Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Звезды24 января 2024 9:45

«Хоккей с мячом» и «хрен с горы» - новое прочтение Бернарда Шоу

Московский театр сатиры показал премьеру спектакля «Пигмалион»
Московский театр сатиры показал премьеру спектакля «Пигмалион»

Московский театр сатиры показал премьеру спектакля «Пигмалион»

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Пьеса Бернарда Шоу про лондонского профессора-филолога, решившего в качестве эксперимента сделать из простушки-цветочницы светскую даму, одна из любимых в современном театре. Знает множество трактовок. Виктор Крамер сделал акцент на зрелищности. Как и в других своих спектаклях он не только режиссер, но и художник-постановщик. Если в «Бароне Мюнхгаузене» (в МХТ им.Чехова) главный герой летает над сценой на воздушном шаре, а в «Новой Хануме» (в том же МХТ) Ханума-Ирина Пегова спускается на гигантском хинкали, как на парашюте, то и в «Пигмалионе» с первых же сцен публика будет сражена спецэффектами.

Как известно, профессор Хиггинс - специалист в области фонетики, он изучает звуки, произношение, диалекты. Его играет Сергей Чонишвили, который появляется в костюме лондонского денди, в цилиндре и с бабочкой, при этом весь увешан какими-то трубками и приборами. Как становится понятно, это фонограф – изобретение Томаса Эдисона, первый аппарат для записи и воспроизведения звука. Во времена Бернарда Шоу этой технической новинкой были увлечены многие.

Именно фонограф Виктор Крамер взял за основу сценографического решения. И превратил сцену в футуристическую лабораторию Хиггинса, чудака, который собирает коллекцию звуков и голосов, а на самом деле - человеческих душ. Он их препарирует словно бабочек. Хиггинс-Чонишвили и внешне похож на эдакого естествоиспытателя, который охотится на интересные экземпляры. Весь окружающий мир, его звуки, мысли отражаются в раструбе фонографа, словно на экране: то барабанит лондонский дождь, то завывает ветер, а то вдруг появляются зубы или затейливый рисунок извилин мозга. Всё он сканирует на фонографе ради смелых экспериментов. Всего за три месяца он готов сделать из замухрышки-цветочницы Элизы Дулиттл (актриса Ангелина Стречина) герцогиню. Ну или хотя бы научить её членораздельно говорить. Тема манипуляции чужой судьбой была важна для Бернарда Шоу. Насколько она важна для Виктора Крамера, трудно разглядеть за спецэффектами, трюками и даже цирковыми номерами. Так в процессе превращения Элизы в благородную леди Ангелина Стречина вращается на аппарате-неваляшке. Упражнение сложное, актриса говорит, что пригодилась спортивная подготовка. Но пошло впрок. Разительные перемены происходят на наших глазах. Вначале Элиза появляется каким-то крикливым и прыгучим чучелом, но довольно быстро усваивает хорошие манеры.

Виктор Крамер сделал акцент на зрелищности. Как и в других своих спектаклях он не только режиссер, но и художник-постановщик.

Виктор Крамер сделал акцент на зрелищности. Как и в других своих спектаклях он не только режиссер, но и художник-постановщик.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Чем больше Хиггинс оттачивает на Элизе свое мастерство, тем крепче сам попадается в собственные сети. Под маской циника, «свободного художника» в отношениях обнаруживается влюбленный, ранимый мужчина, который борется со своим чувством, призывает Элизу «поискать себе приют у дверей другого храма», но по факту влюбляется в неё.

Почти всегда эту пьесу ставят как трагикомедию об истории любви двух сильных личностей, принадлежащих к разным социальным слоям. Им, несмотря на перемены, внешние и внутренние, довольно трудно оторваться от своих корней.

В пьесе Шоу не только Элиза, но и её папаша Дулиттл говорит на диалекте и ничего не знает о хороших манерах. Обычно актеры, играющие эту роль, превращают свой выход в бенефисный почти клоунский номер. Характер, которым наделил своего персонажа Сергей Серов, получился совсем не комичным. Он как народный трибун на митинге всерьез говорит о классовом неравенстве и расслоении общества.

Как заявлено в анонсе к спектаклю, зрители увидят классическую постановку пьесы Бернарда Шоу в современном прочтении. Под «современным прочтением» подразумевается современный молодежный сленг, на котором изъясняется Элиза до своего превращения.

Почти всегда эту пьесу ставят как трагикомедию об истории любви двух сильных личностей, принадлежащих к разным социальным слоям.

Почти всегда эту пьесу ставят как трагикомедию об истории любви двух сильных личностей, принадлежащих к разным социальным слоям.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

- Мы слышим эти словечки на улице, в тик-токе, - пояснил Виктор Кремер.

К чему эти попытки «претерпеть за эту тему»: «хрен с горы», «почем хоккей с мячом» и любимое Элизино: «Я вам не какая-то лядь, я девушка приличная», честно говоря, не до конца понятно.

«Пигмалион» Бернарда Шоу — пьеса, столь остроумно и с таким знанием законов театра написана, что можно было бы обойтись и без «кобзды». И надо сильно постараться, чтобы сделать её несмешной. Совсем необязательно было изучать тик-ток, чтобы сделать хороший, зрелищный и не лишенный идей спектакль. Хотя в плане зрелищности замечаний нет: не зря же Виктор Крамер – один из авторов знаменитого «Снежного шоу» Вячеслава Полунина, за которое был удостоен премии Лоуренса Оливье. Ещё одно бросающееся в глаза достоинство этой постановки – костюмы художницы Марии Боровской. Почти нет сомнений, что уже только ради них с радостью приняли участие в постановке актрисы Алена Яковлева, Ольга Кузина, Ольга Суркова...