деле Качковой» в федеральных СМИ, включая «КП» (одно перечисление всех процессуальных ошибок и признаков фальсификации в этом деле занимает десятки страниц: почитайте сами), — в очередной раз сменившиеся прокуроры Республики изъяли «дело Качковой» у следователей МВД и передали для дальнейшего расследования в Следственный комитет.

Через 11 месяцев, 2 августа 2021 года, уголовное дело было прекращено за отсутствием в действиях Татьяны состава преступления. Общий срок следствия по делу на тот момент составил 4,5 года. Объем материалов дела составил 78 томов. Следователь 1-го отдела ОВД СУ СК РФ по Чувашской Республике, Пантелеев В.П., в тексте Постановления о прекращении прямо отразил всё: установленные экспертизами факты фальсификации доказательств, ложные показания, подлоги следователя МВД ЧР, подробные доказательства невиновности девушки и мотивы инициаторов её незаконного уголовного преследования. Было очевидно, что в отношении заказчиков и исполнителей преступления должно быть возбуждено уголовное дело. И руководители «Экры», стоявшие за преследованием Татьяны, тоже это понимали.

— Самое страшное, — продолжает Качкова, — это когда в один день руководство Прокуратуры и Следственного комитета Чувашии, как по указке, полностью отказалось от своих же выводов. Вместо того, чтобы заняться расследованием совершенного преступления — фабрикации моего дела, — через 10 дней ПРОТИВ МЕНЯ возбудили «новое» уголовное дело, на этот раз уже следователи СК.

В чем вас обвинили на этот раз?

— Так в том же самом хищении, за которое осужден бухгалтер, и в котором несколькими днями ранее они сами признали меня невиновной. А самое страшное — то, что все доказательства моей невиновности на сегодняшний день похоронены в этом «старом» уголовном деле. Сколько бы я ни просила их приобщить, тот же самый следователь Сергей Валентинович Иванов цинично мне отказывает. Более того, при продлении сроков следствия, он сообщил в центральный аппарат Следственного комитета России ложные сведения: якобы в Чувашии «старое» и «новое» дело объединили. И прямо сейчас — вот такое «облегченное» от всех экспертиз, вещественных доказательств и «ненужных» показаний свидетелей — дело срочно пытаются передать в суд.

Действительно, Татьяна показала мне постановления Иванова. Вместо объединения двух дел, из «старого» дела (в 77 томов) выделены и объединены с «новым» всего 13 томов. Надо полагать, с «правильным», по мнению следователей, содержанием.

И теперь даже если каким-нибудь чудом это дело попадёт на глаза проверяющим из Центрального аппарата СК — то они будут введены в заблуждение, потому что все доказательства невиновности Качковой в деле просто отсутствуют.

P.S. ДЕЛО МОЖНО НЕ ТОЛЬКО ВОЗБУДИТЬ, НО И РАЗВАЛИТЬ ПО ЗАКАЗУ

В 2019 году за Татьяной, её семьей и адвокатом была организована самая настоящая слежка — в машине Татьяны обнаружился датчик слежения. Слежка велась и за одним из следователей по «делу Качковой» — вероятно, потому, что он, в отличие от других, пытался действительно объективно разобраться в ситуации.

Это не мои домыслы — по данному факту Следственный комитет Чувашии сначала возбудил уголовное дело. Подозреваемый в организации слежки был установлен, им оказался бывший сотрудник МВД, а ныне работник службы безопасности группы компаний «ЭКРА». У этого человека был проведён обыск, при обыске обнаружили личные данные несовершеннолетней дочери Качковой; больше того, по данным биллинга, аппаратура, которая принимала данные с датчика, размещалась… на территории НПП «ЭКРА». И — всё, с такой сочной фактурой дело вместо передачи в суд было по-тихому приостановлено — якобы «за отсутствием подозреваемого».

По моему мнению, надежда у Татьяны лишь одна. Что на весь этот беспредел, который ведётся против неё уже шесть лет, обратит внимание глава СК РФ Александр Бастрыкин. Учитывая нравы региональных силовиков — другого пути добиться справедливости, кроме личного контроля из Москвы, тут, похоже, нет.

Так что придётся, мне журналисту, воспользоваться своим правом и просить рассматривать этот текст как официальное сообщение о преступлении — фабрикации уголовного дела против Татьяны Качковой. Другими способами, боюсь, обычный человек привлечь внимание проверяющих органов к своей проблеме не может…

P.S. СПУСТЯ МЕСЯЦ ПОСЛЕ НАПИСАННОГО

8 августа 2022 года я написал обращение в вышестоящие органы со ссылкой на эту публикацию и просьбой проверить работу чувашских следователей. Чуда не произошло — наше обращение… было механически спущено из Москвы в Чебоксары. Чтобы местные силовики, значит, проверяли сами себя. С понятным результатом.

Татьяну Качкову меж тем посадили под домашний арест (хотя все последние шесть лет активной фазы своего дела она никуда не скрывалась и выражала готовность работать со следователями).

Больше того: против мужа Татьяны, Дениса Качкова, с тех пор тоже возбудили дело. По абсурдной (в данном контексте) статье УК 294.2 — «вмешательство в деятельность следователя». Под это при желании можно подвести вообще что угодно, включая общение семьи Качковых с журналистами и наши громкие публикации.

Далее — держитесь крепче — приведу цитату из постановления о возбуждении уголовного дела против Дениса Качкова от 17 августа 2022.

По версии следователей, муж Татьяны «рассчитывал на эффект постановки на контроль [«дела Качковой»] руководством Следственного Комитета РФ, назначения ведомственных проверок, создания таким образом условий, препятствующих всестороннему, полному и объективному расследованию».

То есть чувашские следователи прямо говорят: постановка дела на контроль Центральным аппаратом СК в Москве — это что-то плохое, и личное внимание Бастрыкина способствует не объективному, а, наоборот, какому-то «неправильному» расследованию.

Многое перевидала Россия, но чтобы региональные начальники вот так, в письменном виде, плевали в лицо московским — это что-то новенькое.

Самое абсурдное «расследование» в новейшей истории России продолжается. И последняя надежда наших героев — та самая проверка по линии Центрального аппарата СК, которая вызывает такую ненависть у силовиков на местах.