Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 октября 2023 23:06

Ольга Васильева о трудовом воспитании, единых учебниках и “Разговорах о важном”

Накануне 1 сентября президент Российской академии образования в эфире “Радио “Комсомольская правда” высказала свое мнение о главных тенденциях нового учебного года
Ольга Васильева

Ольга Васильева

Фото: Личный архив

Скоро в школу. Накануне Дня знаний гостем программы ” Родительский вопрос” стала Ольга Васильева, президент Российской академии образования. Ольга Юрьевна доктор исторических наук и первая женщина - министр просвещения в отечественной истории. В эфире “Радио “Комсомольская правда” она ответила на вопросы наших ведущих Александра Милкуса и Марии Бачениной.

Мы совершили поворот к советской школе?

А. Милкус:

- Ольга Юрьевна, сегодня в школу последовательно из года в год приходят очень многие вещи, которые вы начинали, когда были министром образования. Появились единые учебники. Введены «Разговоры о важном», это похоже на политинформацию, которая была в советской школе. А в этом году принят закон о трудовом воспитании. Это возврат к традициям советской школы?

О. Васильева:

- Это просто возврат к разумному, который рано или поздно должен был произойти. За трудовое воспитание меня очень сильно критиковали, когда я начала об этом говорить. Должен ли подросток сам себя обслуживать? Должен. Мы в свое время прекрасно убирались в школе. Когда наши классы дежурили, мы неделю наводили порядок в рекреациях, работали на школьных приусадебных участках. Здесь нет ничего такого удивительного, за что можно ругать кого-либо. Это обычные вещи, так же как чистить зубы, убирать кровать, мыть свою обувь, убирать игрушки.

- Не все родители это восприняли на ура…

- В первый год моей работы министром меня спросила молодая мама: как быть? Учитель заставил ученика стирать тряпочкой с доски, а это же детский рабский труд. Я опешила от такой постановки вопроса. И спросила: вы собираетесь жить вечно? Тут в ступор встала мама. Я говорю: а подать стакан воды, помочь вам приготовить еду? Вы уверены, что ваш ребенок, у которого рабский труд, это сможет сделать? Пауза с той стороны. Я утрирую и делаю это сознательно.

А. Милкус:

- Меня удивляет, что введение трудового воспитания в школе пришлось проводить на федеральном уровне.

О. Васильева:

- Это объяснимо. Потому что за тридцать лет это триединство “школа – родители – ученик” приобрело неопределенные формы. Я считаю, что должна быть четкая договоренность - что делает одна сторона, что делает другая сторона. Сейчас родители возмущаться перестали, потому что это совершенно нормальная вещь.

Лучше учебника Щербы 1939 года ничего не придумано

М. Баченина:

- Теперь «Разговоры о важном»…

О. Васильева:

- Хочу привести пример. Много лет назад я была в Вашингтоне, посещала мемориал вьетнамской войне. Это такая черная гранитная лента. Вы спускаетесь на несколько ступеней, на ленте выбиты фамилии погибших солдат и офицеров. В США воспитание гражданского патриотизма включено в систему образования. Каждый штат обязательно привозит своих школьников в этот мемориальный комплекс. И учитель стоит около стены с именами погибших из этого штата, и рассказывает о событиях и о них. Навстречу идет класс, подростки лет 14, и они слышат по разговору, что мы - иностранцы. Мальчик, который идет первый, делает предупреждающий знак – палец к губам: нельзя говорить здесь, потому что вы спускаетесь в мемориал погибшим солдатам и офицерам.

Это меня поразило. Если бы так повел себя наш школьник в Александровском саду у Вечного огня - я была бы счастлива. В каждой стране есть такие же уроки, где ребенка учат уважать и почитать ту страну, в которой ему посчастливилось родиться. Гордость за страну воспитывается. Ее нельзя передать по наследству.

А. Милкус:

- Обещанные единые учебники по другим предметам - не только по истории - нужны?

