Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Общество8 февраля 2023 11:05

Почему пайщики «Бест Вей» готовы защищать свой кооператив?

Во многих городах России пайщики кооператива «Бест Вей» подали заявки на проведение 15 февраля митингов в защиту кооперации и своего кооператива против необоснованных, на их взгляд, действий правоохранительных органов
Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Кадр из видео. "Митинг" пайщиков кооператива перед залом Санкт-Петербургского городского суда

Кадр из видео. "Митинг" пайщиков кооператива перед залом Санкт-Петербургского городского суда

В десяти интервью они высказывают свое отношение к сложившейся ситуации (из них девять интервью — действующих пайщиков, одно — бывшего пайщика).

«Мы сплотились и не дадим уничтожить кооператив»

Светлана Рубцова из Ростова-на-Дону — домохозяйка, по профессии экономист. Она трижды пайщик кооператива: одна квартира — на оформлении, по второй она стоит в очереди, а по третьей — в накопительной программе: накапливает на первоначальный паевой взнос. Член кооператива с 2018 года.

«Одна квартира — точно в Ростове, для меня, — поясняет она, — а две другие — для детей, пока не решили, где приобретать. Старший сын уже отделился — с нами не живет, младшие дети пока со мной, еще есть время покопить. Возможно, нужна будет и четвертая: у меня трое детей».

Первоначально Светлана рассматривала ипотеку. «У нас есть материнский капитал, он до сих пор не использован. Мы обратились в банк за ипотечным кредитом, но нам отказали. У мужа был ИП, у меня — очень маленькая официальная зарплата. Так и получилось, что кооперативу не оказалось альтернативы».

По первой кооперативной квартире пайщица должна была в феврале прошлого года выйти на сделку. «У нас все документы были готовы, но из-за действий следствия все сорвалось. И вот уже год деятельность кооператива заблокирована. Все это время мы продолжаем жить на съемной квартире. Надеюсь, что к весне все решится — хотя бы к маю. Пока кооператив вернется в колею, рассчитается с теми, кто хочет выйти, думаю, к маю, наверное, удастся возобновить покупки. Мне осталось только предоставить объект недвижимости для одобрения кооператива. Хотя мы будем рассматривать другую квартиру — не ту, которую планировали. Однако у меня и жизненная ситуация изменилась: в прошлом году ушел из жизни муж. Он сильно болел в последние годы, я за ним ухаживала, не работала. Сейчас оформила пенсию по потере кормильца, и все свое время посвящаю детям. Теперь рассматриваем более дешевую квартиру. А в дальнейших моих планах — приобрести квартиры всем своим детям, а если Бог даст, то и приобрести инвестиционную недвижимость с помощью кооператива. Планы большие, я рьяно отстаиваю интересы кооператива. И свои в первую очередь. Я в кооперативе уже пять лет. На моих глазах люди приобретали квартиры, рассчитывались за них, живут в этих квартирах. Я вижу перспективу этого предприятия, поэтому и защищаю его».

По поводу действий следствия в отношении кооператива Светлана замечает: «Я увидела, что в нашем государстве мы вообще ни от чего не защищены. Тебя могут оклеветать в любой момент, посадить. Хорошо, что мы сплотились, а если бы поодиночке, нас бы давно растоптали. Очень страшно. Обращаешься во все инстанции, пишешь всем, рассказываешь про свою жизненную ситуацию, а тебе в ответ одни отписки, что „мы вам ничем помочь не можем“».

«Получается, ты не имеешь права на свое мнение, — продолжает пайщица. — Ты должен жить так, как тебе диктуют. Квартира — только в ипотеку. „Вы тут решили кооператив создать и приобретать на выгодных условиях? Уничтожить!“ Мы сплотились и не дадим уничтожить кооператив. 15 февраля проведем по всей России митинги в его защиту!»

