Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
18 января 2024 14:25

Николай Коляда: «Мы живые, придуриваемся на сцене и зрителям это нравится»

Создатель самого успешного частного театра России, драматург, писатель, режиссер и актер о природе успеха спектаклей Коляда-Театра из Екатеринбурга, о столичных гастролях, о своих актерах и зрителях в эксклюзивном интервью «Комсомольской правде»
Режиссер, драматург, создатель авторского театра "Коляда-Театр" Николай Коляда на радио "Комсомольская правда".

Режиссер, драматург, создатель авторского театра "Коляда-Театр" Николай Коляда на радио "Комсомольская правда".

Фото: Иван МАКЕЕВ

Для театралов российской столицы январские морозные дни расцвечены гастролями яркого, своеобразного, искрометного Коляда-Театра из столицы Урала.

Уже традиционно труппа показывает москвичам более трех десятков спектаклей, как уже «обкатанных», так и совершенно новых постановок.

Нынешние гастроли начались 13 января с премьер: мы уже смогли посмотреть «Стеклянный зверинец», «ЧЭЧЭВЭ», «Бесконечное окно», «Сорочинскую ярмарку».

Буквально за несколько минут перед прогоном премьерной «Бесприданницы» на сцене Театрального центра на Страстном застали мы создателя театра, режиссера, драматурга и артиста, Заслуженного деятеля искусств Николая Коляду.

- Коля, привет, это твои фанаты, журналисты Александр Гамов, Любовь Моисеева.

- Спасибо, что не забываете, фанаты. Очень приятно.

- Взаимно. Мы внимательно следили: вот один грузовик ушел из Екатеринбурга в Москву с декорациями, второй грузовик, третий. Сколько ты отправил грузовиков?

- Всего три фуры большие приехали сюда, привезли декорации к спектаклям нашим. Ну, 34 спектакля мы в столице в этот приезд играем, всё больше и больше расширяемся.

А потом, у меня появился в театре художник Лев Низами, который делает декорации. Поэтому много барахла всякого-разного, тут по всем дыркам рассовали в центре на Страстном, везде-везде наши мешки, костюмы, реквизит и все такое прочее.

Вот сейчас готовимся к прогону спектакля «Бесприданница», вечером у нас премьера. Очень волнуюсь на самом деле. Вчера была премьера спектакля «Ночь игуаны», очень хорошо прошел спектакль, и публика московская прекрасно приняла нас, и битком был зал. Поэт Лариса Рубальская пришла, моя подружка, мы с ней сфотографировались. Ну, как-то все было очень-очень хорошо, приятно очень, все замечательно.

- А сколько актеров приехало, режиссеров, художников, осветителей?

- Вот сейчас я привез 49 человек вместе с техниками. Но не все актеры приехали, не все заняты. Ну, там у кого-то дети, не могут оставить их. Всего в труппе сейчас 40 человек (речь идет об актерах – авт.). В частном театре, представляешь, какой ужас! И 40 человек обслуживающий персонал. То есть всего 80 человек работает в театре, который не поддерживается государством, мы живем вот так, как бы на самоокупаемости, как говорят.

- Обычно же вы детей с собой брали.

- Да, взяли двоих детей и в этот раз тоже, и суточные они получают, играют в спектакле. Взяли Алису Ягодину, дочь Олега Ягодина (замечательного артиста, премьера театра – авт.), и взяли Льва Рыкова, нашего артиста маленького, он сын Тани Буньковой, моей артистки. Зверей не взяли, зверей здесь берем напрокат. Для спектакля «Змея золотая» нашли…

- Змею?

- Нет, крысу. А змею нам должны привезти для спектакля «Сценарий безалкогольной свадьбы» (он будет через несколько дней). Да, там змея настоящая должна работать.

- Они суточные получают?

- Нет, они не будут получать суточные. Но в этом спектакле «Сценарий безалкогольной свадьбы» есть такой персонаж - ворожея, знахарка, и у нее на шее висит змея. Ну, чтобы народ привлекать и пугать, как положено. Поэтому заказываем змею. Ну, в Москве змей много, не беспокойтесь, нам привезут, сплошные змеи тут у вас в Москве.

- Ну, да, тот еще змеюшник… Зато мы поняли, почему в Москве такая оттепель. Это эмоции, кипящие на спектаклях Коляда-Театра, растопили нам тут холодную зиму.

- Да. Мы уже неделю почти в Москве, у нас зал все время битком.

В субботу и воскресенье играли по четыре спектакля. В субботу был «Суп-театр». Я до 3 часов ночи варил борщ, огромную кастрюлю 50 литров, очень вкусно все получилось, грибочки были от моей сестры Веры. Всё съели, но вроде никто не отравился, даже добавки просили некоторые. Все довольны. Я хорошо готовлю.

- Проверим! У нас запланирован поход на «Суп-театр».

- Давайте, приходите. Я вам сдам экзамен.

Николай Коляда, корреспондент "КП" Александр Гамов и радиоведущая Любовь Моисеева.

Николай Коляда, корреспондент "КП" Александр Гамов и радиоведущая Любовь Моисеева.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Кстати, билеты покупали еще в октябре, и уже едва успели поймать – на это действо все были расхватаны в один день.

- Ой, не говори, на «Суп-театр» почему-то билеты… И дорогие мы сделали, мы думали, может быть, если дорого, так не купят. Какое там, всё смели за один день.

