Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
10 августа 2023 6:03

Как идет продвижение под Кременной: Здесь против ВСУ сражаются депутаты, летчики и каратисты

Военкор Коц рассказал о продвижении российских бойцов под Кременной
Александр Коц побывал на передовой

Александр Коц побывал на передовой

Фото: Александр КОЦ

ИДЕМ В ОГНЕВОЙ НАЛЕТ

Разморенная на солнце БМП-3, укрытая под масксетью, для порядка прокашливается, выпуская черный едкий дым, который быстро рассеивается между корабельных сосен. Командир экипажа с позывным «Сталик» в смешной желтой кепке с вентилятором на козырьке забирается на место водителя-механика.

- Новейшая разработка, не имеющая аналогов — работает на солнечных батарейках, - смеется «Сталик».

Забираюсь на броню, держаться практически не за что — каждая металлическая деталь раскалена так, что можно запросто обжечься. На место оператора-наводчика забирается явно «негабаритный» здоровяк с позывным «Мастер». Чуть качнувшись машина начинает набирать обороты.

Экипаж получил задачу поддержать штурмующие подразделения в Серебрянском лесничестве

Экипаж получил задачу поддержать штурмующие подразделения в Серебрянском лесничестве

Фото: Александр КОЦ

Мы мчим по песчаным барханам сквозь молодой сосновый лес. Экипаж получил задачу поддержать штурмующие подразделения в Серебрянском лесничестве. За те два месяца, что меня не было в СВО, мы значительно продвинулись вперед под Кременной. Каждый день российские бойцы здесь отжимают у противника опорник за опорником, не давая ему отдыхать. Сначала позиции врага обрабатывает артиллерия, если надо, добавляют танки и БМП из 30-миллиметровой пушки. Параллельно с нами другая боевая машина пехоты должна выкатиться через разбитый населенный пункт на прямую наводку. Наша же «ласточка» тормозит на закрытой огневой точке, чтобы бить навесом. При определенной сноровке так можно разобрать взводный опорный пункт. Чем и занимаются ежедневно добровольцы отряда «Вега», приданные армейскому спецназу.

Сначала позиции врага обрабатывает артиллерия

Сначала позиции врага обрабатывает артиллерия

Фото: Александр КОЦ

- Обстановка сейчас стабильная. Мы выявляем опорные пункты противника и вгрызаемся потихоньку в его оборону. Когда он окапывается, мы его поражаем. И затем заходим на эти позиции. Вытягиваем противника на себя. Выходят его танки, БМП. Мы видим это с воздуха. Подлавливаем, атакуем в этот момент, - коротко инструктировал меня «Сталик».

- Противник здесь сильно упирается?

- Есть тероборона, которых просто забрасывают, обманывают. Они идут, сдаются в плен. Есть идейные товарищи, которые ни в какую не хотят сдаваться, только ранеными или запертыми в угол. Но с любым противником можно работать.

Фото: Александр КОЦ

Наводчик не спеша выцеливает пушкой нужную траекторию и короткими очередями начинает по навесной траектории отрабатывать в сторону противника. В это же время (мы увидим это позже на камере, закрепленной на броне) еще одна БМП выкатывается на прямую наводку и начинает в движении долбить по опорнику метров с 300. В такой ситуации понять, откуда, что прилетает, практически невозможно. При этом есть риск, что в воздухе висит вражеская птичка, которая может навести на машины либо артиллерию, либо передать примерные координаты операторам FPV-дронов, которые противник использует на этом участке фронта крайне щедро.

- Есть методики поведения, которые тебя защищают. Не надо ими пренебрегать. Это время работы, погодные условия и природные - складки местности. Знаешь, когда противник летает. И есть технические средства против него, - расскажет позже «Сталик».

Тем временем наша БМП разворачивается и резко уходит в тыл, пуская за собой плотную дымовую завесу.

СТАРИКИ-РАЗБОЙНИКИ

Отряд «Вега» формировался в Новосибирске людьми, за плечами которых — не одна «горячая точка». Но все они признаются, что нынешний конфликт совсем не похож на все предыдущие. Тот же «Сталик» воевал во «вторую чеченскую» в составе бригады спецназа. Да и перед тем, как пойти добровольцем, он уже бывал в зоне СВО. Помогал гуманитаркой, занимался поиском пропавших без вести, опознанием погибших.