«Претензии к кооперативу мифические»

Салтанат Салимянова, предприниматель из Екатеринбурга, в прошлом году должна была купить квартиру с помощью кооператива, но не смогла этого сделать из-за событий вокруг «Бест Вей».

Вообще с помощью кооператива она планировала приобрести три квартиры в разных городах: Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Сочи — по одной она вышла на покупку, по двум другим стоит в накопительной программе. «Я после развода с мужем оставила ему квартиру, — рассказывает она. — И пришла в кооператив, чтобы приобрести квартиру, поскольку не была готова тянуть ипотеку — слишком дорого. Первоначально планировала приобрести только одну квартиру, потом запланировала вторую и третью для себя и для родственников. Часто бываю по делам бизнеса в европейской части России. К тому же недвижимость — это защищенные инвестиции».

По квартире в Екатеринбурге Салтанат внесла в 2021 году первоначальный паевой взнос, а в 2022 году подошла ее очередь на приобретение. Оставалось выбрать квартиру в Екатеринбурге и выйти на оформление. Но из-за блокировки работы кооператива все сорвалось.

На данный момент Салтанат продолжает платить и паевые, и членские взносы. «Сначала страшно было, — вспоминает она. — В какой-то момент я даже перестала платить, потому что боялась, что деньги пропадут. Где-то полгода не платила — боялась, что все потеряю. Однако потом ко мне вернулась уверенность в том, что кооператив не пропадет: сумма, получающаяся из заявлений потерпевших, — 115 млн рублей. Это незначительная сумма. В кооперативе достаточно денег даже с учетом этой суммы, которую кооператив считает необоснованной. Поэтому начала платить по новой».

«Я в шоке от происходящего с кооперативом, — говорит Салтанат. — Понимаю, в какой стране мы живем. Но чтобы вот так среди бела дня грабили людей — такого я и представить себе не могла. Блокируется работа организации, в которой все абсолютно прозрачно. Ни с того ни с сего, на ровном месте мы оказываемся в предупредительном списке ЦБ. Потом аресты людей, аресты счетов, аресты квартир. Мы начинаем доказывать свою правоту, а прокурор и судья даже не открывают дело, сидят в телефоне и штампуют все, что принесло следствие. Мы, пайщики, ходим на все суды, видели все, что происходит».

К счастью, замечает Салтанат, не все судьи подходят к делу сугубо формально. «Есть судьи, которым не чужда справедливость. Кооператив выиграл несколько судов, в том числе суд, который отказался продлить арест счетов. Однако банки не разблокируют наши счета — вопреки решению суда. Это самое настоящее превышение полномочий! Складывается такое впечатление, что законы и судебные решения пишутся не для них».

«Мне странно видеть, что государство смотрит на ситуацию сквозь пальцы, — сетует пайщица. — Я понимаю, если мы были бы кооперативом из 20 пайщиков, а у нас около 20 тыс. пайщиков. К кому только мы не обращались — и в прокуратуру, и к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой. У каждого пайщика есть муж или жена, родители, дети. Выходит, от действий следствия пострадали не 20 тыс. человек, а более 100 тысяч».

«Все мои планы разрушены»

Рита Садыкова из Казани — многодетная мама с несовершеннолетними детьми, самозанятая, в прошлом — главный бухгалтер предприятий — только стояла в накопительной программе кооператива — накапливала на первоначальный паевой взнос 35%. Хотела приобрести большую трехкомнатную квартиру или в Казани, или в Набережных Челнах. «Для меня это самый удобный вариант. У меня разнополые дети, мне хочется сразу большую квартиру. Вступила в кооператив в 2020 году. Копила по чуть-чуть. Сколько положено по договору с кооперативом, столько и оплачивала. Значительная часть от 35% уже накопилась».

С ипотекой пайщица ранее имела дело. «Постоянно эти переплаты — я их не могу осилить: у меня дети несовершеннолетние, мне их всех троих одной ставить надо. Конечно, мне ипотека никак не нравится».

