Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Политика1 мая 2023 0:00

Выжившие в Артемовске заговорили: Украина угоняла наших детей, а наемники, развлекаясь, стреляли по людям

Откровенный разговор с жителями освобожденных кварталов города. Буквально несколько дней назад штурмовики - «вагнеровцы» вывели этих людей из-под обстрелов, вынесли чуть ли не на руках к своим
Эвакуированных из Артемовска сейчас свозят в один из тыловых городков ДНР.

Эвакуированных из Артемовска сейчас свозят в один из тыловых городков ДНР.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ОХОТА НА НАШИХ «ЖДУНОВ»

С каждым днем, с каждым взятым кварталом, спасенных из Артемовска (Бахмута) людей становится все больше. Эвакуированных из этой самой горячей точки спецоперации сейчас свозят в один из тыловых городков ДНР. Здесь не слышно привычного артиллерийского рокота линии фронта. Но, меня настоятельно попросили не называть городок и не снимать снаружи и изнутри пункт временного размещения беженцев. Почему? Ответ был логичен – «Хаймерсы» пока летают везде». Я принял этот аргумент. Противник давно уже достиг запредельной степени озлобления и толпа «ждунов» (как их называют в Незалежной) - людей, ждавших прихода русских войск и сумевших сбежать из «украинского мира», вполне достойная цель для ВСУ. Тем более, эти люди, за последние месяцы видели слишком много лишнего, о чем никогда не напишет украинская и западная пресса.

Спасенные отмылись от подвальной грязи и копоти, выспались в тишине, поели горячего и теперь, их травмированная психика требовала одного – выговориться, исторгнуть из себя пережитые кошмары.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

В темном коридоре, маялась у стен небольшая очередь из сумрачных мужиков. Чувствовалось их беспокойство. Мужики по одному заходили в кабинет, где их опрашивали спецслужбисты. Остаться при отступлении – можно сказать, классический способ заброски агентов в тыл противника. Я представился и обратился к собравшимся, мол, кто хочет поговорить с прессой? Бывший украинский милиционер встал с шаткого стула: «А давай поговорим! Я тебя знаю, читал. Терять мне нечего, все страшное позади. Меня, кстати, Андрей зовут!».

Мы нашли пустую комнату с кроватями, застеленными чистым, душистым бельем. Кровати ждали новых эвакуированных, поэтому мы загнули матрасы, чтобы ничего не запачкать, я включил камеру и диктофон.

АРМИЯ МАРОДЕРОВ

Андрей начал свой рассказ неожиданно:

- Сейчас идет размен жизни на смерть и наоборот. Человек выживает, но внутренне умирает. Все, он уже оборотень, скотина, фашист…

Я потом несколько раз переслушивал эти слова, пытаясь понять их смысл. Там было несколько слоев. Мой собеседник говорил и про «захистников» (защитников по-укр.) про своих соседей, которые, например, отказались пускать к себе раненую женщину и жильцов соседних домов – там, по проектам, подвалы не были запланированы. Именно в пограничных состояниях из людей вылезает их сокровенная суть. Иногда – ужасающая.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- «Вагнеровцы» нас спасли, дом, где мы прятались, вэсэушники сначала превратили в огневую точку. Пробили кувалдами все стены насквозь, чтобы снайперы могли бегать. Вскрыли все двери. Мне показалось, что у них была специальная команда из уголовников-домушников. Я все-таки в милиции всю жизнь работаю, разбираюсь в спецконтингенте…

- Наверняка, двери железные были?

Андрей машет рукой:

- На раз все выламывали, работали очень слажено. Спецы!

- Грабили квартиры?

- Пока бои не подошли к нашему району, выносили крупную бытовую технику, «плазмы», микроволновки. Потом начали подчищать, что осталось. Охотились за домашними сейфами, тайники искали. По рации координировали процесс, я слышал.

- А вы?

- А нам сказали сидеть в подвале ради нашей безопасности и к 25 апреля заминировали выход из подвала растяжками. Но я все равно увидел, как по этажам раскладывали противотанковые мины, десятками.

- Их соединяли проводами?

