Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Дом. Семья13 апреля 2023 0:00

«Страшнее всего услышать тишину»: Путешественники Федор Конюхов и Иван Меняйло рассказали, как чуть не погибли на воздушном шаре

Путешественники Федор Конюхов и Иван Меняйло, поставившие мировой рекорд на воздушном шаре, рассказали, как выжили в смертельно опасном перелете
Фото: konyukhov.ru

Фото: konyukhov.ru

В конце марта Россия опять напомнила, что она лучшая в мире. Впервые за долгое время мы снова забрали первенство планеты по дальности и длительности перелета на тепловом воздушном шаре. Мировой рекорд установили знаменитый путешественник Федор Конюхов и председатель Федерации воздухоплавательного спорта России Иван Меняйло. Но лишь сейчас герои рассказали о том, какие трудности, а порой смертельные опасности остались за кулисами подвига.

О предыдущем рекорде

Конюхов: - Прошлый рекорд продержался целых 26 лет. Его в 1994 году установил японский пилот Мичио Канда (он пропал без вести над Тихим океаном, пытаясь побить свое же достижение).

Сейчас Россия снова первая благодаря пилоту Ивану Меняйло. Теперь его можно без преувеличения назвать лучшим аэронавтом в мире.

Меняйло: - Мы взлетели 24 марта в Кировске, а приземлились 26-го в Хатанге, оставив позади 2540 километров и побив предыдущий рекорд на 174 километра.

Карта полета.

Карта полета.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

О шаре

Меняйло: - Этот воздушный шар был построен специально и является самым большим в России за всю историю воздухоплавания. Объем - 12 000 кубометров. Но несмотря на габариты, он очень приятен в управлении.

Конюхов: - Пришлось поволноваться. Когда взлетели, то очень долго не могли набрать высоту, сожгли много пропана. Но по мере опустошения баллонов (а у нас было шесть тысяч литров газа) вес становился меньше, и мы поднимались все выше. Максимальная высота была почти шесть километров. Красивый вид...

Объем шара - 12 тысяч кубометров. Цилиндры вокруг гондолы - газовые баллоны для горелок. Фото: Александр ГАЛЬПЕРИН/РИА Новости

Объем шара - 12 тысяч кубометров. Цилиндры вокруг гондолы - газовые баллоны для горелок. Фото: Александр ГАЛЬПЕРИН/РИА Новости

О холоде

Конюхов: - Я на Северном полюсе так не мерз, как во время полета. На мне был комбинезон, в котором я на Эверест ходил. Но на горе ты все время двигаешься. А тут - на одном месте: корзина 2 на 2 метра - даже прилечь негде. Вода замерзла. Еда замерзла. Кухонная печка не разжигается из-за нехватки кислорода. У нас было по бутылочке воды за пазухой, но доставать ее и класть обратно холодновато слишком... Вот так терпели холод, голод и жажду почти двое суток. Ну а что поделать, терпение - добродетель полярника...

Меняйло: - Температура на высоте опускалась до -35. На второй день оболочка покрылась конденсатом, и он в виде снега и льда начал сыпаться прямо в корзину. Представьте самый сильный снегопад в вашей жизни: вот такой мы и испытали локально.

Конюхов (слева) и Меняйло за несколько минут до взлета ночью 24 марта. Фото: konyukhov.ru

Конюхов (слева) и Меняйло за несколько минут до взлета ночью 24 марта. Фото: konyukhov.ru

О морской части пути

Конюхов: - Мы пролетели над тремя северными морями - Белым, Баренцевым и Карским. Волнительно было немного. Ведь погасни горелки - очень быстро бы упали. Ни гидрокостюмов, ни плота мы не взяли - боролись за каждый килограмм. Решили, что лучше прихватить несколько дополнительных газовых баллонов. Да и смысла особого не видел я в гидрокостюмах: какая разница, продержишься ты на воде 15 минут или час. Помощь все равно не успела бы прийти... Да, опасно, но положились на Господа...

О приземлении

Конюхов: - Финиш на аэродроме в Хатанге - это чудо и искусство Ивана. На самом деле шаром очень трудно управлять, и то, что он приземлился на взлетно-посадочную полосу, - это просто ювелирная работа. Я опасался, что мы можем сесть где-нибудь в дикой местности, и тогда пришлось бы объявлять спасательную операцию. Ну я был готов - взял с собой спички, разжег бы костер, накормил нас. Так бы у костерка и ждали эвакуации...

Меняйло: - Посадка на аэродроме сильно облегчило доказательство рекорда: координаты известны, свидетели есть. А то официальная группа фиксации к нам сутки не могла добраться.

О страхе

Конюхов: - Да, порой на пути этом мы испытывали страх. Но страха не надо бояться. Его надо переживать так же, как и другие чувства - любовь, боль... Только тогда ты понимаешь, что живой. Надо уметь преодолевать страх. Надо выкарабкиваться из трудных ситуаций...

Когда летели над плато Путорана, то на пяти километрах у нас почти не осталось кислорода. Спуститься на высоту, где можно дышать, чревато катастрофой - там много гор. Ну и я решил: если что, пусть Ваня забирает оставшиеся полбаллона с кислородом. Он сможет посадить шар. И у него дети. А у меня уже внуки. Я уже пожил.

Меняйло: - Я и не подозревал об этом... Я больше всего боялся услышать тишину. Потому что это значит, что горелки потухли и ты упадешь... Но мы справились. Вместе.

Конюхов: - Ну, Ваня занимался своими приборами, а я - своими. Я больше с дедушкой Николаем общался: Святой Николай Чудотворец, помоги! Так и молился в самые сложные моменты. Вот так... С помощью техники и с Божьей помощью добрались...