Рите важно было купить квартиру именно через кооператив, поскольку экономические условия были наиболее выгодные. «Я изучала уставные документы кооператива, — рассказывает пайщица, — не просто „кто-то что-то сказал“, а чисто профессионально. У меня большой опыт в документации, многолетний стаж работы главным бухгалтером и руководителем отдела учета. Я проходила множество проверок: и КРУ, вплоть до федеральных проверок. У меня достаточно знаний, чтобы проверить кооператив».

«То, что сейчас происходит, и происходит уже больше года, меня предельно возмущает, — говорит Рита. — Возмущение мое направлено не на кооператив, а на следственные органы, поскольку в конце концов все элементарно. Почему мы страдаем от того, что у нас заблокированы счета, заблокировано все движение? Из-за ареста документов нам приходится восстанавливать документы. Мне другим нечем заняться? Мы живем в квартире, она не у меня в собственности. У меня нет жилья в собственности. У нашей семьи нет крыши над головой».

«Я видела, как исправно работает кооператив, — замечает пайщица. — Я как опытный главбух видела, что там все по закону, и тут — такие действия от правоохранительных органов. Именно их действиями я предельно возмущена: у меня разрушены все планы. Когда это закончится? У меня были планы, что я сейчас коплю, потом пойду на очередь, а теперь какая-то неопределенность».

Рита говорит, что подавала заявление о выходе из кооператива, так как не понимала, чем все кончится, а потом забрала. «Сейчас я не собираюсь выходить из кооператива — хочу приобретать квартиру с его помощью, потому что взвесила все. Других выходов просто нет. Живу надеждой, что ситуация наладится».

«Сколько было счастья у людей с нашим кооперативом!»

Татьяна Лысенко, геолог из Уфы, приобрела с помощью кооператива квартиру в родном городе площадью 60 кв. м. «Я продала квартиру 43 кв. м, внесла первоначальный паевой взнос в кооператив и приобрела большую квартиру в 2020 году: большую двушку с двумя балконами в престижном районе. Третий год расплачиваюсь за нее с кооперативом. Ежемесячный платеж — 24600 рублей».

В очереди на квартиру Татьяна стояла недолго — всего полгода. «Единственное, долго не могла найти себе квартиру, которую бы хотела. А когда нашла, кооператив мне в ней отказал. Сначала я была возмущена, но потом, когда поняла, что они действительно настолько скрупулезно подходят к каждой букве закона, осознала, что они больше заботятся обо мне, поскольку эта квартира пойдет мне, и, если я ее захочу продать, могут возникнуть трудности. В итоге я нашла квартиру еще лучше — даже больше, чем та, которую хотела первоначально».

«Что меня больше всего удивило в кооперативе — так это то, что все делается для людей. И то, как слаженно работает кооператив. У меня сделка была назначена на 10.55 (я как сейчас помню, хоть и прошло два года). Это была пятница. Сделка прошла через нотариуса, был представитель кооператива, сделка состоялась, и продавцы, которые сильно волновались, потому что для них это было новое, что покупатель — кооператив, боялись, что им не сразу перечислят деньги. Сделка была в пятницу, депозит нотариусу был перечислен уже во вторник утром, ведь были выходные, а вечером вторника продавцы сообщили мне, что получили деньги и можно въезжать в квартиру».

«Теперь нет возможности войти в кооператив, так как его работа фактически заблокирована, — сетует Татьяна. — Хотя желающих очень много. Несмотря на то что нас шикарно „прокатили“ в СМИ. Люди в состоянии разобраться, что такое хорошо и что такое плохо. Пройдет время, ситуация стабилизируется, и придут новые пайщики. Меня как пайщика наш кооператив полностью устраивает. При сегодняшней ситуации на рынке это такая шикарная возможность для людей!»

