Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Общество15 августа 2022 4:01

Как убедить подростка учиться, когда блогеры зарабатывают миллионы, отдыхая

Педагогов и родителей будут готовить справляться с главными проблемами сложного возраста
Педагогов и родителей будут готовить справляться с главными проблемами сложного возраста

Педагогов и родителей будут готовить справляться с главными проблемами сложного возраста

Фото: Shutterstock

По данным Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Марии Львовой-Беловой, подростков в России 9 миллионов человек (в эту группу отнесли детей с 12 до 17 лет). Огромная сила, упустить которую нельзя. Несколько лет назад на протестные митинги внезапно вышли 11-12-летки. Совершенно не соображая, куда лезут, зачем и ради чего. Их позвали – они и пошли. И стало очевидно: если мы плотно не занимаемся подростками, ими займутся другие люди. И результат нам вряд ли понравится…

Подработка – даже после уроков

Этим летом в Санкт-Петербурге проблемы сложного возраста обсуждали на форуме «Подростки 360» (360 – это потому, что организаторы рассчитывают охватить ребенка взглядом со всех сторон) . Старший инспектор по особым поручениям Главного управления по обеспечению общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти МВД РФ Ольга Садыкова озвучила шокирующие факты. Несмотря на то, что за последние 10 лет принято много мер для охраны интересов детей, их защиты (в том числе от негативного влияния интернета и т.п.) и при том, что подростковая преступность снижается, число противоправных действий против детей растет.

- 60% от всех зарегистрированных в прошлом году преступлений были допущены членами семьи. Каждое четвертое преступление против жизни и здоровья ребенка совершенно их мамами и папами. В целом 70% потерпевших, а это почти 80 тысяч детей пострадали от круга близких для них людей, - отметила Ольга Садыкова.

Но откровенный криминал – не единственная проблема, с которой сталкиваются подростки. Буллинг (травля) тоже никуда не делся со времен книги и фильма «Чучело». Только теперь к обычному добавилась виртуальная травля, когда жертву преследуют в соцсетях – унижают, дискредитируют, шантажируют. Взаимное непонимание с родителями, вселенское одиночество, тревожность этого возраста тоже стары как мир, но приобрели современную специфику. А есть и нереализованные подростковые потребности, с которыми не сталкивались мы в свое время. Например, сезонное трудоустройство.

- Нам кажется, зачем это подросткам? А они говорят, что готовы не только в каникулярное время работать, но и во время учебы, выделяя на это два-три часа в день, - приводит пример Мария Львова-Белова.

В общем, понятно, что ребята этого сложного возраста нуждаются во взрослом внимании и защите – от преступников, недетских соблазнов, самих себя. Для этих целей Уполномоченный по правам ребенка объявила о новом стратегическом направлении своей деятельности - «Подростки России». О том, как это поможет наладить диалог с собственными детьми, мы поговорили с организатором форума «Подростки 360», членом Экспертного совета Министерства просвещения РФ по вопросам опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних, членом рабочей группы при Правительстве РФ по проведению в стране Десятилетия детства Арменом Поповым:

- Вы взяли на себя трудную задачу: помочь тому, кто о помощи часто не просит, и вообще далеко не факт, что готов ее принять. Ну просто в силу того, что суть подростка – противопоставление себя поколению старших…

- С подростками было сложно всегда. Это не новость. Иногда даже думаешь «Бедные родители! Кого еще от кого нужно защищать!»

Подростки они какие? Мы все выросли на фильме «Чучело» - вот там наглядно показаны образы подростков. Это неблагодарные, депрессивные, часто озлобленные дети. Скованные или не умеющие выражать свои чувства, не доверяющие родителям. С кучей проблем. Мы сами были такими! Я вспоминаю свой подростковый возраст… У меня было счастливое детство и мучительный подростковый возраст, связанные с влюбленностями, с непониманием родителей, с выбором профессии, с тяжестью предстоящих экзаменов. И у нынешних поколений эти проблемы никуда не ушли.

