Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Туризм31 августа 2022 3:57

Полуостров сокровищ

Корреспондент KP.RU Евгений Сазонов отправился на Таймыр искать клад легендарного арктического исследователя барона Толля
Вокруг лагеря бродило множество белых медведей.

Вокруг лагеря бродило множество белых медведей.

Фото: Евгений САЗОНОВ

«Дур-дур-дур, дур-дур-дур... дур-р-р...», - отдается эхом в голове звук отбойного молотка, давно уже заглушенного... Сколько времени мы уже вгрызаемся в вечную мерзлоту на берегу Карского моря? Два дня? Три? А углубились всего на полтора метра. Успеем ли до конца экспедиции? Успеем ли мы откопать одни сокровища и спрятать другие?

Володя Лодыгин - напарник со вторым бетоноломом - хлопает по плечу. Это значит короткий перерыв закончен. Слова не нужны - мало что сближает так, как рытье ям в вечной мерзлоте. Одновременно дергаем шнуры стартеров, и бетоноломы синхронно оживают.

«Дур-дур-дур-дур-р-р...»

Фото: Евгений САЗОНОВ

ЗЕМЛЮ ГРЫЗТЬ БУДЕШЬ?

Вечная мерзлота по крепости сходна с бетоном, потому поддается лишь бетоноломам. Работа над новым хранилищем в самом начале (слева - автор текста).

Вечная мерзлота по крепости сходна с бетоном, потому поддается лишь бетоноломам. Работа над новым хранилищем в самом начале (слева - автор текста).

Фото: Евгений САЗОНОВ

Для непосвященного человека (а также для местных медведя, моржа или нерпы) наша работа выглядит загадочно. Посреди таймырской пустыни два человека - чумазые, как черти, журналист и инженер - отбивают бензиновыми бетоноломами куски мерзлой земли, стараясь вырыть яму 2х2х2 метра. А 14 ученых - от кандидатов наук до академика - оттаскивают комья в сторону. Работают все. Торопимся, поскольку из-за погоды выбиваемся из графика - большая часть команды прилетела на три дня позже из-за погоды.

- Ну вот что ездовые собаки бывают, - это я слышал... - бормочет себе под нос Алексей Королев, заведующий лабораторией в НИИ технологии консервирования. - А вот чтобы ездовые академики...

Завлаб сейчас меньше всего похож на старшего научного сотрудника. Скорее - на корсара: тельняшка, сапоги, плащ морской...

Его шутка обращена к академику Андрею Петрову, ученому с мировым именем в области консервирования продуктов. Моя шутка - тоже:

- Профессор, вам не кажется, что мы напоминаем пиратов, прячущих пиастры?

Академик смотрит на меня с серьезным лицом, но глаза смеются, словно у доктора Ливси - одного из героев «Острова сокровищ»:

- Да, видок у нас... просто команда с «Испаньолы»... Но в принципе мы ведь действительно роем яму для клада, поскольку то, что делаем для науки на Таймыре, - бесценно...

На последних словах академик впрягается в волокушу, загруженную осколками многолетней (ученые не любят слова «вечная») мерзлоты.

Удивительно, что этой брутальной командой руководит леди. Экспедицию возглавляет Наталья Хаба, сотрудник НИИ проблем хранения Росрезерва. Спортсменка, альпинистка и просто красавица. Команда подчиняется беспре-

кословно. Ведь несмотря на милую улыбку, в ее голосе нередко звучат железные капитанские нотки. И именно ей глава Росрезерва Дмитрий Гогин доверил флаг России, который должен быть поднят на таймырском мысе Депо.

ДАЛЕКА ДОРОГА ТВОЯ

Мыс Депо, залив Миддендорфа. 25 июля.

Мыс Депо, залив Миддендорфа. 25 июля.

Фото: Евгений САЗОНОВ

Чтобы попасть на побережье залива Миддендорфа, нужно проделать внушительный путь.

Сначала на поезде двое суток от Москвы до Воркуты (в рейсовый самолет не пустят с тонной груза). Затем около тысячи км на двух вертолетах погранслужбы - до Диксона. Далее - если позволят Бог и погода - еще около 500 километров до мыса Депо...