Татьяна знает девушку, которая жила втроем в комнате: она, мама и маленький ребенок. «А в другой комнате жили алкаши — это у нас в Уфе неблагоприятный район: Черниковский. Там очень неблагоприятная социальная обстановка. Она приобрела кооперативную квартиру, использовав материнский капитал. С помощью кооператива купила двушку за 2 млн 200 тысяч. То есть из комнаты переехала в двухкомнатную квартиру: „Столько было счастья у людей с нашим кооперативом!“»

Квартира, как и вся недвижимость кооператива, находится под арестом. Однако Татьяна не планирует подавать иск о снятии ареста, в этом пока нет смысла: «Есть люди, которые полностью рассчитываются с кооперативом. Для них это важно. Они выиграли суды и оформили квартиры в собственность».

Действия следствия Татьяна называет варварством по отношению к кооперативу. «Но не исключено, что нет худа без добра — нам сделали рекламу. Желающих вступить в кооператив из моих знакомых сейчас хоть отбавляй».

«Нам связали руки»

Предприниматель из Улан-Удэ Денис Молоков приобрел в кооперативе одну квартиру и планировал приобрести еще одну для своего ребенка: как раз накануне событий с кооперативом внес по ней первоначальный паевой взнос и должен был встать в очередь на приобретение квартиры.

«Первую квартиру я купил в конце 2020 года — евродвушка, 46 кв. м. Ежемесячные платежи по ней — 14 800 рублей, включая платежи в паевой фонд в рассрочку на 10 лет и членский взнос в кооператив».

В кооперативе его привлекла экономия по сравнению с ипотекой: «По ипотеке переплата 200–300%, в кооперативе — около 25%, если учитывать вступительный и членские взносы, оплату проверки и оценки недвижимости и налоги, которые в случае кооператива выше — не как у физлица, а как у юрлица».

В ноябре 2022 года он должен был встать в очередь на приобретение второй квартиры, но из-за событий с кооперативом этого не случилось. «По второй квартире первоначальный паевой взнос фактически заморожен, и для приобретения желаемой квартиры его точно не хватит, учитывая выросшие цены на недвижимость, — сетует пайщик. — Процентов на 30, скорее всего, его нужно будет увеличить».

Все положенные по договору с кооперативом платежи Денис продолжает вносить, несмотря на арест счетов. «Кооператив действует в рамках закона, и такое отношение со стороны правоохранительных органов — блокирование его деятельности — не дает кооперативу работать, развиваться. Соответственно, не дают покупать квартиры: руки связали, и все. Мы пишем обращения в прокуратуру и к депутатам всех уровней, в том числе к нашим депутатам — из Улан-Удэ. Надеемся на положительный результат, так как блокировка кооператива незаконна».

«Все, что происходит вокруг кооператива, — полнейшее беззаконие»

Юрий Армянинов из города Кувандык Оренбургской области — машинист, работает на железной дороге. С помощью кооператива он планировал приобрести квартиру в Оренбурге для дочери и ее семьи. Сейчас дочь снимает квартиру.

«Хотели приобрести трехкомнатную. А теперь цены пошли вверх, и хватит, наверное, только на двухкомнатную. Я планировал в первом квартале 2023 года внести первоначальный взнос 35%, чтобы встать в очередь на приобретение квартиры, но из-за действий следствия все отодвинулось. Сейчас я побаиваюсь вносить деньги — знаю, что с нашим государством играть в азартные игры бесполезно. Если кто-то решил закрыть кооператив — это запросто можно сделать. Как только заработают сайт, личный кабинет на сайте, буду возобновлять платежи».

Для людей кооператив — это очень выгодно, говорит он. Ипотеку даже не рассматривал. Это же просто забытое старое, наши старые кооперативы. Кооператив выполняет все, что положено.

«Все, что происходит вокруг кооператива, — полнейшее беззаконие. Кто-то один-единственный решил, что это финансовая пирамида, просто сказал, и на этом Центробанк вынес решение, что это финансовая пирамида, и от этого все понеслось. А ведь доказательств никаких нет, признаков — тоже. Тогда надо закрыть Пенсионный фонд (хотя его и так закрывают). По их признакам это вообще финансовая пирамида. Я жду, что кооператив снова заработает. Я — оптимист».

