Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-10°
Boom metrics
В мире9 июля 2023 14:15

Война НАТО против России начнется с атаки на Калининградскую область

Почему самая западная территория нашей страны так беспокоит Североатлантический альянс
Попытка стран НАТО атаковать Калининград может стать началом большой войны.

Попытка стран НАТО атаковать Калининград может стать началом большой войны.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В Вильнюсе 11-12 июля пройдет саммит НАТО, который уже объявлен «историческим». Главной темой на нем будет Украина. Но с учетом того, что лидеров военного блока Запада принимает Литва, нет сомнений, что станут обсуждать и «проблему» Калининграда. Почему Запад так озабочен существованием российского эксклава, что он может в этой связи предпринять и как нам на это реагировать - в этих вопросах «КП» помог разобраться политолог, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор СПбГУ Николай Межевич.

- Вокруг Калининграда идет постоянная концентрация сил НАТО, зачем это делается и к чему может привести?

- После вступления Финляндии в НАТО, а затем, вероятно, все-таки и Швеции, военно-географическое окружение Калининградской области будет завершено. 15 тысяч квадратных километров – полощадь Калининградской области, - безусловно, трудно обороняемая территория. Даже если на два ваших танка у противника приходится один. Здесь нет географической глубины обороны.

Как это можно парировать? Только тактическим ядерным оружием. Есть ли оно в Калининградской области, нет ли – мы не знаем. Но то, что оно уже есть в Республике Беларусь, это факт. Нападение на Калининградскую область может быть осуществлено, скорее всего, с пониманием того, что дальше последует глобальный конфликт. Или, по крайней мере, региональный конфликт, в котором определенные круги в Польше и Прибалтике, прежде всего в Литве, заинтересованы.

Последние события, в том числе связанные с одной ЧВК, свидетельствуют: предположения вильнюсских и варшавских политиков о том, что Республика Беларусь окажется в стороне, скажем прямо, не подтвердились. Это создает у наших соседей четкое понимание того, что их действия против Калининградской области могут быть прочитаны, и это уже понятно, как возможное вступление в конфликт российских или белорусских войск с территории Беларуси. Дальше начнет работать знаменитый принцип домино, о котором все сотрудники оперативных отделов генштабов знают: тронули какую-то деревеньку в Калининградской или Брестской области, а закончилось все глобальной мировой катастрофой.

- Понимают ли это наши оппоненты?

- Рискну предположить, что все-таки да. Если я правильно помню, серьезных провокаций против Калининградской области пока не было. Полеты разведывательной авиации, попытки приближения к территориальным водам и воздушному пространству – это все есть. Но чтобы в наглую пролететь над базой флота – такого не припоминаю. Не потому, что они такие миролюбивые, нет. Просто они прекрасно понимают степень ответственности за вероятные нарушения.

- Тем не менее ситуация вокруг Калининграда нагнетается, последний пример - объявленные планы размещения четырех тысяч солдат бундесвера в Литве.

- Больше беспокоит новая польская моторизованная дивизия, чем четыре тысячи немцев. Немцы в прошлом воевать умели, но здесь будет определенная проблема. Дисциплина, присяга – все это здорово. Но как объяснить немцам, зачем им нужно умирать, если Литва или Польша устроят провокацию против Калининграда, я не знаю.

- На уровне доктринальных документов тема Калининграда у Запада прописана?

- Все документы, связанные с военным конфликтом с Россией, предусматривают ликвидацию Калининградского эксклава в первую очередь. Условно говоря, прежде чем думать про Петербург и Москву, задача ставится – обеспечить непрепятствие со стороны Калининграда.

- Тема Сувалкского коридора возникает исключительно как пугалка-страшилка, которая помогает натовцам обосновать озабоченность и наличие угрозы? Или военные этот фактор учитывают?

- Я заканчивал географический факультет, а не Академию Генштаба. Но там преподавал нам капитан первого ранга Павел Григорьевич Сутягин, военный разведчик. Среди тех ветеранов было не очень принято рассказывать о том, что они делали в годы войны, но он касался таких вещей, которые связаны с нашим предметом. Он говорил, что можно пробить коридор к какому-то стратегически важному объекту, но потом возникают две проблемы, вместо одной: удерживать сам объект и удерживать коридор. Поскольку он участвовал в оборонительных и наступательных операциях, связанных с Норвегией на Северном флоте, то знал, о чем говорил. Применительно к Калининграду, думаю, ответ понятен. Коридор не дает ничего. Тут уже надо или всю Прибалтику брать, или как-то парировать угрозу непосредственно с территории Калининградской области.

