Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-9°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 сентября 2023 21:01

Захар Прилепин: Большинству убежавших стоит дать шанс. Мы же русские

Чьи стихи на самом деле надо учить в школе? Прощать ли беглецов, льющих ушаты помоев на Россию? И как бороться с украинским терроризмом? Известный писатель и подполковник Росгвардии дал большое интервью KP.RU прямо с больничной койки
Прилепин создал «Оплот» в 2016 году. Сначала это была рота, а теперь целый полк с техникой и тяжелым вооружением. Фото: Личный архив

Прилепин создал «Оплот» в 2016 году. Сначала это была рота, а теперь целый полк с техникой и тяжелым вооружением. Фото: Личный архив

«АРХИПЕЛАГА» ТОЧНО НЕ НАДО

- Захар, было много разговоров, что из школьной программы убрали классиков русской литературы. Но Минпросвещения это опровергло. В любом случае программа пересматривается. В нее включили Пелевина, Гришковца, вас. Может, и правда уже пора переключиться на других авторов?

- Пушкин, Гоголь, Толстой, Тургенев, Достоевский, Чехов - это не просто великая литература, это - я взвешиваю слова - самая влиятельная литература в мире. Более того: совершенно не устаревшая. Хочешь понять украинский вопрос - читай «Тараса Бульбу». Хочешь разобраться в либеральном вопросе - не только Достоевский с его «Бесами», но и Стива Облонский из «Анны Карениной».

Вы посмотрите, сколько экранизаций Тургенева и Толстого в мире! Вы знаете, например, что Тургенева на всех континентах экранизировали в разы чаще, чем, скажем, Хемингуэя? А вы говорите - «переключиться». Да мы на сокровищах сидим!

- В школе теперь будет изучаться «Голубое сало» Сорокина (за этот роман против автора было заведено уголовное дело за распространение порнографии, но закрыто «за отсутствием состава преступления». - Ред.). Как вы относитесь к вашему «соседству» в программе?

- Сорокин значимый литератор, который выполнил свою функцию: деконструкцию советских литературных парадигм и общих мест. В каком-то смысле 30 лет назад это была полезная работа. Но в развитии он где-то в 1993 году и остался. Нужен ли он в школьной программе? Не думаю. Мне кажется, там сегодня нужны авторы, которые осмысляли жизнь русских людей - желательно за пределами Садового кольца. Школьник будет куда богаче, если ему вместо «Голубого сала» предложат таежные повести Михаила Тарковского, оставившего много лет назад Москву и поселившегося в глуши Красноярского края.

Захар Прилепин в больничной палате

Захар Прилепин в больничной палате

Фото: ТАСС

- Кто вообще должен быть в современной школьной программе, а кого там быть точно не должно?

- Нельзя объять необъятное: в целом программа дает базовое представление о русской литературе. Я, безусловно, рад, что в программу вернули классическую советскую героику - Николая Островского, Фадеева, ведь, по сути, они писали про молодых людей, которые жизнь положили на восстановление страны, на борьбу, к слову сказать, с украинским сепаратизмом (Павка Корчагин из романа «Как закалялась сталь» треть романа гоняется за самостийными бандами по малороссийским землям). Подростки при помощи этих книг в полной мере осознают современный контекст - вот была петлюровщина, вот был нацизм, предатели, а вот их сверстники боролись с этим.

А кого в школьной программе не должно быть - так это книги «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Я не против его малой прозы - но «Архипелаг...»... Я недавно перечитывал как раз главы, связанные с бандеровщиной, где речь идет о полицаях, о власовщине. В сущности Александр Исаевич это оправдывает, находит ловкие формулировки - и подводит к определенным выводам: если государство - зло, предательство объяснимо.

Обмен военнопленными между ДНР и украинской стороной. 2014 год

Обмен военнопленными между ДНР и украинской стороной. 2014 год

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

НЕ ЖДИТЕ ПАМЯТНИКОВ

- А есть что сейчас почитать о спецоперации, кроме нашего военкора Дмитрия Стешина, который жанр репортажа превратил в литературу?

