Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Клуб любознательных22 января 2024 11:58

Ученые впервые признали безумную теорию: мы живем в «космическом зоопарке»

Планетолог Кроуфорд: Внеземной разум не редкость, но цивилизации скрываются
Кадр из фантастического боевика "Люди в черном", в котором пришельцы наведывались на Землю как к себе домой.

Кадр из фантастического боевика "Люди в черном", в котором пришельцы наведывались на Землю как к себе домой.

Фото: EAST NEWS.

В более чем авторитетном журнале Nature вышла потрясающая основы статья о пришельцах и инопланетянах. И авторы там ого-го, например, Ян Кроуфорд – член Королевского астрономического общества, всемирно признанный планетолог, человек, без которого не обходится ни одна лунная миссия, потому что именно он ищет лунную воду, изучает грунт и вообще говорит, куда лететь. Статью решили скрыть от широкой публики, представив лишь кусочек – но мы, само собой, откопали полный текст.

И там действительно снос башки. Или инопланетян в принципе нет, что невозможно. Или Земля – «космический зоопарк», и инопланетяне кишат повсюду, но нам на глаза намеренно не показываются. Мы или слишком малы, или недостойны. Иного не дано.

Что же, разберем аргументы.

ГДЕ ВСЕ

Современная европейская наука стоит на «принципе Коперника». Когда Николай Коперник в самом начале XVI века низводил Землю из центра мира в разряд «планет, как все», он очень жестко акцентировал: что у нас, на Земле, то и на Марсе, на Венере, на любых других планетах. И жизнь? И жизнь. В широком смысле «принцип Коперника» - это вера вот во что: обнаружив нечто в лаборатории, мы находим некий общий для всей Вселенной закон природы. На Земле нет ничего особого. Если принцип Коперника не верен, выбросьте все учебники физики, химии, да и математики. Все, что сделала наука за полтысячелетия – в утиль.

За идею множественности обитаемых миров пострадал Джордано Бруно. Он был не астрономом, а философом и священником. Именно это обстоятельство и привело его к печальному концу. Он попытался понять: раз инопланетяне живут везде, у них есть какая-то своя религия. Как она соотносится с нашими верованиями? Ватикан, конечно, такого потерпеть не мог. Так два священника, Коперник и Бруно, создали науку – и потеснили Ватикан с его претензией на абсолютную власть над умами.

Когда я был школьником, разговоры про инопланетян были как бы за пределами «правильной» науки. По рукам ходили списки (ужасного качества) работ Феликса Зигеля, а там НЛО, зеленые человечки, и официальная наука все это усиленно отрицала. Но так было не всегда.

Весь XVII век, и далее, до середины ХХ века – это эпоха безоговорочной веры в то, что инопланетяне повсюду. Не верить в пришельцев значило быть ретроградом. Луна была населена. Планеты само собой. А великий Уильям Гершель был уверен, что живут даже на Солнце. Видимый нами диск, дескать – это только раскаленные облака, под которыми простирается изобильная равнина.

Видимо, что-то случилось между 1950-ми годами и 1980-ми, когда научная общественность кряхтела и жалась, если ее спрашивали про Феликса Зигеля и другого апологета внеземных цивилизаций, Эриха фон Дэникена.

Много чего случилось. Астрономы к тому времени лучше узнали планеты Солнечной системы и поняли, что жизнь «в лоб», как у нас, там невозможна. В небо заглянули радиотелескопы – и услышали лишь молчание. Начиналась космическая эра. Люди подумали: вот мы, такие, не очень развитые, летаем. А они, видимо, более развитые, не летают. Как так?

Переломным моментом, однако, стал разговор в кафетерии лаборатории Лос-Аламос (где изобрели атомную бомбу) летом 1950 года. Это был частный разговор Энрико Ферми, Эдварда Теллера, Эмиля Конопински и Герберта Йорка.

Ученые пили кофе, перед ними лежал нью-йоркский журнал с карикатурой. В Нью-Йорке тогда воровали мусорные баки, и на карикатуре изобразили пришельцев, которые тащат бак в летающую тарелку. Мрачно осмотрев карикатуру, Ферми спроси: «А в самом деле, где Все?». То есть – где инопланетяне?