«Уверена, что ситуация разрешится в пользу кооператива»

Юрист Маргарита Агеева из Барнаула — пайщик кооператива с 2021 года, стоит в накопительной программе, аккумулирует первоначальный взнос на приобретение квартиры. «Очень надеялась, что куплю квартиру в этом году, но обстоятельства сложились не в мою пользу и не в пользу всех других пайщиков. Обстоятельства, на мой взгляд, незаконные. Это и включение нашего кооператива в совершенно непонятный рекомендательный список ЦБ как организации с признаками финансовой пирамиды, и действия по отношению к кооперативу следственной группы ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Это вообще непонятные обстоятельства, которые происходят с нашей организацией, весьма обидные для пайщиков и ведущие к ущербу для них».

«Мы не имеем к кооперативу никаких претензий, — говорит Маргарита. — Это единственная возможность для нашей семьи приобрести квартиру. Тем не менее, к сожалению, сегодня ситуация складывается так, что мы лишены этой возможности. Почему единственная? Квартиру, в которой сейчас проживаем, мы приобрели по ипотеке. За 15 лет, пока у нас был ипотечный срок, мы выплатили в два раза больше, чем брали. Второй раз на эти грабли мы наступать не намерены. Прочитав все условия кооператива «Бест Вей», мы определили, что для нас это очень выгодно. Это будет большая экономия для бюджета, во-первых».

Во-вторых, Маргарита изучила законодательство: «Мне значительно больше импонирует Закон о потребительской кооперации, чем Закон об ипотеке, — говорит она. — В отличие от ипотеки оплата паевых средств кооператива — это не кабала, а беспроцентная рассрочка. Это очень выгодно, надежно и прозрачно».

«Никогда за всю свою юридическую практику с такой ситуацией я не сталкивалась, — продолжает Маргарита. — Это вопиющая ситуация, полностью нарушающая права пайщиков: право на жилище, право на объединение, право на справедливый суд. Мы видим, что происходит в судебных процессах по отношению к кооперативу. Слава Богу, что ситуация начала выравниваться, суд снял аресты со счетов. Считаю, что сейчас идет давление на все кооперативное движение в Российской Федерации, и это, конечно, нужно решать на высшем уровне, чтобы люди, граждане нашей страны, имели эту возможность. Это один из способов приобретения жилья. Я считаю, что он имеет право быть, развиваться, поскольку это поднимает экономику, благосостояние граждан. Даже если брать финансовую сторону вопроса, это в разы выгоднее и быстрый срок: десять лет — комфортный срок для выплаты рассрочки за свое жилье. Если позволяет финансовое положение семьи, можно погасить раньше. Это комфортно».

Несмотря на арест счетов, Маргарита продолжает платить в кооператив паевые и членские взносы. «Арест счетов не мешает пайщикам вносить средства, — замечает она. — Кооператив не прекращал деятельность. Думаю, что те, кто прекратил платить, просто недопоняли. Они считают, что арест мешает деньгам приходить по назначению. На самом деле это не так. Все наши паевые средства аккумулируются на счете в Северо-Западном банке Сбербанка России, а членские взносы — на счете в банке „Санкт-Петербург“. Я хорошо знаю это как юрист, поэтому меня аресты совершенно не смутили. Опять же как юрист я считаю, что ситуация разрешится в пользу кооператива. Законодательство полностью на стороне пайщиков и кооператива. Никаких нарушений в деятельности кооператива и в действиях пайщиков нет. Надеюсь, ситуация разрешится в ближайшее время».

