Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
19 ноября 2022 10:15

Экс-Генпрокурор России Юрий Скуратов: Убийцы российских военнопленных не должны избежать возмездия

Экс-Генпрокурор России - с политическим обозревателем KP.RU Александром Гамовым
Экс-Генпрокурор Юрий Скуратов

Экс-Генпрокурор Юрий Скуратов

Фото: Иван МАКЕЕВ

… - Юрий Ильич, здравствуйте!

- Привет, Александр.

- Некоторые телеканалы даже не стали показывать эти ужасные кадры - как каратели ВСУ расстреляли более десяти наших солдат. Безоружных, пленных. Очень много информации идет. Но, с точки зрения международного права, я пока нигде ничего такого вот особенно внятного не прочитал. А вы все-таки глубоко знаете это самое международное право. Как бы вы оценили весь этот ужас?

- Ну, это - совершенно очевидный факт грубейшего нарушения всех международно-правовых документов, регулирующих и правила ведения войны, и статус военнопленных.

Он четко был определен еще в Гаагской конвенции о статусе военнопленных, которую еще до революции Россия подписала, и потом Советский Союз признал, - это конвенция 1907 года.

Потом были Женевские конвенции 1949 года, которые также детально регулируют отношение к военнопленным, вплоть до того, как должно обеспечиваться из питание, санитарное обслуживание, какими должны быть условия размещения.

И, конечно же, то, что произошло на территории Украины (речь о расстреле российских военнопленных) - это акт грубейшего нарушения международного гуманитарного права.

Слава Богу, ООН даже, редкий случай, обратила все же внимание на это обстоятельство коллективного расстрела, лишения жизни наших военнослужащих.

Поэтому, вполне обоснованно, что Следственный комитет России возбудил уголовное дело по этому факту.

Потому что речь идет о наших гражданах. И наш Уголовный кодекс предусматривает уголовную ответственность за такого рода преступления - против мира и человечности, как жестокое обращение с военнослужащими Российской Федерации. Поэтому, здесь надо предпринять все имеющиеся в распоряжении нашего государства международно-правовые и внутренние рычаги для оценки данного факта данного.

И, конечно же, необходимо добиваться наказание тех лиц, которые совершили это гнусное преступление.

- Там, кстати, уже, я вот видел по телевизору, установлены предполагаемые преступники, которые совершили это зверство. И, будем надеяться, что их, конечно, идентифицируют, и в свое время они получат по заслугам. Здесь, попутно, говоря о правах военнопленных, надо, видимо, заметить, - нет ни одного факта (а через спецоперацию прошли уже тысячи украинских военнопленных), свидетельствующих о том, чтобы по отношению к ним применялось насилие.

- Да, безусловно, здесь - разительное отличие: между тем, как Россия относится к украинским военнопленным и вопиющими, преступными действиями киевского режима по отношению к нашим военнослужащим.

И, собственно, по международному гуманитарному праву, сам по себе факт попадания в плен не является преступлением. То есть, у них (у убийц из ВСУ. - А.Г.) не было вообще никаких правовых оснований для того, чтобы совершить вот этот акт насилия над нашими военнослужащими.

Поэтому, нужно применить все имеющиеся у нас средства и достать, что называется, этих преступников. Это уже - вопрос чести и нашей армии, и спецслужб, и правоохранительных органов.

- Кстати, были уже примеры, когда таких вот преступников доставали. И - тогда совершалось возмездие. Вот вы сказали, что мы должны применить все имеющиеся у российского государства рычаги для наказания виновных. Что вы имели в виду? Все ли Россия делает для того, чтобы отреагировать достойно на все, что произошло?

- Ну, естественно, что боевые действия исключают возможность использования ряда мер, - ну, в частности, затребовать выдачи этих преступников со стороны Украины. Обычные механизмы здесь, в общем-то, не работают.

Поэтому, нужно обеспечить и проведение специальных оперативных мероприятий для того, чтобы захватить этих лиц - для привлечения их к уголовной ответственности по российскому законодательству.

Повторяю, наш Уголовный кодекс позволяет это делать. Ну, а в случае оказания сопротивления, я думаю, что здесь вполне уместны, так сказать, ответные действия по пресечению этого сопротивления, которое, в общем-то, можно в условиях войны, безусловно, применять.

- Спасибо вам огромное, Юрий Ильич. Я с вами полностью согласен. И будем держаться, и будем выполнять все, что положено по закону.

- Да. Другого выхода нет просто.