Тут нужно, в первую очередь, помогать родителям, как с этим возрастом справиться. Как понять, что из «взбрыков» серьезно, что надо корректировать. А есть многое в диком поведении подростков, что надо просто оставить в покое. Оно само придет в норму.

«Меня бы за такое прибили бы!»

- Как бы разобраться, что терпеть, а с чем бороться…

- Да, мы же переживаем, как родители, за ребенка! И часто мы делаем дурацкую ошибку, когда вспоминаем себя в 13-летнем возрасте: «Вот мои родители меня за такое убили бы! А ведь благодаря их воспитанию я вырос хорошим человеком». Методы наших мам и пап уже не работают. Сейчас подростки растут совершенно в иной парадигме.

У них по-другому сформировано сознание, картина мира. Очевидно, что это следствие использования девайсов, клипового сознания. Они просто по-другому устроены. В меня, растущего в очень интеллигентной семье, мама кидалась сковородкой, потому что я не мог прочитать «Преступление и наказание». Но это было 35 лет назад. А сейчас подобного от подростка никто даже не ожидает, пожалуй. Все понимают – чтобы он в каникулы сел и запоем начал читать такой длинный и непростой текст - этого бессмысленно требовать.

Мы, взрослые, хотим привить своим детям свои ценности. Но как, если говорим с ними на разных языках?! И как услышать ребенка? Научиться с ним разговаривать в ином формате, чем разговаривали наши родители с нами - в этом одна из задач того проекта, который мы реализуем при поддержке Министерства Просвещения в рамках нацпроекта «Образование» - это портал «РосПодрос». Очень важно, что это направление стало стратегическим для Уполномоченного по правам ребенка Марии Львовой-Беловой, которая подняла эту проблематику на самый высокий политический уровень.

Ведь с точки зрения государственной политики мы о каких подростках до сих пор говорили? Об одаренных детях. И о проблемных – по которым плачет колония для малолетних преступников. А 95% детей – и не первые, и не вторые. Они обычные. И об их проблемах тоже надо знать.

- И какие главные проблемы у современных подростков?

- Да их масса! Для подростка каждая из проблем – нерешаемая, больная, острая. Вопрос – кто им в этой проблеме может помочь, кто для них будет значимым взрослым, кто может с этой проблемой разобраться. В идеале это родитель. Наша задача – научить пап и мам быть доверенными людьми для ребенка. Но порой уже поздно - в подростковом возрасте доверие потеряно. Тогда это может быть учитель, тренер, репетитор, знакомый родителей, друг семьи. Человек, который сможет детям объяснить важное на доступном им языке, помочь решить какую-то из проблем. Это очень важно – наличие такого значимого взрослого.

В рамках портала “РосПодрос” стартовало большое социологическое исследование – мы хотим понять, каков же он, современный подросток. Его интересы, страхи, боязни, желания, стремления. У нас запланированы форумы для родителей и специалистов «Подросток-360»: в конце августа во Владивостоке, затем в Новосибирске, потом федеральный в Москве. Там мы поговорим о результатах исследования. Думаю, это многим поможет понять, с кем мы имеем дело, кто наш объект приложения усилий, какие у него проблемы.

Член экспертного совета Министерства просвещения РФ по вопросам опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Армен Попов

Член экспертного совета Министерства просвещения РФ по вопросам опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Армен Попов

Какому поколению сложнее

- По сравнению с нами, над нынешними подростками значительно больше трясутся родители…

- Но нынешним ребятам сложнее, чем нам в их возрасте! Между детьми очень большая разобщенность. Редко, когда складывается компания у подростков. Они сидят по домам, играют в соцсетях с людьми незнакомыми. Семьи часто переезжают, даже внутри города из района в район. Школы разные. Каждая новая всегда стресс для ребенка. Как дружить в таких условиях?