Такие трудности и столько времени как бы подразумевают, что в конечной точке путешествия вас ждет нечто приятное, вроде стивенсоновского тропического острова. Но там только собачий холод, льды (хотя вроде как лето), дожди, топкая тунда и невероятное количество непредсказуемых белых медведей - самых опасных хищников на земле.

Так за каким чертом нас понесло на эти «галеры»? Ради эксперимента, которому в мире нет равных - ни по широте (несколько сотен позиций исследования), ни по долготе (122 года!). Если совсем просто - мы действительно должны достать один «клад» и спрятать другой. Прямо «Остров сокровищ» какой-то... Точнее, полуостров: мы же на Таймыре.

ПРОПАВШАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Банки из склада Эдуарда Толля оцениваются примерно в 250 тысяч евро каждая. На фото (слева направо) их изучают научный руководитель экспедиции Сергей Белецкий, завотделом технологии спирта НИИ пищевой биотехнологии Михаил Туршатов, директор НИИ птицеперер

Банки из склада Эдуарда Толля оцениваются примерно в 250 тысяч евро каждая. На фото (слева направо) их изучают научный руководитель экспедиции Сергей Белецкий, завотделом технологии спирта НИИ пищевой биотехнологии Михаил Туршатов, директор НИИ птицеперер

Фото: Евгений САЗОНОВ

«Виноваты» в нашем путешествии две предыдущие экспедиции. Одна - «Русская полярная» под руководством барона Эдуарда Толля в начале ХХ века. Вторая - экспедиция «Комсомольской правды», которую вел советский полярник Дмитрий Шпаро в 1973 году.

Фото: Евгений САЗОНОВ

Толль фанатично искал Землю Санникова, пробиваясь к ней на яхте «Заря». По пути он заложил несколько продуктовых складов в вечной мерзлоте, чтобы использовать их в сухопутной части исследований. Однако группа Толля бесследно сгинула в Арктике в 1902 году. Продукты на мысе Депо пролежали семь десятков лет, пока их не обнаружила команда Шпаро.

В нескольких жестяных ящиках были запаяны сухари, шоколад, чай, овсянка и 48 банок - «Щи с мясом и кашей». На дегустации в Москве настоящим открытием стало, что продукты прекрасно сохранились. Дмитрий Игоревич Шпаро (который имеет непосредственное отношение и к организации путешествия в 2022 году) до сих пор мечтательно улыбается, вспоминая толлевскую овсянку: «Лучшая из всех, что в жизни пробовал». Щи с мясом и кашей тоже не подкачали. В общем, в следующем, 1974 году ученые продолжили эксперимент, начатый самой природой. Часть запасов Толля оставили на месте, добавив к ним современные продукты. С тех пор каждые 6 - 7 лет на место склада (который знатоки между собой называют кладом) прилетает очередная группа, дабы проверить, как чувствуют себя закладки, отобрать для исследования одни продукты и доложить новые.

ЖЕЛЕЗНЫЙ КОНЬ

На четвертый день общими усилиями все-таки углубляемся до ста девяноста сантиметров. Почти победа!

Бетонолом - вещь замечательная, несмотря на большой вес и выхлопные газы, быстро заполняющие яму. Страшно подумать, как бы справлялись вручную. Кирки бесполезны - откалывают микроскопические кусочки мерзлой земли, ломы неэффективны. Предыдущие группы просто вскрывали землю, доходили до вечной мерзлоты и оставляли на ночь. За 12 часов почва протаивала на 10 сантиметров. Грязь выбирали до следующего замерзшего слоя и снова давали оттаять. Но у нас нет столько времени. Потому приходится долбить техникой то, что больше похоже на плохой, но все же бетон...

СОВЕТ ОТ ДЖОНА СИЛЬВЕРА

Продукты заложены в новое хранилище - можно закапывать. На заднем плане - столб, обозначающий место, где нашли склад Эдуарда Толля.

Продукты заложены в новое хранилище - можно закапывать. На заднем плане - столб, обозначающий место, где нашли склад Эдуарда Толля.

Фото: Евгений САЗОНОВ

И все-таки полностью избежать ручной работы не удается.

На старой закладке бидоны с продуктами находятся всего в полуметре от поверхности - их вытолкнула земля за многие годы. Потому и понадобилось новое хранилище - более надежное и глубокое.

Но, черт побери, как же выковыривать сосуды? Мало того, что он вмерзли намертво, они еще и стоят впритык. Первая же попытка использовать бетонолом приводит к катастрофе: бур соскальзывает и пробивает бидон...