Нобелевский лауреат Энрико Ферми.

Нобелевский лауреат Энрико Ферми.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS.

Факт этого разговора зачем-то потребовалось потом отрицать. Через популяризатора Карла Сагана был вброшен миф, будто никакой беседы не было. Но расследование журналиста Эрика Джонса не только доказало факт разговора – удалось восстановить его мельчайшие детали.

Вселенная полна инопланетян, но никого нет – это и есть часто упоминаемый парадокс Ферми. Сам Ферми, ядерный физик, публично ни до, ни после о пришельцах не говорил. Но посмотрите, как странно: вроде бы разговор за кофе, не более. Но концепция радикально поменялась. Теперь, если ты «за» пришельцев, ты с этими, у которых шапочки из фольги. В каком-то смысле наука приняла тезисы Ватикана образца XVI века.

Статья в Nature, возможно, событие такого же масштаба, как Лос-Аламосский разговор. Она возвращает «пришельцев» в число тем, которые не стыдно обсуждать. И возвращает в очень жесткой форме.

ПАРАДОКС ЕЩЕ БОЛЕЕ ПАРДОКСАЛЕН

Статья начинается с признания того, что парадокс Ферми с тех пор стал еще более парадоксален.

Во-первых, теперь мы понимаем, что образование жизни – точно не уникальное дело, которое случилось как-то раз только на Земле. Вся совокупность полученных наукой знаний говорит о том, что жизнь – естественное продолжение эволюции неживой материи.

Во-вторых, мы нашли планеты у других звезд. Мы знаем, что планеты есть практически у всех звезд, и 60% (примерно) из них находятся в так называемой зоне обитаемости. То есть условия на планетах таковы, что жизнь там зародится и будет развиваться.

В то же время многолетние усилия услышать пришельцев по радио провалились. Возможно, радио не лучший способ связи, но это определенно один из способов, и странно, что им не пользуется никто. Мы также знаем, что пришельцы не наследили в нашей истории. «Мы не можем утверждать, что их никогда не было на Земле. Но они не колонизировали нас и не вмешивались в нашу историю», - пишет Ян Кроуфорд в своей статье.

Нам остается погрузиться в анализ мотиваций инопланетян – то есть заведомо гадать на кофейной гуще. Обязательно ли изобретать радио, транслировать радиопередачи и пытаться связаться с другими? Все ли захотят куда-то лететь, что-то изучать? Есть ли у них вообще любопытство? Может, любопытство – чисто человеческое свойство (принцип Коперника заметно трещит по швам в этом месте). Допустим, быстрые путешествия (со скоростью света, через кротовые норы) все-таки запрещены физикой, рассуждает Кроуфорд. Но мы уже, со скоростью паровоза, но пересекли границы Солнечной системы. А еще невозможность быстрых путешествий не объясняет, почему мы не видим нигде сооружений, построенных инопланетянами у своих звезд, и не слышим их сигналов. Сигналы-то физика не ограничивает.

Многолетние усилия услышать пришельцев по радио провалились. Возможно, радио не лучший способ связи с инопланетянами...

Многолетние усилия услышать пришельцев по радио провалились. Возможно, радио не лучший способ связи с инопланетянами...

Фото: Shutterstock.

Всякая цивилизация уничтожает сама себя? Оружие, эпидемии, потеря интереса к жизни и вырождение? ИИ, который убивает все живое, наконец? Невероятно, что для всех, таких разных, цивилизаций действует некий один закон, пишет Кроуфорд. Кто-то должен был избежать печального финала.

Возможно, Вселенная слишком молода, и по-настоящему развитые цивилизации просто не успели встать на ноги? Такие предположения звучали, но это не так. Более того: возраст Галактики таков, что первая из появившихся в ней цивилизаций должна уже развиться и успеть колонизировать ее всю.

И тут начинается самое интересное: а что, если она это уже сделала?

БИЛЕТЫ В ЗООПАРК

«Мы полагаем, что наиболее разумное объяснение парадокса Ферми таково. Внеземной разум не является редкостью, но цивилизации намеренно скрываются от нас», пишет Кроуфорд. Вот это да.