- Есть ряд сильных документальных текстов, например, книга Андрея Савельева, служившего в «Спарте», - она называется «Война в 16+». Думаю, и другие воспоминания, но, наверное, время серьезной прозы еще не пришло. Пока за донбасскую военную тему отвечают русские поэты: Анна Долгарева, Семен Пегов, Дмитрий Мельников.

А проза всегда идет с некоторым запозданием. Вспомните Гражданскую войну 1918 - 1922 гг. Блок, Маяковский, Есенин, Клюев, Хлебников, Цветаева - их реакция на события была немедленной. А великая проза о той войне появилась только к середине - концу 20-х годов, в 30-е.

- Ни на радио, ни по телевизору, нигде не крутят песни, стихи, фильмы, не читают книги об СВО.

- Если бы мне и моим товарищам предложили этим заняться, наши топовые радиостанции и телевидение получили бы мощнейший патриотический контент. Не SHAMAN единым жив русский человек. Я еще в 2017 году выпустил два сборника «Донбасских песен» - там и несколько песен Сергея Галанина, и группы «Зверобой», восхитительный военный цикл Юлии Чичериной.

Короче, если б хотели крутить - крутили бы. Называя вещи своими именами - это саботаж.

Захар Прилепин на тотальном диктанте в Нижнем Новгороде

Захар Прилепин на тотальном диктанте в Нижнем Новгороде

Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

- В курс школьной истории СВО уже включена, а в литературу надо ли включать творчество спецоперации? Или еще рано?

- У нас есть совершенно дурацкое представление, что с классикой надо подождать лет 50, пока они станут памятниками. Но это чепуха: Пушкина изучали в гимназиях при жизни, Льва Толстого тоже. То же с Шолоховым, Симоновым или Твардовским. Иначе бы школьникам послевоенной эпохи не пришлось бы читать «Василия Теркина», «Жди меня» и «Они сражались за Родину», а ждать 50 лет. Ну чушь же.

ОНИ НЕ ПЕРЕПРОШИВАЮТСЯ

- Рома «Зверь» съездил на передовую, и патриотическое сообщество «открыло ему двери» в свои ряды. Он теперь прощен, хотя и высказывался против СВО?

- Я считаю, что никаких серьезных вопросов к Роме быть не может. Он молодчина. Он делом доказал преданность Родине и своей армии. С запозданием? Ну а кто тут святой? Я напомню сталинские годы нашим «непрощенцам»: когда в Советскую Россию возвращали белогвардейца Куприна, белогвардейски настроенных Алексея Толстого и Александра Вертинского. Да и среди советских имен в культуре были успевшие послужить кто в армии Скоропадского, кто у Петлюры - например, Александр Довженко, Паустовский и Валентин Катаев… Но у власти хватило ума не сводить с вышеназванными счеты. А они ведь не просто «в блоге написали», а иной раз воевали самым натуральным образом.

- Теперь любой противник и критик может съездить на передовую и «отмыть» свое имя?

- Видит Бог, я ни минуты не верю, что Гребенщиков*, Земфира* или Хаматова решатся на это. А вообще, конечно же, большинству стоит дать шанс. Мы же русские. Если человек не впал в откровенную бесовщину, то у всех должен быть шанс. Этому Христос учил.

А если вас не убеждают советские примеры, то напомню, что и имперская власть прощала неслыханных бунтарей: скажем, гетмана Дорошенко, чья прапраправнучка стала женой Пушкина и матерью его детей, многие из которых пошли по военной стезе. А несколько сыновей Шамиля тоже стали русскими боевыми генералами.

- А этих «бегунков» и противников можно переубедить?

- Думаю, что подавляющее большинство - нет. У них другой «символ веры». Их центр мира и мировой арбитр - США. Они простят им всё: любые оккупации, бомбежки и прочий лютый беспредел. Ментально - их родина там, ну или в Лондоне, лишь бы подальше от нашей мрачной глуши. Они просто говорят на русском, но в целом они - «американцы». Это не перепрошивается.

- Максиму Галкину* отказали в концертах в Казахстане, «Литтл Биг» отказали в Армении. Они и им подобные вернутся?