О. Васильева:

- Вы знаете, я в свое время тоже была родителем ученицы. Правда, сейчас это взрослый человек. Это было в начале 90-х, в разгар плюрализма учебников и мнений. Я спросила Людмилу Алексеевну Вербицкую (лингвист, ректор Санкт-Петербургского государственного университета, президент РАО - Ред): какой учебник по русскому языку лучше? Она сказала: учебник Л.В. Щербы 1939 года.. Лучше никто не придумал. Дальше вопрос: почему так часто вспоминают советские учебники?

Ольга Васильева

Ольга Васильева

Фото: Личный архив

Нужен ли единый учебник русского языка? Я считаю, что нужен. Еще пример. Зачем мне десять учебников химии в базовой школе? Или по математике с физикой? Обучаемся физике мы уже больше чем полвека все равно по Перышкину. Увлечение выпуском десятков разных учебников в 90-е годы, на мой взгляд, это было, прежде всего, бизнес-проектом.

А. Милкус:

- Российская академия образования создает такой сервис – онлайн-библиотека советских учебников…

О. Васильева:

- Не только советских, но и лучших российских дореволюционных учебников, русских учебников. Приглашаю всех - это легкость, красота, доступность и понятность. Это будет интересно педагогам и родителям. Там не только Ушинский, по которому занимается “началка” в частных школах, там русский язык для начальной школы Закожурниковой, алгебра – Колмогорова, знаменитая арифметика Березанской, геометрия Киселева, физика Краевича 1869 года. Перышкин, начиная с 1953 года. Методические пособия тоже представлены. И множество других учебников, которые интересны для всех. Это все будет в бесплатном и открытом доступе. Методические пособия тоже представлены.

Нельзя разговаривать с ребенком сложным техническим языком

А. Милкус:

- Ольга Юрьевна, вам аплодировали, когда вы предложили вернуть в школу астрономию. Я недавно был в знаменитом Педагогическом университете им. Герцена, разговаривал с ребятами на кафедре астрономии. Они говорят: мы готовим астрономов. Но они в школу не идут. Из выпуска в 25 человек преподавать пошел только один. И в школах говорят: у нас нет астрономии, потому что нет учителя. Что делать?

О. Васильева:

- Меня на этот шаг сподвигла простая мысль. Мы – страна, которая первая полетела в космос. А теперь для меня загадка – почему бы студентам-физикам не читать курс астрономии? Другое дело, что когда я увидела первый вариант учебника, который был напечатан сходу, у меня сердце сжалось. Помню советский учебник по астрономии - он был очень увлекательный. А тут настолько технический текст, что его прочитать невозможно. Так мы убиваем главное - желание ребенка идти в школу. Я видела мини-планетарии для малышей в школах Калининградской области. Он стоит в школьной рекреации и там в игровой форме о нашей Вселенной замечательно рассказывается. Вот такое нам нужно в школе - без увлеченности невозможно обойтись, особенно для маленьких.

М. Баченина:

- Эта техническая терминология проникла уже в занятия по окружающему миру в четвертом и пятом классе. А ведь это убивает интерес.

О. Васильева:

Я помню историю Древнего мира и Средневековья. Это сказки, которые завораживают. Будет очень неправильно, если мы у малышей эту сказку отберем. Нельзя разговаривать с ребенком сложным техническим языком, он до определенного времени должен просто верить рассказчику. В советское время учебник готовился не менее трех лет. Редколлегия была академическая. Я ввела правило, чтобы у нас рецензенты были представлены...

А. Милкус:

- А до этого было анонимно.

О. Васильева:

- Теперь рецензент отвечает за свое слово. И это правильно. И сейчас этот учебник - истории для 11-го класса, который с 1 сентября поступает в наши школы - он очень близок к нашему классическому пониманию. Здесь много микроистории, очень много про людей, про культуру, семейные истории - все то, что может найти отклик в душе ученика.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Бить - нельзя, кричать - нельзя. Как воспитывая ребенка выстроить с ним добрые, доверительные отношения. (подробнее)