- А на гражданке у меня был строительный бизнес, - рассказывает он, когда мы возвращаемся в зону ожидания. - Был депутатом заксобрания. Управленческий опыт помогает, он везде нужен. Приток мозгов армию только развивает. Мы видим и FPV-дроны, и безэкипажные машины, и защиту от них, и новые средства поражения. Надо быстро этим овладевать, думать, откуда это взять и как приспособить. До того, как это поступит на вооружение и будет работать, это должно быть опробовано. Берем бытовые приборы, используем. Даже со стройки угломер взял, посмотрел, модернизировал. Он здесь уже работает на победу.

Фото: Александр КОЦ

Здоровяк-наводчик в прошлом — профессиональный спортсмен. И даже — исполнительный директор Федерации армейского рукопашного боя одного из регионов.

- Как тебя из спорта сюда занесло-то? - спрашиваю.

- Так же, как и многих ребят из моего отряда. Патриотизм, понимание, что это серьезное дело. Это война, которую мы не должны проиграть. Если мы проиграем, это коснется и моих близких, несмотря на то, что я живу далеко отсюда. Я этого не хочу.

- Семья как приняла твое решение?

- Тяжело. Они до последнего не знали. Уже потом поставил их перед фактом. Я же закончил военное училище, первый контракт прослужил. А потом уволился и был на гражданке.

- Первый бой запомнился?

- Обстреливали. Когда сюда приезжаешь, ты опасаешься всего. Где-то вдалеке стреляют, ты уже думаешь - рядом. А со временем привыкаешь. Понимаешь примерно дистанции, направление, откуда идет. По свисту. Приятного мало. Стрелкового боя здесь по минимуму. Диверсионные группы выходят, где-то перестреливаются. А в основном - артиллерия, танки, тяжелая техника работает. Противник не из робкого десятка. Они не хотят сдаваться, мы тоже не хотим. Мы даже пытаемся идти вперед. Как говорили: враг будет разбит, победа будет за нами. У нас нет другого пути.

НАГРАЖДЕНИЕ НА ПЕРЕДОВОЙ

На командном пункте бригады уже типичная боевая работа — экраны мониторов, на которых выведена картинка с беспилотников. В режиме онлайн идут целеуказания, корректировка, артиллерийские удары. Вдруг в подвал один за другим заходят бойцы во всеоружии. Такое ощущение, что прямо с передовой.

- Это ты удачно заехал, - улыбается товарищ. - Сейчас награждение будет.

По просьбе офицеров, сам процесс не снимаю. Парней собрали не для репортажа. Да и обстановка вокруг узнаваемая. Замкомандира бригады без пафоса вызывает к себе одного подчиненного за другим и вешает медали и ордена прямо поверх бронежилетов.

- Служу России и спецназу, - негромко отзываются награжденные.

- Что у вас тут новенького? - спрашиваю тем временем товарища. - «Леопарды» появились?

- Пока нет, но в тыловых районах замечены. У нас зато тут нарисовались итальянские 155-миллиметровые гаубицы FH-70 и украинские «Богданы». Уже горят. А так, сам видишь, потихоньку двигаемся.

Выскакиваю вслед за награжденными, которые прямо из штаба разъезжаются по позициям. Прошу надеть снятые медали. Парни стесняются: «Да ну, скажут, что за франты по передовой в медалях ходят». «Я напишу, что сам попросил, а родным будет приятно».

Вот два птурщика — «Регби» и «Праздник». Первый, как можно догадаться, до СВО играл в регби, по железнодорожному образованию работал мастером в компании «Трансконтейнер». На работе была бронь, но он ее добровольно отменил. Руководство поддержало и сохранило за ним место до возвращения.

- Стараемся жечь технику противотанковыми ракетами. Работаем и по блиндажам.

«Праздник» в прошлом, как и «Сталик», - региональный депутат. Вместе с напарником они получили медали «За отвагу». Во время боя были ранены, но от эвакуации отказались и продолжали поддерживать ПТУРом своих товарищей.

- Почему решил бросить гражданскую жизнь? - спрашиваю.

- А я ее не бросал. Надеюсь, что вернемся. Какая мотивация? Моя Родина воюет. Для мужчины – семью, жену, родителей, Родину защищать, что может быть большей мотивацией? Когда мобилизация началась, ребятам начали приходить повестки. А чем мы хуже? Подождали – повестка не пришла. Решили добровольно.

