Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Политика8 августа 2023 19:20

Зеленский больше всего на свете боится заключения мира. Вот почему Украина всеми силами затягивает конфликт

Кирилл Вышинский: Зеленский боится, что заключение мира приведет к концу его власти
Зеленский понимает, что ни о каком выходе к границам 1991 года речи быть не может

Зеленский понимает, что ни о каком выходе к границам 1991 года речи быть не может

Фото: REUTERS.

Исполнительный директор медиагруппы «Россия сегодня», член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Кирилл Вышинский в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал о будущем Украины.

АМЕРИКА УСТАЛА ОТ УКРАИНЫ

- Зеленский дал интервью аргентинской прессе. Сказал, что не собирается атаковать Россию. Лукавит?

- Это ритуальные слова для внешнего потребления. Они никак не соответствуют действительности. Мы же видим атаки на Крымский мост, на российские регионы. При этом официально никто не берет на себя ответственность, но все всё понимают. А на саммите в Джидде ему на это попеняли. Вот он и вынужден делать такие заявления.

- Что он будет делать дальше?

- В меру сил и возможностей руководить своей страной. Будет пытаться стимулировать военных, чтобы они получили хотя бы какие-то результаты на ЛБС. Даже министр обороны Резников вынужден был мягко признать, что от плана отстают.

- Зеленский понимает, что ни о каком выходе к границам 1991 года речи быть не может?

- Это очевидно. Это понимает не только он, но и многие другие. В том числе и в армии. Только все по-разному к этому относятся. И тут начинается типичная украинская игра – поиск виноватых. Украинская позиция: «Мы ничего не смогли реально добиться в контрнаступления, кто в этом виноват? Партнеры - оружие давали, но не столько, сколько мы просили и не то. Самолеты не дали, поэтому мы проигрываем в воздухе».

Теперь надо смотреть с другой стороны: а что происходит внутри страны? Где люди, которые должны пополнять армию? Где остатки хоть какой-то промышленности? И тут многие начинают задумываться: что будет, если поставки вооружений дадут сбой?

- А такое может случиться?

- Изменилась мировая политическая конъюнктура. Украины слишком много даже внутри США. Они начнут потихоньку уставать от Украины. Начнут сокращать объемы вооружений. Что будет делать Киев? И уже видно, что в украинскую публичную сферу вопрос: «Куда идем?» И самое главное «Как быстро мы движемся к этому страшному непонятному завтра?» Сейчас озвучивают сверхзадачу: «Может быть, мы попытаемся рвануть в сторону Мариуполя, двигаться в сторону моря». Но, похоже, и в это не очень верят.

БРИТАНЦЫ ПРОСТО УВЕЛИЧИВАЮТ КОЛИЧЕСТВО ТРУПОВ

- Любовь к переворотам проявится на Украине?

- Это не любовь к переворотам. Для Зеленского самый страшный сон – какая-то остановка. Он сейчас как хан средней руки в татаро-монгольском походе. И он понимает, если поход забуксует, остановится, то войско начнет вести себя слабо предсказуемо. Он в Вильнюсе несколько раз произнес фразу «только не заморозка». Это его страшит больше всего. В этой ситуации, когда армия перестанет воевать, люди перестанут умирать и думать только о том, как выжить, у них появится время и пространство для осмысления того, что происходит внутри страны. А выводы будут очень неутешительные. Никто не может предсказать, что будет дальше за этими выводами.

- А эта заморозка вообще реальна?

- Я не вижу, зачем России это нужно. Зачем останавливать конфликт и входить в Минск-3.

Но мы не лукавим, мы были готовы и инициировали проведение переговоров с первых дней СВО. Была Белоруссия, был Стамбул. Другой вопрос, в какой-то момент партнеры были готовы, а потом прилетели британцы и сказали: не надо, подвалим вам оружия, вы все сами сделаете. Они просто увеличивают количество трупов.

НАС СЛЫШАТ, НО НЕ ВСЕ

- Идет нарушение всех законов войны со стороны Украины. Мы как-то на Совбезе ООН пробиваем эти темы?

- Да, конечно, мы пытаемся говорить об этом на всех площадках, в том числе и на Совбезе. Недавно было заседание, посвященное Украине. Но делать это очень сложно. Достаточно широкая коалиция у коллективного Запада, в том числе в Совбезе. Я видел это воочию, это производит впечатление.

- Нас не слышат?

- У них есть общая позиция и они слышать не хотят. Есть Китай, который очень сдержанно, иногда очень афористично по-восточному высказывается. Не впрямую в нашу поддержку, а констатирует некие реалии. Когда речь шла о русофобии на Украине, китайцы заявили: «Очень странно, когда в XXI веке кто-то пытается строить свою внешнюю политику, основываясь на каких-либо фобиях, не важно, это русофобия, синофобия и так далее».

- Осуждения со стороны международных организаций были по тому же случаю с убийством журналиста, с кассетными боеприпасами?

- К сожалению, нет. После гибели нашего коллеги из «РИА Новости» Журавлева мы выразили удивление, почему нет реакции со стороны ни одной правозащитной организации, профессионального международного союза. Когда мы понимаем контекст происходящего на международной арене, конечно, становится понятно: как может быть иначе? ООН устами Гутерриша выразила озабоченность и сожаление по поводу гибели нашего коллеги. Роль такая у чиновников ООН – пытаться находиться над схваткой, вне конфликтов, поддерживать гуманитарные правила и нормы, вне зависимости от того, где и как разворачивается конфликт. ООН еще пытается это выдерживать. Все остальные – уже нет.

- И обстрелы медиков, их гибель тоже не вызывают осуждения у наших «партнеров»?

- Нет. Они делают вид, что этого не происходит.

- А что мы должны сделать, чтобы это было ежедневной повесткой?

- То, что происходило в Копенгагене и в Джидде - свидетельство того, что мы достаточно успешно работали по разъяснению своей позиции со странами этого коллективного Юга. Эти люди не поддержали санкции против нас. Они осознали суть того, что нас подтолкнуло к проведению спецоперации. Эти люди сейчас хотят мира, но они понимают, в чем наши интересы.

БУДЕТ ОТРЕЗВЛЕНИЕ

- Закончится вся эта история. Как скоро из общества выветрятся дурные настроения в наш адрес?

- Термин «денацификация» президент употребил не зря. Все будет зависеть от того, что это за общество. На каких принципах будет существовать украинское общество, в рамках какой государственности, кто будет определять там идеологию. Без понимания контуров новой Украины – в каких границах, частью чего она будет, если ее не будет как независимого государства, - нельзя сказать, что будет происходить с обществом. Процессы быстро не идут. На Украине происходят естественные вещи. Когда человек, который долгое время находился под колпаком активного давления со стороны националистического меньшинства, под колпаком пропаганды, пока он под этим колпаком, ему деваться некуда. А вот когда он сталкивается с другой реальности или просто с реальностью, то она быстро расставляет какие-то вещи по своим местам. Это отрезвляет, как после похмелья. Потом кто-то опять может свалиться в глубокий запой, а кто-то возьмется за ум. Не берусь прогнозировать, как будут идти процессы денацификации в украинском обществе.