Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Звезды13 января 2024 9:50

Ролан Пети: человек, который прыгнул с трамплина, но не спустился вниз

Исполняется 100 лет со дня рождения легенды балета, знаменитого танцовщика и хореографа
Он мог танцевать и Квазимодо, и Хосе в «Кармен». Мог придумывать балеты и балетные позиции. Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Куров

Он мог танцевать и Квазимодо, и Хосе в «Кармен». Мог придумывать балеты и балетные позиции. Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Куров

Есть люди, чья красота заставляет вас восхищаться. И это не только физическая красота, а какая-то взрывная смесь характера, чувства, любви к своему делу, юмора. Иногда все это передается просто взглядом. В случае с Роланом Пети – еще и движением.

Его отец был хозяином бистро. Мать, итальянка, бросила семью, когда Ролану было всего 12 лет. Они с братом Клодом воспитывались папой в Париже. Маму, кстати, звали Роз Репетто, и она стала основательницей крупнейшей компании по производству балетной обуви и одежды.

По легенде, решение судьбы отдать мальчика в балет было принято в отцовском бистро. Можно представить себе эту сцену:

- Боже, какой талантливый ребенок! Вы не думали о сценической карьере?

Мальчику было девять лет, как именно он проявил себя в бистро, не знаю, но в балетную школу Парижской оперы попал. Отец даже оплачивал частные уроки, в том числе и у русских педагогов. Обучение закончилось в 1940 году, и шестнадцатилетний Ролан Пети попал в кордебалет Парижской оперы. Через три года тогдашний директор главного театра Франции Серж Лифарь доверил ему первую сольную партию.

А еще Пети организовывал вечера в Театре Сары Бернар. И там же показал собственный концертный номер – «Прыжок с трамплина».

Очень жаль, что не все, о чем вспоминают, можно сегодня увидеть в движении. Я бы посмотрела эту сценку, где нет ни настоящего трамплина, ни бассейна. Но есть прыжок. Вверх.

От мюзик-холла к классике

Он провел войну в оккупированном Париже. Общался с Пикассо, который всерьез начал давать ему советы, - какими должны быть костюмы для постановки. Пети рассказывал, что очень многое впитывал в те годы: именно на фоне войны возросла важность личного общения.

Уже к 1945-му, в 21 год, Пети чувствует в себе силу ставить балеты и организовывает труппу «Балет Елисейских полей». И появился балет «Юноша и смерть», созданный в сотрудничестве с легендарным писателем Жаном Кокто на музыку Баха. Эта работа осталась в истории. В том числе, и благодаря двум поздним постановкам – с Нуриевым и с Барышниковым.

А еще он женился на танцовщице Зизи Жанмер, своей ровеснице. Ставил для нее мюзик-холльные номера в начале карьеры, она танцевала в его балетах – и в «Юноше и смерти», и в «Кармен». Была его супругой до его смерти в 2011-м. Родила ему дочь – грациозную Валентину Пети, которая тоже стала танцовщицей. Для Зизи даже блудная мама Репетто сделала личные балетки… И модель назвала просто – Zizi.

Мама и балетки для Брижит Бардо

Кстати, о блудной маме. Еще до бегства от мужа она смотрела на своего мальчика, возвращающегося из балетной школы с окровавленными подчас ногами и придумала новые пуанты. Применила в них новую идею: пришитые наизнанку стельки, которые амортизировали ногу артиста. Это была сенсация и революция в балете!

Когда эти туфли еще не начали завоевывать рынок, Ролан был молодым артистом. Ему так нравилось мамино изобретение, что он предложил чудо-пуанты своим друзьям, те предложили их своим. Появились ателье и рынок сбыта: мадам Репетто становилась все успешнее и успешнее.

А потом была история не Золушки, но феи. Брижит Бардо попросила у Розы Репетто сделать ей балетки для фильма «И Бог создал женщину». Эта модель – «Золушка» - неожиданно стала популярной. Началось развитие фирмы Repetto, которая существует до сих пор.

Нуриев навсегда

Ролан Пети всегда ценил танцовщиков из России. Он дружил с Нуриевым, хотя в последние годы жизни Рудольфа это и закончилось враждой. К счастью, они успели помириться, потом Пети даже написал книгу о том, кого считал великим танцовщиком.

Пети мог отменить спектакль, если плохо солисту. Второй состав сразу после премьеры его не устраивал. Но Нуриев никогда не говорил, что ему плохо, хотя жизнь его разрывалась между балетом и болезнью, между красотой и ночными походами в самые страшные притоны любых городов.

На память об ушедшем друге Пети купил на аукционе «Кристи» камзол из черного бархата, обшитый золотом и серебром. В этом костюме Нуриев когда-то выходил в «Лебедином озере» и метался по сцене в поисках своей возлюбленной.

Пети, СССР, Россия

В 1972 году Пети привез на Авиньонский фестиваль спектакль о Маяковском. Его сразу записали в коммунисты – слишком много на сцене было красных знамен. Сам Пети потом пытался поставить это в СССР, но министр культуры Екатерина Фурцева была против. Зато Лиля Брик, увидев Пети в Москве, обняла его и поблагодарила. Нет, она не видела спектакль, только фотографии. Сам Ролан Пети говорил, что спектакль получился очень красивый, но к коммунизму не имеет отношения, - просто Маяковский дает такой импульс, что ему невозможно сопротивляться.

В 1973-м году Ролан Пети специально для Майи Плисецкой поставил номер на музыку Малера "Гибель розы". Костюм создал Ив-Сен Лоран. В СССР в 1973-м году была представлена только вторая часть «слишком сексуального» балета, Европа увидела все целиком.

В 2001-м была уже совсем другая система: Пети получил «карт-бланш» в Большом театре на «Пиковую даму». Так они познакомились с Николаем Цискаридзе и Илзе Лиепой. По воспоминаниям самого мастера, он сперва испугался суровой Илзе. Но тут прямо на пробах Цискаридзе как-то мимоходом отвесил партнерше пинка, и она вдруг стала хрупкой, именно такой, как хотелось хореографу. За спектакль, - уникальный для иностранного балетмейстера случай, - Ролан Пети получил Госпремию России.

Он мог танцевать и Квазимодо, и Хосе в «Кармен». Мог придумывать балеты и балетные позиции. Общаться с Сержем Гейнсбуром, Жоржем Сименоном, Морисом Жарром. Споткнуться о стол во время аплодисментов и сделать сальто, хотя ему было уже почти 80…

Он мог.