ЛЕТЧИКИ-МИНОМЕТЧИКИ

У старшего офицера артиллерийской батареи «Веги» за плечами боевой опыт - организация взаимодействия наземных подразделений с авиацией — практически по всему Кавказу. А на гражданке он работал в центрах управления полетами разных авиакомпаний. «Филин» даже был пилотом на гражданских самолетах. Рейсы в основном региональные. Самолет - советский Ан-24. Сегодня на полигоне он тренирует молодых минометчиков.

- Здесь бои современные, - размышляет он. - Но и опыт очень важен. У нас были даже ветераны Афганистана. Но главное – не переставать изучать что-то новое. Враг очень серьезный, с модернизированным вооружением. Нужно и его держать на контроле, и развиваться самим.

- Чем этот конфликт отличается от других?

- Основное различие – вооружение. И очень усовершенствовано комплексное применение всех средств. Разрабатывается система связи авиации с землей - с группами спецназа, с артиллерией.

- А ты раньше имел дело с минометами? - спрашиваю зама «Филина», тоже награжденного сегодня.

- Я служил в Москве, охранял Генштаб. На гражданке работал вахтовиком, нефтяником. В свободное время еще летал в малой авиации.

- Да у вас тут уже два летчика на батарее.

- Да. Совпало. Командир и подчиненный одного профиля. Но здесь у нас совсем другие задачи. Противник огрызается. Силы у него уже давно не те, но пытается беспокоить нас то на одном, то на другом участке. Приходится оперативно перебрасывать то туда, то сюда орудия. Действовать в составе батареи, когда накрываем противника огнем, если они идут в большой прорыв. Или в составе бронегрупп. Работа как работа.

- Предыдущая была поспокойнее...

- У меня все деды воевали. Отец – афганец. Вопрос, надо ли, не стоял. Был вопрос – когда. Рано или поздно все равно пришлось бы.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Чудо-чемодан зарядит рации и дроны

С началом СВО очень много энтузиастов, русских Кулибиных и коммерческих организаций подключились к новым разработкам, которые полезны на фронте. Это не только разные типы вооружений, беспилотники, но и полезные девайсы, которые упрощают жизнь наших бойцов. Испытания новых приборов ведутся в нескольких километрах от передовой. На прифронтовом полигоне я заметил молодых парней, которые «колдовали» вокруг черного чемоданчика.

- Хочу представить автономную систему электропитания емкостью 160 ампер, - по-деловому начал презентацию Никита Якушев. - Есть большое количество выходов, подключение с помощью «крокодилов», есть 220 вольт, напряжение 1 кВт, разъемы USB. Система охлаждается, есть индикатор температуры, напряжения, емкости и заряда. Любые системы - БПЛА, РЭБ можно сюда подключать. Энергоемкости целому подразделению должно хватать на 3 - 7 суток, в зависимости от задач.

Никита Якушев

Никита Якушев

Фото: Александр КОЦ

- Этой штукой можно заменить дизельный генератор, который шумный и легко засекается тепловизором?

- Совершенно верно. Основная причина, по которой решили заняться этой разработкой, как раз большое количество дизельгенераторов, которые требуют постоянного подвоза запчастей, масла, солярки. А это изделие не видно ни в окопе, ни рядом. Минимальное обслуживание. На группу будет минимум два таких чемодана. Заряд кончается, привозится вместе с продуктами и боекомплектом второе зарядное устройство. А первая батарея забирается на зарядку.

- Отзывы уже есть?

- Основной запрос был от связистов. Они постоянно работают с электроникой, качают связь. Им это изделие необходимо. Буксируемые гаубицы, пушки – у них тоже автономный образ жизни. Работаем со спецназом, с разведчиками. Есть небольшие замечания по весу и габаритам. В режиме онлайн начинаем менять модели. Но это не единственная наша разработка.

- Что еще?

- Дрон «Сибирь», к нему сделали преобразователь с катушкой, с проводом, такого же формата защитный кейс, присоединяется к дрону. Дрон может подниматься на высоту до 30 метров и висеть до трех суток. Используется как ретранслятор для связистов. Для разведчиков, пограничников можно использовать как дозор. Подвешивается камера на 360 градусов с тепловизором. Офицер на командном пункте видит с него всю картинку вокруг. Решение нужное.

- Ретранслятор, в том числе, и для FPV-дронов?

- Конечно! Такая задача уже от разведчиков к нам поступила. Конструкторы занимаются. Дроны смогут лететь гораздо дальше. Будем работать.