«Не надо перекрывать кислород людям и создавать сложности в приобретении жилья»

Марина и Павел Каревы — врачи, сейчас уже на пенсии. Всю жизнь проработали на Дальнем Востоке. С помощью кооператива приобрели двухкомнатную квартиру в Зеленоградске Калининградской области и переехали в этот город на Балтийском побережье. Планировали также приобрести с помощью кооператива вторую квартиру — для сына, но, учитывая ситуацию, приняли решение выйти из этой кооперативной программы и вернуть деньги, однако пока не могут этого сделать из-за блокировки счетов кооператива.

«Я бы переехал и без кооператива, — уточняет Павел. — У меня там было жилье. Я его продал и вступал в кооператив исходя из того, что у меня были деньги на первый взнос. С ипотекой или каким-то другим способом покупки я просто-напросто был бы гол как сокол. Я и сейчас не шибко оперенный, поскольку кооператив заблокировали и нет возможности вернуть паевые средства, внесенные за вторую квартиру. Однако благодаря кооперативу я купил квартиру там, где хотел, и в рассрочку, без процентов. И после этого советовал людям вступать в кооператив, потому что мы живем во времена, когда нужно считать деньги: кто его знает, что будет завтра. За приобретенную квартиру я вносил и буду вносить паевые взносы, когда прояснится ситуация со счетами кооператива, ведь мне нужно будет перевести кооперативную квартиру в личную собственность».

«О чем я договаривался с кооперативом, он полностью выполнил все свои обязательства передо мной в соответствии с уставом, в соответствии с договором, — продолжает пайщик. — Единственное, в последнее время в связи с арестом счетов мы, во-первых, не понимаем, как платить. Есть счета, на которые мы можем переводить деньги, но дело в том, что не ясно, чем это все закончится, не пропадут ли деньги. Во-вторых, по второй квартире, учитывая финансовую ситуацию в стране, мы приняли решение отказаться от покупки и вернуть паевые взносы. Предоставили нотариально заверенное заявление, а счета кооператива арестованы или заблокированы почти все время: или по постановлению суда, или из-за действий банков. Кооператив говорит: «Мы бы рады вернуть — у нас 115 тыс. по искам при 3,8 млрд на счетах, но не можем, поскольку все заблокировано». А на каком основании арестованы счета? На том основании, что прозвучало: в действиях кооператива прослеживаются элементы пирамиды. Однако позвольте: кооперативы же были всегда! Я за свою врачебную деятельность — а я эпидемиолог — проработал в „Рыбкоопе“ — потребительском кооперативе на Дальнем Востоке — больше 12 лет. Никто его не прикрывал и не усматривал в нем признаков финансовой пирамиды. „Бест Вей“ — тоже потребительский кооператив, только в жилищной сфере, по принципам работы точно такой же, как „Рыбкооп“. Откуда признаки пирамиды? Я не юрист, но мне это непонятно. Юристы бьются за кооператив в судах, и небезуспешно — надеемся на лучшее».

«Наша с супругой позиция такая, — подчеркивает Павел, — не надо перекрывать кислород людям и создавать сложности в приобретении жилища. Мы не говорим о предметах роскоши, о яхтах и прочих делах, а говорим о том, что непосредственно необходимо, для того чтобы люди могли существовать, просто жить. Не нужно создавать трудности кооперативу. Зачем это делается, непонятно. Если есть какие-то нарушения, следует их исправлять. Или закрывайте в конце концов, если на то есть причины, хотя никаких причин нет, если кооператив нормально работает. А он работал и процветал, и люди шли. Мы сами выбирали выборных представителей, которые управляют кооперативом, мы были на последнем съезде, голосовали. Там присутствовало столько народу! И это лишь один Северо-Западный регион! Люди все светлые, разумные. Я знаю многих, кто приобрел жилье с помощью кооператива: кто-то расплатился, кто-то расплачивается. Это же прекрасно, когда есть такой кооператив! Важно, чтобы кооператив работал, развивался. Это выгодно всем — и людям, и государству».