Дальше приходится работать зубилом. Муторно, тяжело... Через двадцать минут ломается первый китайский молоток...

В этот момент у ямы появляется повар Андрей - редкий гость на раскопках,

поскольку все его время посвящено готовке на ораву в 17 человек.

- А бетоноломом не пробовали?

- Андрюша! А тебе никто не говорил, что ты похож на Джона Сильвера? Он кок и ты кок. Он фактурный и ты фактурный.

Он веселый, и ты...

- Э... Но он же одноногий...

- Если ты будешь докучать дурацкими советами, рискуешь тоже остаться без ноги.

- Пойду-ка я борщ варить. Вижу, вы и без меня прекрасно справляетесь, уважаемые пираты... Пиастры-пиастры...

Через час ломается второй молоток. Он же последний.

- А повар оказался прав... Придется все-таки бетоноломом...

Дур... Дур-дур... Ду...р-р-р...

Попробуйте отбойным молотком проделать ювелирную операцию... Никогда в жизни мы не были так аккуратны. Тем более держа в руках 24-килограммового монстра. Словно зубы у динозавра удаляешь...

Каким-то чудом к вечеру удалось без потерь выдолбить большую часть бидонов. На следующий день - остальные.

И только жестяной запаянный ящик, спрятанный в деревянную оплетку, мы побоялись трогать. Он заложен в 1974 году аж до 2050-го. Слишком ценный артефакт. Он остался в яме, приваренный к земле.

Уходя со смены, я кинул прощальный взгляд на «крепкий орешек» и вдруг понял, что он больше всего и напоминает пиратский сундук с сокровищами...

...Этот клад мы вырвали из цепких лап вечной мерзлоты на третьи сутки...

ДО ВСТРЕЧИ В СЕРЕДИНЕ ВЕКА

Эксперимент рассчитан ровно до 2050-го, и очень важно его довести до конца. Он единственный в мире. И естественно, не дешевый. Основной транспорт в этих местах - вертолет. А Ми-8 отличается неплохим аппетитом, кушая в час до тонны керосина, который на Диксоне

обходится в четверть миллиона рублей. Потому в этой экспедиции с топливом помогло «РусГидро». Остальное взял на себя Росрезерв, заинтересованный в исследованиях качества продуктов и вообще - многолетней мерзлоты. Еще бы - это же бесплатный холодильник для хранения стратегических запасов.

Заинтересованы в эксперименте и многочисленные НИИ, связанные не только с вопросами длительного хранения продуктов, но и вообще работы в Арктике. Потому все больше позиций в холодных закладках занимают «несъедобные» - ткани, топливо, масла, каучук и пр.

Попадает туда и алкоголь - ну как же на северах без этого горючего. В этот раз, кроме традиционного спирта и водки, положили «импортозамещение»: отечественный джин и виски. Кстати, длительное хранение в холоде улучшает вкус алкоголя - вымораживаются сивушные масла... Но исследования есть пока только по водке и коньяку. А как поведут новички, узнаем лет через шесть.

Кстати, многие спорят, зачем так далеко везти продукты, ведь можно в Москве создать любые условия. Но в том-то и соль естественной среды, в которой существует множество непредсказуемых факторов - своеобразных «пиратов», идущих на абордаж корабля по имени «Эксперимент». Например, несколько лет назад прохудился и заполнился льдом именно бидон с самыми ценными экспонатами - тремя банками Толля. Две выдержали испытание с честью. Они отправились в новое хранилище вместе с частью старых и многочисленными новыми позициями...

За день до прилета вертолетов 13 бидонов и один ящик нашли прибежище на глубине двух метров. Новое хранилище было засыпано землей и, как водится, обозначено на карте...

В конце «Острова сокровищ» главный герой Джим Хокинс заявил: «Теперь меня ничем не заманишь на этот проклятый остров». Многие повторяли его слова, ругая таймырскую погоду, дожди, медведей, тяжелую работу. А в последний вечер вдруг переменились и захотели вернуться в составе новой экспедиции. Снова долбить и таскать мерзлую землю... Видимо, потому что у каждого должно быть в жизни настоящее дело, настоящее приключение. У каждого должен быть свой Остров сокровищ. Или - хотя бы полуостров. Пусть даже с другим названием - Таймыр.