- Если пробивается коридор, то для того, чтобы блокировать Прибалтику…

- Тогда возникает вопрос, если брать Прибалтику, то зачем таким экзотическим способом? Через этот коридор все равно достаточное количество вооруженных сил, техники быстро не привезти. А порты Прибалтики по нашей военно-стратегической игре, в которую мы с вами играем, не взяты. В чем смысл? Мы хотим отрезать подвоз к Риге натовской техники, но у нас в центре Риги Рижский порт. То есть натовские танки могут выгружаться прямо к президентскому дворцу.

И самое главное, самое важное, чем надо закончить. Нас пытаются провоцировать на военный конфликт в этом регионе. А вот как раз его нам надо избежать. Нам хотят растянуть фронт на Прибалтику. А нам это зачем? Зачем это им – понятно. Их задача – втянуть нас в трудный конфликт, расширить фронт до образца 1942, 1943 или даже 1944 года. Если мы эффективно и красиво добьемся победы на Украине, русофобские режимы в Прибалтике не то чтобы сразу станут не русофобскими, но они стремительно цивилизуются: раз русские с Украиной справились, тогда, может, нам чуть потише, чуть помягче, чуть поаккуратнее, чуть поулыбчивее с ними быть?

- Сами литовцы практически не скрывают своих территориальных претензий к Калининградскому краю.

- Но у них есть определенная проблема: претензии на Калининград имеет как Литва, так и Польша. Я думаю, что в Берлине есть внимательные люди, которые очень удивляются этим претензиям.

- Может ли «калининградская проблема» сдетонировать в ближайшее время?

- Я не предполагаю сознательно спланированного НАТО военного конфликта в этом регионе. Я исхожу из того, что может быть эксцесс исполнителя. Пилот не туда залетел, артиллерист не туда выстрелил. А глубина – 15 тысяч квадратных километров. Это в Сибири проще: туда бахнул, где-то упало, и непонятно, что дальше.

- То есть здесь цена любой ошибки может быть фатальной?

- Конечно.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Возможные варианты развития конфликта с Западом

По просьбе «КП» политолог Александр Носович назвал возможные варианты развития конфликта с Западом из-за Калининградской области

Первый вариант

- Первый сценарий - самый очевидный и самый вероятный - новая блокада калининградского транзита. Про него и так некорректно говорить, что он сейчас идет свободно, но те капли, которые просачиваются через Литву, по волюнтаристским решениям Вильнюса могут быть прекращены. Речь идет о грузовом транзите и, самое главное, о пассажирском. У нас до сих пор достаточно большие группы населения ездят в «большую Россию», как называют свою страну калининградцы, и из нее домой по железной дороге. Тут возможность устроить провокацию у Литвы и Брюсселя есть всегда. Достаточно открыть санкционные пакеты ЕС, ткнуть в любой пункт, сказать, что он распространяется на калининградский транзит. Это вполне возможно, что грубо нарушит соглашения между Евросоюзом и Россией, на основании которых Литву 20 лет назад взяли в ЕС.

Второй вариант

Второй сценарий, вероятность которого тоже все время возрастает, это военная случайность или военная провокация во время военных учений НАТО. Учитывая то, с какой скоростью растут натовские контингенты вокруг Калининградской области, вероятность такого столкновения и провокации становится все выше. Просто в силу того, что при таком сосредоточении войск по обе стороны границы на маленьком пространстве более чем адекватно исходить из того, что между ними происходит соприкосновение. А учения НАТО идут в Прибалтике одно за другим. Какая-нибудь польская ракета вполне может залететь на юг области. И после этого начнутся игрища насчет того, случайно она туда залетела или не случайно. Мало кто сейчас в России обращает внимание, но в Польше ведь уже несколько месяцев продолжается сериал с ракетой, которую нашли в районе Быдгоща, это практически российско-польская граница. Ракета, судя по всему, отлетела в результате каких-то польских учений. Сейчас специально созданная поляками комиссия установила, что эта ракета российская, что она, скорее всего, попала в Польшу с территории Калининградской области, эта ракета могла кого-нибудь убить. Никаких выводов из этого пока не делается, но этот сериал продолжается.

Поляки и в меньшей степени литовцы могут заявить о какой-то враждебной атаке со стороны Калининграда. В лице каких-нибудь военных или парамилитарных группировок. И потом доказывай, что никакого вторжения не было.

Третий вариант

Третий сценарий – самый радикальный, который тоже озвучивался еще в прошлом году официальной Эстонией в лице ее министра иностранных дел - о перекрытии для России Финского залива. Тогда эстонский МИД публично заявило, что в результате вступления в НАТО Финляндии у Хельсинки и Таллина появятся американские HIMARS, и тогда они могут блокировать российские корабли, не давая им выходить из Финского залива в открытое море. Это блокада одновременно и Петербурга, и Калининграда. Такой самый радикальный вариант развития событий не исключен. И это уже напрямую - casus belli. Попытка превратить Балтийское море в «море НАТО», как они говорили, ведет только к одному – к открытому столкновению.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Александр Дугин: Как государство мы не переживем поражение в СВО (подробнее)