«По отношению к хорошему, правильному начинанию творится нечестное и несправедливое»

Константин Пронин, инженер из Владивостока, два года назад с помощью кооператива приобрел квартиру в родном городе. «Двухкомнатная квартира — небольшая, но уютная. Когда я рассматривал вариант приобретения квартиры в ипотеку, результаты расчетов меня совершенно обескураживали. Я бы не потянул ипотеку, откровенно говоря. Я работаю инженером, зарплата стабильная, но не очень высокая. Поэтому я бы просто не решился брать квартиру в ипотеку. Я был бы совершенно нищим. А сейчас рассчитываться с кооперативом мне вполне по плечу».

Ежемесячные платежи, по его словам, сопоставимы со стоимостью аренды квартиры у частников. «Однако в отличие от арендной эта квартира после расчета с кооперативом станет собственной», — говорит пайщик.

«Когда я готовился вступать в кооператив и позднее — когда приобретал квартиру, я ознакомился с тем, как работают юристы кооператива, — вспоминает пайщик. — Они меня даже немножко напугали своей строгостью и следованием букве закона. Но это такой хороший страх. Проверяли квартиру дотошно. Внушили уверенность, поэтому я и вступил в кооператив».

Сейчас, как и вся недвижимость кооператива, его квартира находится под арестом. «Хотя, откровенно говоря, у меня есть уверенность в том, что юристы кооператива все отработают, и арест будет снят», — убежден Константин.

События вокруг кооператива он оценивает негативно: «Такое впечатление, что кто-то включил режим жесткой конкуренции в стиле 1990-х годов — с использованием силового ресурса. Я просто не понимаю, почему по отношению к хорошему, правильному начинанию, по отношению к пайщикам творится нечестное и несправедливое. Надеюсь, ситуация будет в ближайшее время исправлена».

«Возможно, злоключения кооператива связаны с тем, что кому-то невыгодно, чтобы люди приобретали квартиры без ипотеки?»

Медицинский работник и массажист из Екатеринбурга Ольга Автайкина — бывший член кооператива. Она еще в 2021 году полностью погасила долг за квартиру перед кооперативом, и объект недвижимости перешел в ее собственность.

«Я вступила в кооператив в 2017 году, — рассказывает она, — а в 2018 году с помощью кооператива приобрела двухкомнатную квартиру в Екатеринбурге. В 2021 году полностью за нее рассчиталась — очень быстро оформили переход из собственности кооператива в мою собственность. И с тех пор квартира моя, я за нее никому ничего не должна».

По ходатайству следствия квартира, как и вся недвижимость, которую приобретал кооператив, оказалась под арестом, однако Ольга добилась судебного решения о снятии ареста. «Пришлось адвокатам заниматься. Я с помощью адвокатов подала в суд в Екатеринбурге, и суд снял арест с моей квартиры как необоснованный».

«Приобретение квартиры с помощью кооператива по сравнению с ипотекой — это небо и земля, — рассуждает бывшая пайщица. — Я вообще думаю, что злоключения кооператива связаны с тем, что некоторым товарищам, которые сидят высоко, невыгодно, чтобы люди приобретали квартиры без ипотеки. Ипотека — это долговая яма на всю жизнь. А в кооперативе все прозрачно, быстро, безо всякой нервотрепки и переплат. Кооперативная программа — для людей. Моя дочь собирается приобретать квартиру с помощью нашего кооператива, копит деньги. Как только работа кооператива будет разблокирована, она вступит в кооператив. Альтернативы кооперативу „Бест Вей“ для нас нет».

«Жалко, что людям не дают спокойно приобретать квартиры, — сетует Ольга. — Понятно, что кому-то это выгодно. Я — за кооператив. Спасибо тем людям, которые там работают и которые мне помогли. Я очень благодарна, поскольку с моей зарплатой, с моими возможностями я просто не могла купить квартиру в ипотеку — оставила бы своим детям долги. А так я оставлю им хорошую квартиру без обременений. Уверена, что во всем, что происходит с кооперативом, есть заинтересованные».