- А у вас на все спектакли все билеты проданы?

- Нет, на какие-то еще имеются, но идет волна, зал наполняется. Я думаю, на 90% точно. Кстати, директора театров говорят, что в Москве аншлагом считается заполнение зала на 70%. Так что у нас, можно сказать, аншлаги на каждый спектакль. Мы же до 4 февраля спектакли играем. Ну, на 1, 2, 3 февраля билеты еще есть. Ну, как? Продано больше половины зала. А хотелось бы аншлаг, конечно, потому что нам же деньги нужны, мы же зарабатываем на этом.

- А заговор директора московских театров не устроят против Коляды? Отбирает зрителя…

- Да какой заговор? Московские театры – это как ледокол «Ленин» плывет, а я рядышком, как маленький бумажный кораблик. Поэтому чего сравнивать-то? У нас своя жизнь, они на бюджете сидят, бюджет пилят наверняка как следует…

- Сейчас обидные нотки для тебя прозвучат.

- Давай.

- Как провинциальный частный театр может собирать такие аншлаги?

- А ничего обидного не сказано. Этот вопрос мне часто задают. Аншлаги мы собираем прежде всего, Саша, Люба, потому, что есть такое понятие по Станиславскому в театральном деле: есть театр живой, а есть театр мертвый. Может быть театр богатый до невозможности, и снег идет на сцене, и вода бежит, и костюмы, и оркестр, и все что угодно, а все мертвое, и весь зал спит. А есть маленький театр: коврик расстелили, как говорится, и играют, а глаз оторвать невозможно. Вот мы из этих театров, где декорации из г..на, палки, маминой шторы сделаны, а артисты живые, такие, что глаз не отвести. А москвичей что, проведешь на мякине, что ли? Господи, москвичи видели Стрелера, Шмеллера, кого они только не видели, весь Запад, и Восток,всё пересмотрели.

Я думаю, что мы живые, радостные, веселые, смешные, юморные, мы придуриваемся на сцене, мы балуемся. Зрителям это нравится, вот и всё. Театр, это ведь детство. В зрительном зале сидят люди, у которых сердце открыто, они смеются, радуются, им весело. Вот в этом причина, я думаю.

- Между прочим, журналистка из Новосибирска, однокашница по университету Ирина Левит написала, что когда-то, будучи студенткой, она писала о вашем педагоге (Свердловского театрального училища – авт.) Евгении Николаевиче Агурове, и Агуров предсказал тогда, что Коляда станет выдающимся деятелем русского театра.

- Я не знаю, может быть, Агуров и сказал такое, но у меня был педагог другой, Николаев Вадим Михайлович. Агуров преподавал в театральном училище на курс младше меня, так что я его как бы видел, здоровался, знаю. Но Вадим Михайлович Николаев, он всегда говорил, глядя на меня (ну, смеялся так): «Смотрите на Коляду, будущий Народный артист Советского Союза». Я стал, может быть, не Народным артистом, но два месяца назад (дорогие, можете меня поздравить) я стал профессором Екатеринбургского государственного театрального института. Так что вот так.

- Поздравляем! Кстати, тогда слова Агурова стоят еще дороже, потому что он смотрел со стороны, и увидел то, что другие и вплотную иногда рассмотреть не могут.

- Ну, наверное. Он был на наших экзаменах.

- А ты же стал сейчас выдающимся, Коль, колись?

- А теперь можете записать: я с**** мрамором не стал. «Каким ты был, таким ты и остался, орел степной, казак лихой». А что мне, пузо вперед, погоны на себя надеть? Люба, Саша, это же смешно. Зачем я это буду делать? Что, дураки люди, что ли, вокруг? Все же видят, кто чего стоит, все знают цену всему. О чем разговор? Все умные.

- Помнится, во время предыдущих гастролей фанаты, когда увидели, что ты на полу спишь, подарили тебе матрас надувной. Ты его в театре на Страстном оставил или с собой увез?

- Нет, я его привез, и на нем сейчас спят сторожа Коляда-Театра. Люди, которые охраняют мой театр. Это очень важные люди, им должно быть комфортно. А сам я приехал без матраса.

- Это намек фанатам, чтобы принесли еще матрас?

- Нет, пускай лучше фанаты приносят деньги в конвертах.

Знаете, я сегодня проснулся, у меня телефон бряк-бряк, Сбербанк Онлайн. Я смотрю, кто-то перевел мне 100 тысяч рублей. Я так смотрю, я не знаю этого человека, я не знаю его фамилию. Это кто-то из зрителей, потому что мой телефон все знают. Кто-то из зрителей, видя, как я маюсь, мучаюсь, прислал мне 100 тысяч рублей. Я вообще не знаю, кто этот человек.

Знаете, у меня слезы на глазах от счастья и благодарность немыслимая москвичам.

Спасибо за помощь, за то, что покупают мои книжки, наши сувениры, билеты. Благодаря этим людям и проходят эти гастроли. А, знаете, гостиница стоит 2,5 млн. рублей, перелет на самолете – миллион рублей, суточные – еще миллион, провоз декораций… Деньги бешеные.

- Коля, спасибо огромное, что нашел время для интервью – знаем, что уже начинается репетиция. Хорошего вечера и новых творческих удач!

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Вместо осрамившегося Александра Васильева вести «Модный приговор» будет другой человек (подробнее)