Андрей задумывается:

- Не помню точно. Помню, что еще заносили большие черные мешки со взрывчаткой (предположительно, гексоген с пластификатором производства США или Великобритании. – Авт.). Часть соседнего дома взорвали, жильцов предупредили – не уйдете, подорвем вместе с домом, возьмем грех на душу. А там грехов-то на душе – сколько людей поубивали…

КАК «БЕЛЫЕ АНГЕЛЫ» ОХОТИЛИСЬ НА ДЕТЕЙ

За несколько часов до этого разговора с Андреем, в интернете появился слух, что в Артемовске у тех, кто не хотел эвакуироваться на Украину, отнимали детей. Андрей подтвердил:

- Да, было такое. Из Киева приехали, назывались «Белые ангелы», ни с кем не церемонились, чуть что, выбивали двери и забирали деток.

- Украина эвакуировала и взрослых?

- Ага, знакомых вывезли на грузовиках за несколько километров от города и на голую землю там сбросили. Толпа людей в каком-то сарае и перед входом стоит миномет, типа «живой щит». Они посмотрели на все это и назад вернулись их еще снайпер украинский вслед обстрелял.

- Наемники западные были у вас?

- Да. Немцы, совершенно точно, англичане. Держались особняком. Ставили минометы на крыши. Пили все и это мягко сказано, - мой собеседник пытается подобрать более точно определение. - Пили как черти. Стимуляторы какие-то принимали. Потом развлекались, стреляли по животным и людям. Кто выходил из подвалов за водой…

- А с ВСУ общались?

- Очень все неоднозначно было. С одной стороны, они приносили нам продукты. С другой стороны – хоть одно слово «против шерсти» и получаешь пулю. Сначала они ходили в человеческих масках, а потом уже говорили – вы «ждуны», ждете Россию. С некоторыми нормально общались, к нам заходил психолог из Днепропетровска, снайпер. Какого черта тебя сюда принесло людей убивать? Но большинство – мародеры и убийцы. И были они под конец в истерике, шмыгали, как мыши под веником.

- А земляки как себя вели?

- Меня поразил один человек из нашего подвала, я знал, что он в федеральном розыске. И именно он добывал лекарства в разграбленной всушниками аптеке и разносил по подвалам в нашем квартале – сердечные, снотворные, обезболивающие. И при этом были люди, которые кричали: «Ты не имеешь права находится в нашем подвале, у тебя нет прописки!». Позорище! Нам в подвал не давали занести человека раненого в почку, он через час умер…

- А про тех, кто освободил, что скажете?

- Мужики! Корректные, вежливые, жесткие – если начинался «курятник» и все женщины говорили одновременно. И дисциплина у них, чувствовалось. Нас выводили четверками, с нами была женщина 80-ти лет и когда мы добежали до безопасного места, сын ей говорит: «Знаешь, кто это были? Бывшие зеки!». Мать аж руками всплеснула: «Слава Богу, все бы зеки такими были!». К нам в подвал сосед прибежал, из частного дома, с собакой на поводке. Понял, что дом сейчас уничтожат вместе с ним. Так «вагнеровский» дрон его ко входу в наш подвал и привел, снизился, крыльями махал, мол «бегите за мной». Вывел, спас!

ГОД В ПОДВАЛЕ ПОД УГРОЗОЙ РАССТРЕЛА

Стасу 23 года, дезертировал из ВСУ (воинская часть 4176) за год до начала штурма Артемовска, когда у деда в поселке Ягодное расстреляли дом из артиллерии. При этом наших войск тогда, в мае 2022-го, там даже близко не было. Стас охранял вход в соляную шахту имени Володарского в Прасковеевке, в ней располагались знаменитые оружейные склады. Когда начались бои, отпросился со службы – вывезти родных, назад не вернулся. Прятался в квартире у знакомой, а потом нашел надежное убежище в подвале под магазином. На улицу не выходил, говорит - в «окошко выглядывал». А вот на родителей Стаса вэсэушные минометчики устроили охоту, когда они пошли к роднику за водой – оттачивали мастерство. Все равно Стасу досталось, рассказывает и я вижу, как у него перехватывает горло – слова застревают. Я сразу же спрашиваю у Стаса:

— Это правда, что из шахты все оружие вывезли еще в 2015 году?

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Стас говорит, что возили все время, те же пулеметы «Максим» и передавали их в ВСУ, но все вывезти не успели, половина, наверное, осталась. «Калашниковы», РПГ, патроны и гранаты.

- Там же кроме оружия, были и тепловизоры и приборы ночного видения и говорят, даже пушки старинные, ядрами стреляющие. Все в отличном состоянии, соляные шахты сухие.