Профессор Ян Кроуфорд. Фото: youtube.com/@TheRoyalInstitution

Профессор Ян Кроуфорд. Фото: youtube.com/@TheRoyalInstitution

Итак, мы или созданы ими, или появились сами, но находимся под наблюдением. Космос, который мы видим – иллюзия, поскольку нам «не показывают» заселенных планет, межзвездных кораблей и прочих радостей жизни. Это и есть «гипотеза зоопарка».

Впервые ее предложил в 1937 году фантаст Олаф Стэплдон в произведении «Создатель звезд». Впоследствии ее развивали – но, конечно, не ученые, а скорее философы и мистики.

И тут есть, конечно, что возразить. Главное (и это видел еще Стэплдон): цивилизация же не одна? Пусть мы зоопарк для одной. А другие? Они явятся и покажутся. Стэплдон ввел в рассказ историю, что главная цивилизация, Галактический император, принимает закон о невмешательстве в дела молодых культур. И этому закону все должны следовать.

Кроуфорд настроен менее романтически. Скорее всего (мы уже говорили об этом) мегацивилизация в Галактике просто одна. По его подсчетам, в первые миллиарды лет существования Галактики многие «очаги жизни» умирали (жесткая радиация и прочие прелести юного мира). Но вот уже 20 миллионов лет, как одна – некая - цивилизация встала, развилась и покорила всех.

20 миллионов лет… На Земле уже динозавры вымерли. А вот человечество как раз появилось тогда. Неужели… это как-то связано?

НО ПОЧЕМУ

Мотивы смотрителей зоопарка нам непонятны, признает Кроуфорд. Они ждут нашей технологической зрелости, чтобы открыться? Их интересует моральное совершенствование и философские озарения? Мы не знаем.

Не исключено, что ОНИ будут открываться нам постепенно. «Я понимаю, у многих тут же появляется соблазн связать смотрителей зоопарка и НЛО. Но пока для этого нет оснований», сказано в статье.

В Nature очень осторожно презентовали этот текст. Они выложили его на сайт, и дали краткое описание (но саму статью спрятали под замок). Так вот, в описании сказано: мы или находимся в зоопарке, или цивилизаций очень мало. Или-или. Но, если почитать первоисточник, второе «или» (цивилизаций мало) Кроуфорд считает крайне маловероятным.

По сути тезис о «цивилизаций мало» сводится к гипотезе Великого Фильтра, которую бы я назвал «Великой Бритвой» - нечто губит жизнь в зародыше. Чтобы избавиться от морока Великого Фильтра, крайне важно найти хоть какую-то жизнь в Солнечной системе. Наиболее вероятными кандидатами Кроуфорд считает по-прежнему Марс и спутник Сатурна Титан. Если найдем, никакого Фильтра нет, и остается только зоопарк.

Здесь, конечно, можно развести махровую конспирологию. А что, если пришельцы контактируют с видными учеными? И статья Кроуфорда – та самая «подготовка общественного мнения»? Ведь он пишет, что пришельцы, возможно, будут показывать личико постепенно. Но до такого уровня «аналитики» не докатывались даже многочисленные блогеры и просто любители науки – а они взахлеб обсуждают текст.

Идея, что мы не самостоятельны, и над нами есть Старший Брат, вообще-то, должна изменить наше мышление. Но жизнь идей довольно причудлива. Все свежее и новое сначала приходит как гипотеза. А гипотезы сознание меняют слабо. Может, да, а может, и нет, ясности нет же. Зато гипотеза захватывает людей мыслящих. Тех, кому в принципе интересно следить за игрой ума. Далее копятся доказательства гипотезы, раз. А захваченные ею распространяют свое убеждение, часто через произведения искусства, два. И, когда доказательств достаточно, мир уже как бы и готов.

Мы в самом начале пути. Несмотря на то, что про зоопарк, как мы видели, люди толкуют давно, теперь в числе толкователей и ученые. Станем ли мы более ответственными к своей планете? Или наоборот: если что, папик вмешается, можно жить, как живется? Это скорее философский вопрос. Посмотрим.