Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество3 октября 2022 9:10

Пирожок с мышьяком для дьяволенка, или как нам защитить детей от школьных расстрелов

Корреспондент отдела науки Анна Лукьянова поразмышляла о том, что реально может предотвратить школьные трагедии
Ижевск. Возложение цветов у школы №88 в память о погибших. Утром 26 сентября здесь произошла стрельба, в результате которой погибли 17 человек - 6 взрослых и 11 детей. Фото: Аделя Зиатдинова/ТАСС

Ижевск. Возложение цветов у школы №88 в память о погибших. Утром 26 сентября здесь произошла стрельба, в результате которой погибли 17 человек - 6 взрослых и 11 детей. Фото: Аделя Зиатдинова/ТАСС

Лет 20 назад в одном городе (не буду его называть) произошла дичайшая история, которая попала в газеты: 9-летний мальчик искромсал столовым ножом свою маму – нанес больше 30 ударов. Умненький, хорошо учился – мама с ним много занималась, душу вкладывала. Чудесно рисовал, зачитывался Гарри Поттером. И вдруг словно дьявол в него вселился. Тело матери затащил в ванную, вымыл пол, переоделся, запер дверь и собрался уехать куда подальше. Одиноко шатающегося по электричкам опрятного пацаненка кто-то сердобольный отвел в милицию, и история с убийством быстро раскрутилась. Дьяволенка признали невменяемым, поставили шизофрению и положили в психбольницу. Мальчика навещала бабушка – мама мамы, других близких не было. А через время его нашли в палате мертвым: съел пирожок с мышьяком.

Про пирожок мне рассказывал главврач той психбольницы, так что это правда. Кто взял грех на душу, утаил. Но дал понять, что такой вариант – каким бы жестоким ни казался - был гуманным. И для мальчика, и для бабушки, и для общества.

А еще у меня соседка была с таким же диагнозом. У нее срыв случился на почве выхода на пенсию: семьи не было, работа - смысл жизни, а тут день в день отправили на заслуженный отдых. За те сутки, что брела к сестре в пригород, обезумела. Лежала в больнице, потом домой отпустили, на учет поставили, таблетки исправно выдавали. Пока пила их – нормальный человек. А потом перестала, и весь дом забыл про покой. Старушка ровно в 6 утра лила с грохотом воду с шестого этажа и зычно материлась с балкона. И так каждый день. Отправить на лечение соседку, которая физического вреда никому не причинила, оказалось непросто. В скорой четко сказали: приедем только по вызову родственника. А наша одна жила, и, пока мы с соседями разыскивали ее сестру, спали в берушах.

А сколько случаев, когда пациенты психдиспансеров в периоды обострения нападали на близких, соседей, врачей, прохожих. Жуткую историю, как мужик по велению голосов зашел в садик в Нарьян-Маре в тихий час и зарезал спящего малыша, помните? Это было в 2019-м.

В мае прошлого года такой же отморозок пришел с оружием в казанскую школу, убил девятерых и ранил 32-х. Уважаемые психиатры забили в колокола. Говорили, что в России нет системной психолого-психиатрической помощи детям и подросткам, а ведь именно в пубертате особенно ярко и тяжело проявляются психические расстройства. Говорили и о психопрофилактике, которая должна проводиться не силами школьных психологов (которые, к слову, и сейчас есть не во всех школах), а чтобы работала большая служба – психологи, психотерапевты, психиатры, педагоги. Одна команда на все школы района, например. Около десяти лет назад пилотный проект такой службы в трёх московских школах запустили, работали с учениками, педколлективом, родителями. Сначала к медикам в школах относились с опаской, а потом благодарили и просили продолжить. Хорошие результаты показал эксперимент. Но его свернули по финансовым причинам. Может, стоит еще раз попробовать?

Май 2021 года, Казань. Стихийный мемориал у школы № 175, где в результате стрельбы погибло 9 человек. Фото: Егор Алеев/ТАСС

Май 2021 года, Казань. Стихийный мемориал у школы № 175, где в результате стрельбы погибло 9 человек. Фото: Егор Алеев/ТАСС

Штрих к портрету: в многомиллионной Москве всего одна детская специализированная психиатрическая больница и один-единственный детский диспансер. Между тем, исследование, которое как-то проводили ради интереса на первокурсниках-медиках, показало: в психолого-психиатрической консультации нуждались 60–70%! У большинства выявили признаки легких расстройств психики, но были и серьезные нарушения. На учет становиться тогда тоже никто не побежал, потому что кому нужно клеймо «психа»?

Через 4 месяца после Казани - 20 сентября 2021-го – прогремела еще одна трагедия: в Перми студент университета расстрелял на территории одного из корпусов шестерых, более 40 пострадали. Теперь Ижевск.

Похоже, с психиатрическим надзором у нас дело пока не сдвинулось.

Да, в учебных заведениях усилили охрану, ужесточили правила продажи оружия, но это, увы, не уберегло жизни 11 ижевских ребятишек, трёх учительниц и охранника школы. Нужны более эффективные меры.

Думаю, новых решений сейчас с ужасом ждут родители детей с особенностями физического и психического развития. У нас сейчас много внимания уделяется инклюзивному образованию – когда дети с ОВЗ могут учиться в обычных школах, и это для таких ребят очень важно, в первую очередь, в плане социализации. И вообще внимательное отношение к тем, кому не повезло родиться здоровым, - признак здорового общества. Как бы их не выбросили за борт жизни, стремясь тщательнее контролировать потенциально опасных пациентов.

Пока же, получается, остается молиться, чтобы твоему ребёнку повезло не оказаться на пути обезумевшего стрелка, который на пенсию инвалида купил пару пистолетов и научился убивать в Counter-Strike. Страшно? Очень. Каждое утро, проводив дочку в школу, я не могу отделаться от тревожных мыслей. Да, нам разослали новые правила безопасности от директора – там аж 10 пунктов: родителям запрещено заходить на территорию школы – только до забора, все вопросы решать через чаты и пр. Но они мало успокаивают. Шизофреники бывают очень умными, хитрыми и изобретательными - забор и охранник таким не помеха.

И еще тревожит вот что. У любого отморозка тоже есть мама, и она любит своего ребенка. И «лишь бы был рядом, а не маялся в психушке, дома ему лучше» может задавить здравые мысли о том, что ее ребенок однажды может лишить жизни полшколы чужих детей, пока мама будет на работе. И это куда страшнее, чем самой погибнуть от ножа, который вонзит дорогой и любимый сыночек.