Выбрать будущую профессию нужно в 12 лет, чтобы попасть в класс нужного профиля. А если ребенок в восьмом классе поймет, что хочет не этим заниматься, а другим? Перейти в класс другого профиля невозможно – другая программа…

На кого и где учиться? Подростков сложно убедить, что образование – это ценность. Ты учишься в институте, а жизнь уже скакнула вперед, и то, чему тебя научили в вузе, не имеет отношения к реальности. А блогеры вообще, казалось бы, за обычную жизнь под камеры миллионы зарабатывают. Какие аргументы нужно привести, чтобы убедить сына или дочь, что учиться – важно?! Для этого нужно учиться разговаривать с ним на одном языке…

Наша ключевая задача – создать сообщество специалистов по работе с подростками.

- Где вы будете их брать? У нас все более возрастные педагогические коллективы, которым проблемы подростков часто не понять из-за поколенческой разности…

- Такие специалисты есть. На самом деле, очень много энтузиастов, людей, которые этой работой занимаются. Но, как ни странно, это оказалось совершенно не систематизировано. В том числе для объединения опыта мы и создали сайт rospodros.ru. Там будут как курсы повышения квалификации для педагогов, психологов. Так и свои программы для родителей, для тех, кто понимает, что его знаний и умений не хватает, чтобы справляться с подростком.

Как просить, чтобы тебя услышали?

- Повышение квалификации – это что-то на чиновничьем…

- Ну это все-таки история для специалистов. Мы стараемся сделать так, чтобы это было актуально для ребенка. Сейчас в разработке, например, несколько классных часов на интересные темы для старшеклассников. Будем разбираться, как классным руководителям поговорить с ними о разных важных вещах. Одна из них, например, как подростку научиться общаться со взрослыми, чтобы добиться поддержки. Типичный случай: подросток говорит учителю: «Почему вы поставили мне двойку?! Да, я не сделал вашу тупую домашку, мне ваш предмет вообще не интересен». И дальше – скандал. Ты хочешь добиться результата или выпустить свои эмоции? Если эмоции, продолжай, но результата не будет. Двойку не исправят и еще одну рядом поставят.

Будем учить подростка понимать свои желания и цели. И что если ты хочешь получить результат, ты должен выбрать правильное время, найти аргументы, использовать я-сообщения…

Самое для нас удивительное, что специалисты по работе с подростками есть, а часто о них никто не знает. Нет запроса из школы. Школа же варится в своем котле, они там как-то там справляются сами, с учителями. психологами. Специалисты тоже варятся в своем котле, в своих клубах по месту жительства что-то делают, о них узнают чуть ли не случайно. Спросишь – ну а соседняя школа, ходит к вам за советом? «Да нет, отвечают… У нас как-то подобрались другие подростки». Вот как?

Наша задача – раскрутить этих специалистов по подростковой работе, чтобы о них знали, чтобы их практики использовали в работе.

- Но это все заход сверху, так сказать. Захочет ли подросток такую помощь принимать – большой вопрос. Есть что-то, чем с лету можно заинтересовать детей?

- Важная история – это развитие подростковых пространств. Нужно какое-то пространство, куда подростки с удовольствием приходили бы. Когда я был подростком, нашим подростковым пространством был подвал. И нам было очень круто в этом подвале, у нас был свой ключ, мы приходили, общались… Но сейчас подростков не очень в подвал загонишь. Им нужно что-то современное, яркое и куда бы им хотелось ходить.

А что? С детских площадок их гоняют. Куда податься компании 13 – 14-летних ребят? Вот у Марии Львовой-Беловой есть идея создания доступных социальных пространств для подростков, куда они могли бы прийти – просто потому, что больше некуда. И замечательно, если такой опыт будет реализован в каждом городе, даже в каждом селе

Говорят, в Новосибирской области уже создается целая система есть система подростковых центров. Если это действительно так, этот опыт надо распространять и внедрять и в других регионах.