- Что было бы, если бы тебя поймали?

Стас пожимает плечами, внешне спокоен, но можно предположить, сколько раз он представлял себе этот момент:

- На месте бы расстреляли… или не на месте, но все равно бы расстреляли.

- Ребята, с которыми ты служил, что они думали о происходящем?

- Большая часть воевать не хотела. Мы говорили, что в случае чего, бросаем оружие и спускаемся вниз. Не знаю, что с ними стало.

- Как выбрался?

- «Вагнеровцы» сначала в соседний подвал постучались, люди стали кричать: «Не бросайте гранаты, тут дети!». Потом к нам зашли, осмотрели у мужиков руки и плечи (пороховая гарь на пальцах и синяки от приклада остаются при интенсивной стрельбе. – Авт.). И стали нормально общаться - они нам воду и сигареты, мы их тоже чем-то угощали.

- Правда, что Украина детей забирала?

- Да, если гуманитарку раздавали и ребенок попадался один, сразу забирали и увозили. Родителям приходилось ехать следом, а их привозили в Константиновку (город в Славянско-Краматорской агломерации. – Авт.) и говорили – «дальше сами». Людей много в городе осталось. Тысяч пять, может и десять. А раньше было 70 тысяч.

- Какие у тебя планы на будущее?

- У меня девушка в Краснодаре, уеду к ней, буду работать.

«ВПЕРЕДИ БЕЖАЛИ «ВАГНЕРОВЦЫ» С КОТАМИ»

Светлана не хотела с нами общаться, дочь осталась за линией фронта, и она боится, что интервью может ей как-то навредить. Разумные опасения. Договорились, что посажу ее напротив окна, снимать буду только со спины. За нами внимательно наблюдали два ее рыжих кота. Это те коты, что выжили. Животные до сих пор в шоке, людей боятся, что уж говорить про мою собеседницу, расплакавшуюся к концу интервью. Светлана рассказывала, как тушила свой дом во время артобстрела и выхода не было. Не потушит - не будет подвала, негде будет прятаться.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- У нас на втором этаже сидели украинцы, конечно, в ответ по ним стреляли. Мы с ними не общались, как и они с нами. Складывали в доме своих раненых и убитых. Все в крови было, кричали страшно.

Как они сбежали мы даже не заметили. А потом слышим, с улицы кричат: «Выходите по одному, подняв руки, с собой возьмите документы». Я спросила: «Кто вы?» А они сказали: «Русские». Я не поверила, переспросила даже.

- Как выбрались из зоны обстрелов?

- Нас растянули в цепочку, бежали через дома разрушенные, а ребята, «вагнеровцы» несли моих котов… Коты были в стрессе, я их еле поймала, посадила в переноски и одну сумку успела взять. А документы почти все сгорели - и на квартиру, и трудовая книжка.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Светлана не очень хочет рассказывать эту историю, говорит: «Сама не видела, видела родственница». Я убеждаю ее – надо, это важно и женщина рассказывает:

- Примерно месяц назад, приезжали какие-то корреспонденты, снимали обманное видео, так получается. У нас по улице бежала голая женщина и кричала «насилуют!». На самом деле не голая, а в таком обтягивающем костюме телесного цвета. А за ней вроде как русский солдат гонится, и женщина кричит – «спасите!». А следом с камерой бегут. Это со слов моей родственницы, я ей доверяю. Русских тогда в городе даже близко не было, у нас Украина тогда в полный рост гуляла, ходила и ездила.

Светлана спрашивает сама себя, мол, как же можно такое снимать?

Говорю ей, что уже все снято, скоро Артемовск будет взят и мы сразу же увидим украинский «документальный» фильм о бесчинствах русских по всем западным каналам. Вот только для нас ее рассказ уже испортил весь замысел этих «документалистов».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Разминка ВСУ перед наступлением? Донецк накрыло, сгорел автобус с людьми

Военкор KP.RU Дмитрий Стешин: На столицу ДНР обрушили снаряды так, как давно уже не было (подробнее)

"Здесь, на передовой, все проще и честнее": батальонный начмед, воюющая с 2014 года, о боевом братстве и женщинах в зоне СВО

Хирурги и журналисты не любят оперировать и интервьюировать близких людей, но накануне 8 Марта военкору KP.RU Дмитрию Стешину пришлось сделать исключение (подробнее)