- Не думаю, что русская культура что-то потеряет без этих имен. СВО - еще и способ хотя бы проредить чудовищную мафию, оккупировавшую наше телевидение, массмедиа. К сожалению, это пока не слишком удалось. Многие из оставшихся просто затихарились. Многие скучают по Галкину, по прежним временам. И если эти времена хоть в какой-то форме вернутся - они, конечно, будут мстить. И сейчас «милитаристам», поддержавшим СВО, не слишком уютно живется в театральном, кинематографическом, литературном мире - а если нашим оппонентам дать волю, они просто наглухо зачистят из всех эфиров Чичерину, Охлобыстина, Пегова. Они нас ненавидят.

Захар Прилепин в редакции "Комсомолки"

Захар Прилепин в редакции "Комсомолки"

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

КАК ГОРДОН* ПЕРЕОБУЕТСЯ

- Нравственный вопрос. Вас взорвали. Против вас совершили теракт. Так же, как и против Даши Дугиной, Владлена Татарского… Режим Зеленского максимально громко и показательно выбивает лидеров общественного мнения России. Должны ли мы делать так же?

- Нет, конечно. Я был офицером донецкой армии, когда взорвали Моторолу, убили Гиви. Я все это время был рядом с Захарченко. Никогда, подчеркиваю, никогда ему в голову не приходило действовать подобным образом. Хотя возможности, конечно, были. Это западло: убить врага, когда он, безоружный, поднимается в лифте к своему трехмесячному ребенку.

Да, диверсионная работа нужна и сегодня, но, помилуйте: зачем убивать этих бессмысленных киевских пропагандистов? Куда больший интерес у меня вызывает тот день, когда их Гордон* начнет витиевато и очень искренне раскаиваться, а Арестович предложит свои услуги в качестве советника по, скажем, ликвидации русофобии в Прибалтике.

- Собираетесь ли вы возвращаться в политику после СВО?

- СВО - это и есть политика. Мегаполитика, суперполитика, дающая новую жизнь невероятным процессам: от антиколониальной борьбы в Африке до стремительного расширения БРИКС. Но всю эту политику творит русский солдат на Харьковском и Запорожском направлениях, под Марьинкой и под Клещеевкой.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Почему вы ушли из политики? Разочаровались?

- Я никуда не уходил. Началась спецоперция, и мы с моим товарищем по Донбассу полковником Сергеем Завдовеевым воссоздали подразделение «Оплот» - то самое, что создал еще весной 2014 года Александр Захарченко. Сначала у нас была рота, доблестно воевавшая в 2022 году на Харьковском направлении, а затем мы расширились до батальона. Теперь у нас полк особого назначения Росгвардии с приданным тяжелым вооружением. Я заместитель командира полка. Это и есть моя политика.

«МНОГО ХОРОШИХ ГОРОДОВ НА СВЕТЕ»

- Как ваше самочувствие?

- Все отлично, спасибо лекарям. Склеили просто идеально. Великие люди, конечно, я преклоняюсь перед ними.

- Когда планируете восстановиться?

- У меня 9 переломов ног, не считая перелома позвоночника и прочих травм. Но после трех операций я на третьей неделе уже начал вставать. Я думал форсировать процесс выздоровления, но понял, что организм может обидеться. И если три открытых перелома должны минимум три месяца срастаться, то не надо прыгать на скакалке раньше времени.

В любом случае я уже работаю: готовлю новое спецподразделение «Родня», вместе с губернатором Нижегородской области мы создали именной батальон «Серафим Саровский». Так что перерыва в сущности не было.

- Вы уже записываете новые выпуски «Уроков русского». Что дальше?

- «Уроки» - в силу того, что я на больничном, а не работать я не могу. Дальше выдвижение наших новых подразделений в зону СВО, возвращение «Оплота» в новом качестве на линию соприкосновения… Так что, надеюсь, дальше, например, Славянск. Или Николаев и Одесса. Много хороших городов на свете… И больше всего мне хочется эту даль приблизить.

*Признаны в России иноагентами.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Радио «Комсомольская правда» представляет уникальный проект - аудиокнигу Дмитрия Стешина «Священная Военная Операция: от Мариуполя до Соледара». Год СВО, день за днем, плечом к плечу с героическими бойцами и простыми людьми (подробнее)